Договор о ненападении
Читать около 16 мин

В условиях нарастания международной напряжённости на протяжении 1939 года Советский Союз пытался добиться заключения соглашения об обеспечении совместного отпора агрессии Германии с Англией, Францией и другими странами Европы. Уклончивая позиция лидеров западных демократий, стремившихся столкнуть СССР и Германию ради получения собственной выгоды, заставила советское руководство искать другие пути для оттягивания войны.

23 августа 1939 года СССР и Германия подписали знаменитый договор о ненападении, гарантировавший нейтралитет сторон в случае, если одна из них окажется вовлечена в боевые действия. Считать ли этот день, как то делают европейцы, днём начала Второй мировой, или справедливее считать началом 30 сентября 1938 года — день Мюнхенского сговора?

Какой день начал Вторую мировую?

Когда речь заходит о начале Второй Мировой войны, британцы и европейцы начинают громко кричать о том, что ответственность за её начало в равной степени несут Германская империя и Советский Союз. Они даже Европейский день памяти жертв сталинизма и нацизма учредили 23 августа.

Однако, стоит отметить, что все подобные неказистые возгласы и «памятные даты» прежде всего рассчитаны на современного обывателя, не интересующегося историей прошлых лет. Потому как любой неангажированный историк знает, что фактическим началом Второй Мировой войны было предательство Чехословакии такими странами как Англия, Франция и отчасти США, которые позволили Гитлеру практически беспрепятственно завладеть страной, которая могла остановить дальнейшее развитие событий.

Когда европейские парламентарии говорят о договоре ненападения, заключённом 23 августа 1939 года между Советским Союзом и Германией (известном также как «пакт Молотова-Риббентропа»), они совершенно забывают об одном крайне важном факте. СССР был последней значимой европейской державой, которая подписала подобный договор.

http://ic.pics.livejournal.com/arguendi/47553507/1816475/1816475_original.png

Заметки на полях

Следует подчеркнуть то, о чём многие забывают. Договор о ненападении между СССР и Германией был подписан в те дни, когда СССР совместно с Монголией отражал агрессию Японии и вёл серьёзные боевые действия на Восточном (для нас) театре военных действий.

http://inosmi.ru/images/19743/80/197438046.jpg

Опасность войны СССР с Японией существовала со второй половины 1930-х годов, в 1938 году произошли столкновения на озере Хасан, а в мае — сентябре 1939-го — сражение на Халхин-Голе, на границе Монголии и Маньчжоу-Го. Победа СССР на Халхин-Голе сыграла определённую роль в ненападении Японии на СССР, когда в декабре 1941 года войска Германии стояли под Москвой, Гитлер требовал от Японии напасть на СССР на Дальнем Востоке. Но поражение на Халхин-Голе мотивировало Японию отказаться от планов нападения на СССР в пользу нападения на США.

Первую половину 1939-го года Москва настойчиво предлагала Парижу и Лондону заключить пакт (аналогичный тому, что заключат с Германией в августе) с целью предотвратить начало большой войны в Европе. Париж и Лондон, однако, делали всё, чтобы переговоры затянуть и превратить их в фарс. Естественно, Сталин, не желая оставаться в гордом одиночестве накануне грандиозной войны, которую ощущали все, оперативно заключил августовский пакт с Германией, с которой никто даже ещё и не воевал, а, напротив, меньше года назад и Великобритания, и Франция прекраснодушно оформили с фюрером мюнхенскую сделку.

30 сентября 1938 года — точно такой же договор, названный потом Мюнхенским сговором, подписала Англия (почти за год до советско-германского договора).

6 декабря 1938 года такой же договор подписала Франция. Разумеется, что те самые «секретные протоколы» к советско-германскому договору о ненападении, по которому СССР якобы договорился с Германией разделить часть Европы на зоны влияния, в подлиннике никто никогда в глаза не видел. Но русские у западных всё время виноваты.

http://demotivation.me/images/20090930/73ob9u26n34t.jpg

Зато историческим фактом является то, что в результате Мюнхенского сговора 1938 года Англия, Франция и США скормили гитлеровской Германии и Польше Чехословакию, наплевав на все заключённые с ней ранее союзные договорённости. Это и послужило сигналом для скорого начала Второй Мировой войны. Поскольку вина этого преступления лежит целиком и полностью на указанных странах Запада, то сегодня они всячески стараются «перевести стрелки» на Россию, занимаясь откровенной фальсификацией истории.

Мюнхенский сговор

Мюнхенское соглашение (мюнхенский сговор) о присоединении пограничных земель Чехословакии, населенных немцами, к нацистской Германии, было подписанное 30 сентября 1938 года представителями Великобритании (Невилл Чемберлен), Франции (Эдуар Даладье), Германии (Адольф Гитлер) и Италии (Бенито Муссолини). Оно явилось результатом агрессивной политики Гитлера, провозгласившего ревизию Версальского мирного договора 1919 года с целью восстановления германского рейха, с одной стороны, и поддержанной США англо-французской политики «умиротворения», с другой.

Английское и французское руководство было заинтересовано в сохранении статус кво, сложившегося в Европе в результате Первой мировой войны 1914 — 1918 годов, и рассматривало политику Советского Союза и мирового коммунистического движения как главную опасность для своих стран. Лидеры Великобритании и Франции стремились политическими и территориальными уступками за счет стран Центральной и Юго-Восточной Европы удовлетворить экспансионистские притязания Германии и Италии, достичь «широкого» соглашения с ними и обеспечить тем самым собственную безопасность, подтолкнув германо-итальянскую агрессию в восточном направлении.

13 сентября 1938 года гитлеровское руководство инспирировало мятеж судетских фашистов, а после его подавления чехословацким правительством стало открыто угрожать Чехословакии вооруженным вторжением. 15 сентября на встрече с Гитлером в Берхтесгадене премьер министр Великобритании Чемберлен согласился с требованием Германии передать ей часть чехословацкой территории. Через два дня английское правительство одобрило «принцип самоопределения», как была названа германская аннексия Судетской области.

19 сентября 1938 года чехословацкое правительство передало Советскому правительству просьбу дать как можно скорее ответ на вопросы: а) окажет ли СССР, согласно договору, немедленную действительную помощь, если Франция останется верной и тоже окажет помощь; б) поможет ли СССР Чехословакии как член Лиги наций.

Обсудив 20 сентября этот запрос, ЦК ВКП(б) счел возможным дать на оба эти вопроса положительные ответы. 21 сентября советский посол в Праге подтвердил готовность Советского Союза оказать такую помощь. Однако, подчиняясь англо-французскому давлению, чехословацкое правительство капитулировало, дав согласие удовлетворить берхтесгаденские требования Гитлера.

22 — 23 сентября 1938 года Чемберлен вновь встретился с Гитлером, который еще более ужесточил требования к Чехословакии и сроки их выполнения.

Воспользовавшись моментом, свои территориальные притязания высказали Польша и Венгрия (об этом мы подробнее писали в статье «Хортизм как идеологическая платформа Венгрии» https://inance.ru/2016/07/horti/).

Хорти
«Хорти-зм как идеологическая платформа Венгрии» https://inance.ru/2016/07/horti/

Это позволило Гитлеру оправдать аннексию Судет «международным» характером требований к Чехословакии. В этой ситуации по инициативе Муссолини 29 — 30 сентября 1938 года было проведено совещание представителей Англии, Франции, Германии и Италии в Мюнхене, на котором 30 сентября без участия представителей Чехословакии было подписано Мюнхенское соглашение (датировано 29 сентября).

29 — 30 сентября 1938 года в Мюнхене при активной поддержке со стороны США произошла встреча глав правительств Англии и Франции, Германии и Италии. Целью встречи стало заочное решение о судьбе Чехословакии, без участия представителей власти самой страны. Удивительно цинично, правда? Вот это предательство сегодня и пытаются прикрыть страны ЕС и США, нарочито сваливая ответственность за разжигание Второй Мировой войны c больной головы на здоровую.

http://www.hippoquotes.com/img/british-appeasement-quotes/6mh1pjmvmfix.jpg

Обратите внимание, что власти Чехословакии были приглашены только на оглашение результатов переговоров. СССР же, который был союзником Чехословакии (равно как и Франция), приглашён вообще не был. Фактически, Англия и Франция решили заочно судьбу суверенного государства славянского народа.

Потому как западные державы и готовили Гитлера к его главной цели — нападению на СССР. Об этом открыто говорил Г.Вильсон, доверенный советник британского премьера Чемберлена:

Прибыль от этого получил бы только большевизм. Этому следует помешать. Необходимо признать право немцев на экспансию на Юго-Восток.

Если бы Вторая Мировая началась с нападения Германии на Чехословакию — нога фашистов не ступила бы на нашу землю!

Когда на Нюрнбергском процессе генералу-фельдмаршаллу Кейтелю задали вопрос:

Напала бы Германия на Чехословакию в 1938 году, если бы западные державы поддержали Прагу?

Он ответил:

Конечно, нет. Мы не были достаточно сильны с военной точки зрения. Целью Мюнхена (Мюнхенского сговора — прим.Д.Б.) было вытеснить Россию из Европы, выиграть время и завершить вооружение Германии.

В результате обмана и предательства Чехословакии со стороны Англии и Франции Гитлер в разы усилил свою армию, что существенно повлияло на его решимость развязать войну.

Чехословакия имела отмобилизованную армию, великолепно оснащенную и хорошо управляемую. Она имела крепости, которые почти невозможно было взять. Она имела первоклассную военную промышленность — заводы «Шкода». И по совокупной силе в оборонительной войне она была вполне сопоставима с тогдашней гитлеровской Германией: завоевав её, Гитлер уже никого больше не смог бы завоевать, сил бы не осталось. Весьма вероятно, что если бы Гитлер вступил в честную войну с Чехословакией, которая имела союзные договора с СССР и Францией, то война бы могла бы там и закончиться.

В результате Мюнхенского сговора Чехословакия потеряла около 1/5 своей территории, около 5 млн. населения (из них 1,25 млн. чехов и словаков), а также 33% промышленных предприятий. Присоединение Судет стало решающим шагом на пути к окончательной ликвидации государственной самостоятельности Чехословакии, последовавшей в марте 1939 года, когда Германия захватила всю территорию страны.

Договор о ненападении между СССР и Германией

21 марта 1939 года англичане предложили СССР предельно расплывчатую совместную декларацию без всякой конкретики, — и наши на следующий же день согласились, причём ещё и предложили распространить действие этой декларации с Советского Союза, Великобритании, Франции и Польши на страны балканского полуострова и Скандинавии. Французы сразу поддержали нашу позицию и заявили о готовности немедленно созвать специальное совещание для принятия этой декларации. Англичане же думали неделю, после чего отказались от собственного (!!!) предложения.

Когда Гитлер захватил Клайпеду, английское правительство молча это проглотило, практически согласилось с этим, практически одобрило. Потому что это было продвижением фашистов на восток и могло трактоваться как подготовка к агрессии против Советского Союза. Наши выдвинули предложение заключить пакт о коллективной безопасности, по которому Англия, Франция и Советский Союз не только защищают друг друга, но и втроём помогают любому восточно-европейскому государству, которое стало жертвой агрессии. Французы одобрили наши предложения через 8 дней, а англичане думали 20 дней — и всё это время вели очень интенсивный «флирт» с Гитлером.

Чемберлен официально, публично, на заседании правительства заявил о готовности:

обсудить все нерешенные проблемы на основе более широкого и полного взаимопонимания между Англией и Германией.

8 июня он же, беседуя с немецким дипломатом А. Троттом фон Зольцом, по его словам сказал ему, что:

С того самого дня, как он пришёл к власти, он отстаивал идею о том, что европейские проблемы могут быть решены лишь на линии Берлин-Лондон (http://www.fondsk.ru/news/2009/08/07/9667-9667.html).

Естественно, всё это становилось известно нам тут же, и довольно быстро стала ясна угроза нового Мюнхена, но уже за наш счёт. Всем было понятно, что Гитлер готовился к войне с Польшей, — и Великобритания и Франция всеми силами науськивали Гитлера на неё. Просто потому, что напасть на нас, минуя территорию Польши, было нельзя.

Ключевая проблема — что будет, если немцы захватят кого-нибудь, скажем, Прибалтику, с согласия местных правительств, как это было в Чехословакии? Сначала запугают, опираясь на давление тех же Великобритании и Франции, а потом захватят? Опыт Клайпеды подтверждал, что это вполне возможно. А тогдашние прибалтийские государства управлялись диктатурами (как впрочем сильны были нацистские воззрения по всей Европе), которые искренне тяготели к сближению с фашистской Германией. Это было идейное стремление, а не только геостратегическое, — своего рода «родство душ».

Позиция Советского Союза заключалась в том, что повторение трагедии Австрии и Чехословакии, повторение истории с Клайпедой, то есть захват тех или иных стран с согласия их запуганных или смененных правительств, — это все равно агрессия, её нужно остановить и добиться возвращения к первоначальному положению. Грубо говоря, «положь всё, как было!»

Однако Франция и Великобритания были категорически против этого, да и правительства Польши и Румынии категорически отказывались сотрудничать с Советским Союзом в отражении фашистской агрессии. Ситуация была проста: чтобы помочь им в отражении фашистской агрессии, наши войска должны были пройти по их территории. Другого способа вступить в бой с немцами не было просто географически. И вот в этом праве нам поляки и румыны категорически отказывали — просто потому, что Франция и Великобритания были против, а они влияли на тогдашнюю позицию Польши и Румынии примерно так же, как сейчас влияют американцы и Евросоюз, вместе взятые.

Английский генерал Айронсайд (крайний слева) во время переговоров с польскими руководителями. Варшава. Июль 1939 года http://historic.ru/books/item/f00/s00/z0000167/pic/000128.jpg

В конце концов стало ясно, что политические разговоры могут быть бесконечными, и нужны переговоры военные, потому что это военный вопрос. А порохом пахло уже очень сильно.

25 июля 1939 года наши предлагают провести в Москве переговоры военных. Так англичане поплыли тихоходным пароходом, который прибыл в Ленинград только 10 августа, через 16 дней — и это в эпоху самолётов! Переговоры шли с 12 по 21 августа, причём, с нашей стороны в них участвовали все значимые военные: начальник генштаба, нарком военно-морского флота, начальник военно-воздушных сил. Возглавлял советскую делегацию нарком обороны Ворошилов — как и другие военные, он совсем не был дипломатом, но все директивы ему давал лично Сталин. То есть, по сути дела, это были переговоры лично со Сталиным, просто не напрямую.

А вот со стороны Англии и Франции эти переговоры со Сталиным вели второстепенные лица, которые никому неизвестны и которые не имели никаких полномочий на подписание соглашения. Более того, английский представитель, престарелый отставной адмирал, не был уполномочен даже вести переговоры, так что непонятно, зачем его вообще послали. Видимо, для вида.

Наши предложили пять вариантов совместных действий в ответ на любую возможную агрессию со стороны Гитлера, вплоть до его нападения на Турцию. Наши предложили проработанные планы практически на все случаи жизни, причём, Советский Союз готов был выставить 120 пехотных и 16 кавалерийских дивизий, 10 тысяч танков, 5 тысяч только крупнокалиберных орудий, 5,5 тысяч самолётов — то есть, почти всё, чем обладал в тот момент. В общем, «чем богаты, тем и рады».

Надо отдать должное французам: они тоже предложили практически всю свою армию. А вот англичане пообещали выставить 34 дивизии, основной части которых просто не было, и по срокам их формирования английская делегация не могла сказать ничего определённого.

В общем, англичане и французы просто тянули время.

«Камень преткновения» был прежним: если немцы на кого-то нападают, советская армия, чтобы нанести удар по немцам, должна пройти к границам Германии, хотя бы к границам Восточной Пруссии, — неважно, через Литву или через Польшу. И нам в этом категорически отказывали, причём не поляки и литовцы, а уже англичане и французы. Потому что это помешало бы Гитлеру напасть на нас.

И во второй половине дня 21 августа, когда стало окончательно ясно, что английское и французское правительства над Советским Союзом просто издеваются и не собираются ни о чём договариваться, Ворошилов сделал письменное заявление, которое стоит процитировать:

Подобно тому, как английские и американские войска в прошлой мировой войне не могли бы принять участия в военном сотрудничестве с вооружёнными силами Франции, если бы не имели возможности оперировать на территории Франции, так и советские вооруженные силы не могут принять участия в военном сотрудничестве с вооружёнными силами Англии и Франции, если они не будут пропущены на территорию Польши и Румынии.

Однако Англия и Франция категорически отказывались даже обсуждать эту возможность, и события после нападения Гитлера на Польшу показали причину этого: они хотели максимального усиления Гитлера против Советского Союза. Будучи связанными с Польшей военными договорами, они после нападения Гитлера на неё объявили ему войну, — которая вошла в историю как «странная война». Объявив войну якобы в защиту Польши, они на деле не шевельнули пальцем для этой защиты и не вели никаких военных действий против Германии до самого мая 1940 года, когда Гитлер стремительным броском покончил с Францией и переключился на Великобританию: такова цена вероломства.

Возвращаясь к англо-французско-советским переговорам в Москве, надо сказать, что в тот момент вооружённые силы их участников в совокупности более чем в два раза превосходили вооружённые силы Германии и Италии. То есть, немцы в принципе не могли бы ни на кого напасть в условиях пакта о коллективной безопасности.

Но англичанам и французам мир был не нужен: им нужно было натравить на нас Гитлера. В результате они сорвали переговоры с нами, и 21 августа наши от простой и явной безысходности дали понять Гитлеру, что не против начать переговоры с ним.

22 августа 1939 года Гитлер отдал высшему фашистскому генералитету в Обер Зальцбурге последние распоряжения:

Прежде всего, — говорил он, — будет разгромлена Польша. Цель — уничтожение живой силы… Если война даже разразится на Западе, мы прежде всего займёмся разгромом Польши…

Я дам пропагандистский повод для начала войны. Неважно, будет он правдоподобным или нет. Победителя потом не будут спрашивать, говорил ли он правду (http://militera.lib.ru/research/volkov_fd/01.html).

Интерес Гитлера был понятен: ему было категорически необходимо, чтобы мы не мешали ему захватывать Польшу. И он был просто счастлив договориться о возврате Советскому Союзу территорий, которые были отторгнуты поляками и на которых осуществлялось угнетение украинцев и белорусов.

http://www.rusidea.org/picts/kalendar/MolotovRibbentropStalin.jpg

23 августа 1939 года СССР и Германия подписали знаменитый пакт Молотова-Риббентропа, гарантировавший ненападение сторон друг на друга в случае, если одна из них окажется вовлечена в боевые действия.

Договор развязал руки Германии, которая 1 сентября 1939 года вторглась в Польшу и в кратчайшие сроки беспрепятственно заняла её западные районы. 17 сентября на входившие в состав Польши территории Западной Украины и Западной Белоруссии были введены советские войска.

И те, кто сегодня переписывает историю, забывают одну исключительно важную вещь: Советский Союз, несмотря на всю ненависть к белополякам, на Польшу как государство не нападал и в войну на стороне Гитлера не вступал, отнюдь нет.

Наши ждали 17 дней, и, лишь когда польское государство и польские вооружённые силы практически перестали существовать, потому что правительство и генералы просто убежали, причём ещё до взятия Варшавы, — лишь после этого наши вошли на территорию Польши.

Именно поэтому поляки, которые гиперчувствительны ко всему, что касается национальной гордости, во время войны воевали, в том числе, и в составе Красной армии. Ведь у поляков, которые были интернированы в сентябре 1939 года или сосланы в Сибирь в последующие годы, после нападения Германии на Советский Союз появился выбор: они могли вступить в армию Андерсона. И многие вступили, — но очень многие воевали в составе нашей армии.

Никогда бы такое не было возможно, если бы поляки считали нас агрессорами, которые напали на Польшу. Мы вошли на территорию, которая формально тогда была польской, а реально была нашей, украинской и белорусской, в тот момент, когда польского государства уже не существовало. И в этом отношении мы с Польшей не воевали (http://mikle1.livejournal.com/253199.html).

Нам нужно понимать, что пересмотр истории — это не шутка, не недоразумение, это иной способ ведения войны.

Заключение о втором историко-алгоритмическом приоритете

Мы не будем перечислять все приоритеты средств управления обществом, о них можно почитать в наших статьях (https://inance.ru/2016/06/pervaya-gibridnaya-voina/, https://inance.ru/2014/11/kurenie/).

История — это реализовавшаяся психодинамика обществ прошлого. Алгоритмика социальной психодинамики всегда многовариантна. Но всегда она реализуется единственным образом, выражая себя в фактах истории, которые имеют точную хронологическую привязку. Поэтому информация хронологического порядка следования фактов и явлений — наиболее характерна для второго приоритета. Наиболее метко значимость этого приоритета характеризует Дж. Оруэлл:

Кто контролирует прошлое, контролирует будущее, а кто контролирует настоящее, тот всевластен над прошлым» («Год 1984»).

И роль историко-алгоритмического приоритета в социальном управлении очень велика:

  • В культовой версии истории, вторая мировая война ХХ века началась 1 сентября 1939 г., когда Германия напала на Польшу.
  • Но если вспомнить Мюнхенский сговор и видеть всю иерархию обобщённых средств управления / оружия (а не только военную силу), то вторая мировая война была начата именно Мюнхенским сговором 30 сентября 1938 года, а её поджигателями стали наши будущие союзники по антигитлеровской коалиции — Великобритания и Франция. После Мюнхенского сговора Германия совместно с Польшей и Венгрией уничтожили Чехословакию, вследствие чего Польша — не невинная жертва агрессии Германии и СССР, а один из агрессоров.

В зависимости от того, какую из двух дат считать началом второй мировой войны, в её историю попадают разные факты, разные взаимосвязи фактов и получаются две взаимно несовместимые версии истории одной и той же войны.

Ну а сокрытие истинной хронологии и подмена её некой иной хронологией вообще ведёт к тому, что прогресс предстаёт как деградация, а деградация как прогресс вследствие того, что одни и те же факты в обеих версиях хронологии выстроятся в различные последовательности, из которых возникнет и различное представление о причинно-следственных связях в жизни общества.

Материалы:

Мюнхенский сговор — фактическое начало Второй Мировой войны
https://dbelyaev.ru/p/12868/

Михаил Делягин: Правда и ложь о пакте Молотова-Риббентропа
http://mikle1.livejournal.com/253199.html


Чтобы быть в курсе последних новостей и содействовать продвижению этой информации:
Подписывайтесь на наш канал на Youtube: https://www.youtube.com/c/inance
Вступайте в группу Вконтакте:http://vk.com/inance_ru,
Жмите «Нравится!» в группе Facebook:http://www.facebook.com/inance.ru
И делайте регулярные перепосты.
Предлагайте темы статей, которые Вы хотели бы увидеть на нашем сайте.
Станьте со-авторами — присылайте свои материалы для размещения на нашу почту inance@mail.ru.
Можете поддерживать Информационно-аналитический Центр (ИАЦ) финансово постоянно http://inance.ru/podderzka/ или однократным вкладом:

Благодарим Вас за сотрудничество!

Комментарии:

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ