Читать около 21 мин

Сегодня голыми телами на сцене трудно кого-то удивить, поэтому постановка оперы Рихарда Вагнера «Тангейзер», но без образа Иисуса Христа не вызвала бы такого ажиотажа. В эпоху интернета, в условиях наличия кинематографа и отсутствия мощных Идей, доминирование нечеловечных типов строя психики представляет театралам широкую возможность зазывать к себе публику разнородной порнографией.

Однако именно в новосибирской версии оперы «Тангейзер» на сцене вместого самого главного героя Тангейзера появляется Иисус. Учитывая большую массу «свободолюбивой интеллигенции» в Новосибирске, это можно рассматривать как своеобразный тест общества и переформатирование некоей матрицы.

Вступление

В марте месяце 2015 года в Новосибирске разразился скандал, связанный с постановкой оперы Рихарда Вагнера «Тангейзер». Рекомендуем ознакомиться с сюжетом по ссылке: http://www.wagner.su/book/export/html/5

Если коротко описать суть конфликта, то она сводится к следующему: на сцене Носибирского академического театра оперы и балета молодой режиссёр Тимофей Кулябин, поставил оперу в нестандартном прочтении. В частности сам режиссёр сообщил:

http://sibkray.ru/upload/medialibrary/adc/uhzfynirjkklpnzmzd%203.jpg

В моей версии Тангейзер стал режиссёром, а Венера — это, собственно, героиня фильма, который называется «Венерин Грот», речь в нём идёт о так называемых 18 потерянных годах Иисуса Христа. Во всех канонических Евангелиях есть 18 лет, о которых никто не знает, где был Христос. И по моей версии, режиссëр Тангейзер снимает вот такое скандальное кино, где он выдумал, что Христос провёл эти 18 лет, предаваясь утехам с Венерой.

Таким образом удалось привлечь внимание публики, уже к сожалению пресытившейся обнажёнкой на театральных подмостках, к постановке. В итоге, Иисус ходил по сцене между голых тел, а на большом баннере распятый Иисус был изображён между ног голой женщины.

public-tangeizer-golie

На постановку в первую очередь остро отреагировала Православная церковь. Постановка не понравилась митрополиту Новосибирскому и Бердскому Тихону, который обратился в прокуратуру.

В спектакле церковная символика используется не по назначению. Верующие люди, так сказать, возмущены. Те, кто посмотрел постановку, пишут мне письма, звонят по телефону и просят как-то посодействовать в вопросе соблюдения закона Российской Федерации,

— возмутился тогда митрополит, добавив, что написал жалобу в прокуратуру.

Высказался о постановке и Александр Новопашин, Благочинный церквей Новосибирска, настоятель собора Александра Невского:

К Вагнеру произведение Кулябина отношения не имеет. Это его собственное содержание, которое подаëтся под музыку Вагнера, но суть произведения вывернута наизнанку. Я в Интернете увидел фотографии того постера, который был вывешен во время оперы, там Христос на фоне голой обнажëнной женщины… Безусловно, для каждого верующего человека, для которого свято имя Христово, это является неприемлемым и оскорбительным.

Кстати, в театре заявили, что скандальный постер готовы снять. Но даже это не успокоило православных.

Главный персонаж — фигура Иисуса Христа, его играет приглашённый из заграницы актёр. У местных, слава Богу, не хватило совести играть в такой постановке. И он валяется там среди обнажённых тел, занимается постельными вещами. Это тоже не приемлемо для любого верующего человека,

— возмущается Александр Новопашин.

Директор новосибирского оперного театра (на тот момент — ещё действующий) Борис Мездрич с такой позицией не согласился:

Мы всë-таки не постеры выпускаем. Как можно судить по одному баннеру? Надо оценивать работу в целом. Спектакль на самом деле о вере и нравственности — об этом! Прежде чем делать вывод, сходите и посмотрите. От зрителей мы не получили ни одного письма с плохим отзывом на «Тангейзера».

Скандальных постановок в России довольно много, но именно на эту отреагировала прокуратура и возбудила дело по административной статье «осквернение предметов религиозного почитания» против директора Новосибирского оперного Бориса Мездрича и режиссёра Тимофея Кулябина, им грозил штраф до 200 тысяч рублей. Суд их оправдал, но этим дело на закончилось. Новосибирские депутаты Заксобрания из фракции «Единой России» написали письмо министру культуры Мединскому. А 29 марта в центре Новосибирска на площади Ленина собрались несколько тысяч человек, в том числе священники и даже приехал депутат Госдумы Николай Валуев.

Сразу после митинга стало известно, что Владимир Мединский уволил директора Новосибирского оперного театра Бориса Мездрича, а на его место назначил Владимира Кехмана, российского олигарха, с мая 2007 года — генерального директора Михайловского театра в г. Санкт-Петербурге. В этом городе Кехмана знают многие, но не только по театру. Его называют «банановым королем», поскольку торговля фруктами помогла бизнесмену сколотить первые миллионы. А ещё «король» знаменит громким уголовным делом: МВД инкриминирует ему хищение миллиардов, потому что подконтрольная ему группа компаний по продаже фруктов заняла у нескольких банков.

http://s3.stc.all.kpcdn.net/f/4/image/39/79/927939.jpg

Станислав Садальский в своем блоге прокомментировал кадровую замену так:

Подключиться к Матрице новостей!

Победило невежество!

А подробней заслуженный артист РСФСР озвучил мнение в прямом эфире на радио «Комсомольская правда»:

Для меня в это дело не должна была вмешиваться церковь! Назначили человека, который не имеет никакого отношения к искусству. Кехману я благодарен только за одно: в Санкт-Петербурге в храм, где мой прапрадед был настоятелем, он внёс сумасшедшие деньги. За это я ему признателен. А так он — известный банановый король, занимался экспортом бананов, купил себе должность в театре, стал даже выходить на сцену, играть принца Лимона

(Чипполино, из одноимённого произведения Джанни Родари, борется с диктатурой вседозволенности Принца Лимона).

После этих событий заместитель руководителя Администрации президента Магомедсалам Магомедов заявил, что пора вводить театральную цензуру:

Наверное, надо на предварительном этапе смотреть репертуар, особенно в государственных театрах,

— высказался он (по материалам http://www.kp.ru/radio/stenography/128372/\h).

Постановки оперы Тангейзер по всему миру пестрят обнажёнкой, как впрочем и другие постановки в современных театрах, пытающихся таким образом привлечь больше публики, завязшей в сетях Интернета. Однако появление в ней Иисуса — событие знаковое, обращающее на себя внимание.

Сходная алгоритмика произведений

Вагнер в своём творчестве, обращаясь к дохристианским верованиями и мифам народов Германии, пытался выйти за рамки библейской концепции. Возможно, отчасти этим объясняется особая любовь к Вагнеру нацистских оккультистов, видевших в мифах древности — своеобразный выход из общего кризиса капитализма.

Опера Тангейзер похожа по своей внутренней алгоритмике на другое известное театральное произведение (балет), созданное Адольфом Аданом — «Жизель». В обоих произведениях западной классики, написанных примерно в одно время, главной темой является тема Любви. Героини в опере и балете — Елизавета в «Тангейзере» и Жизель в одноименном балете, умирают и после смерти спасают своих возлюбленных. Елизавета умирает, чтобы просить самого Бога о милости к Тангейзеру, который плотские наслаждения с богиней Венерой в гроте её имени воспел как истинную Любовь во время состязания певцов в присутствии Елизаветы. Тангейзера (после его воспевания наслаждений в гроте Венеры) участники состязания певцов хотят убить как еретика, но Елизавета заступается за него, после чего тот уходит паломничать. Спустя какое-то время в ожидании возвращения Тангейзера Елизавета умирает. Тангейзер во время своих скитаний идёт вместе с пилигримами за покаянием к Папе Римскому, но не получает от него прощения. Более того Папа Римский, глумясь над Тангейзером говорит, что раньше его посох зацветёт, чем Тангейзер будет прощён за своё отступничество. Однако после раскаяния и смерти Тангейзера с именем Елизаветы на устах, посох зацветает.

Жизель в одноименном балете умирает после того как узнаёт, что Альберт, которого она полюбила, обманывал её, выдавая себя за простолюдина, будучи на самом деле дворянином. Альберта разоблачает Лесничий, который искренне любит Жизель. Он находит в своём доме богатую шпагу дворянина и предъявляет эту улику Жизель и прочим, после чего Жизель сходит с ума и умирает.

Лесничий в горе приходит на могилу Жизель, где вилиссы (духи невест, не вышедших за муж) убивают его. Альберт не может забыть ушедшую в мир иной Жизель и тоже приходит на её могилу. Его начинают одолевать вилиссы, но появляется дух Жизель, который спасает Альберта.

Так обе героини спасают своих возлюбленных после своей смерти.

Эти два произведения отражают западное представление о любви. Да, она творит чудеса, но она не изменяет мира, в котором живут люди. Он неизменен и не может преобразиться под воздействием такой любви. Отсюда так трагична судьба всех влюблённых во множестве произведений западной библейской культуры: Ромео и Джульетта, Травиата, Кармен, То́ска, Тангейзер, Жизель и другие. Такое представление о любви — закономерный итог алгоритмики всей Западной философии, вершиной которой является диалектика Гегеля. Её в своей деятельности использовали последователи марксизма, одной из светских оболочек библейской концепции. Вот, что о жизни и смерти пишет один из них:

Жизнь и смерть. Уже теперь не считают научной ту физиологию, которая не рассматривает смерть как существенный момент жизни (примечание: Гегель, «Энциклопедия», ч. I, стр. 152 — 153), которая не понимает, что отрицание жизни по существу содержится в самой жизни, так что жизнь всегда мыслится в соотношении со своим необходимым результатом, заключающимся в ней постоянно в зародыше, — смертью. Диалектическое понимание жизни именно к этому и сводится. Но кто однажды понял это, для того покончены всякие разговоры о бессмертии души. Смерть есть либо разложение органического тела, ничего не оставляющего после себя, кроме химических составных частей, образующих его субстанцию, либо умершее тело оставляет после себя некий жизненный принцип, нечто более или менее тождественное с душой, принцип, который переживает все живые организмы, а не только человека. Таким образом, здесь достаточно просто уяснения себе, при помощи диалектики, природы жизни и смерти, чтобы устранить древнее суеверие. Жить значит умирать» (Ф.Энгельс «Диалектика природы», отдельное издание, Москва, «Политиздат», 1987 г., стр. 258; раздел [Биология], абзац 2).

Одного этого абзаца с завершающей фразой: «жить значит умирать», в смысле сгинуть в необратимом небытии (а именно так понимает суть смерти «диалектический» материализм),— вполне достаточно для того, чтобы охарактеризовать «диалектический» материализм в целом как программирование коллективного самоубийства человечества в течение срока «смерти-жизни» нескольких поколений, способом осуществления которого является извращение культуры, и как следствие — природы (сути) человека и общества и их взаимоотношений с Жизнью — Объективной реальностью.

Даже с учётом древних представлений о загробном мире, которое присутствует в балете Жизель, и отчасти в Тангейзере, эти произведения не поднимаются выше так называемого «диалектического материализма», впрочем как и все древние трактаты и современная культура Запада.

Любовь, как лакмусовая бумажка

Ключевым понятием во всех философских системах, во всех воззрениях на жизнь, определяющим в конечном итоге любую концепцию, любое философское построение является отношение к Любви и отношение к Праведникам, то есть к тем, кто несёт в себе Любовь и дарит её миру.

Первый класс концепций — являет отсутствие Любви, которое следствием своим имеет рабовладение, как норму человеческих взаимоотношений, поскольку только Любовь преображает жизнь и деятельность человека, а без неё жизнь сводится к тем или иным формам эксплуатации одних другими, ради своих корыстных целей. Идеологические же оболочки этого класса концепций озабочены решением задачи о том «как закрепить рабовладение в качестве главного принципа жизни, но и сделать так, что рабы были довольны своим рабством и трудились с радостью»:

5. Рабы, повинуйтесь господам своим по плоти со страхом и трепетом, в простоте сердца вашего, как Христу, 6. не с видимою только услужливостью, как человекоугодники, но как рабы Христовы, исполняя волю Божию от души, 7. служа с усердием, как Господу, а не как человекам, (это — возведение в ранг воли Божией вседозволенности рабовладельца — ещё один показатель атеизма и одержимости последователей библейской концепции) 8. зная, что каждый получит от Господа по мере добра, которое он сделал, раб ли, или свободный» (К Ефесянам, гл. 6).

Второй класс концепций — выражает знание о том, как научиться Любви, обретение которой преображает жизнь, исключая из неё всяческую эксплуатацию человека человеком, поскольку ежели все действуют по Совести, искренне стремясь реализовать Промысел Всевышнего, как его чувствуют и понимают, то в таком обществе конфликты, если и возможны, то разрешаются заблаговременно до наступления губительных последствий, а алгоритмика коллективной деятельности выражает собою Соборность. Об этом новом качестве, обретаемом людьми посредством усилий над собой и о совершенно ином качестве общественной жизни, которое возникнет при этом говорилось в каждой из Благих Вестей, даваемых человечеству через пророков:

Закон и пророки до Иоанна; С сего времени Царствие Божие благовествуется и всякий усилием (над самим собою в первую очередь с целью обретения нового качества — способности Любить — наше примечание при цитировании) входит в него (Лука, 16:16). Ищите прежде Царствия Божия и Правды Его, и это всё (по контексту благоденствие земное для всех людей) приложится вам (Матфей, 6:33). Ибо говорю вам, если праведность ваша не превзойдёт праведности книжников и фарисеев, то вы не войдёте в Царство Божие (Мат­фей, 5:20).

Примечания:

«Закон и пророки» во времена Христа это то, что ныне называется «Ветхий завет».

Иоанн Креститель — иначе Иоанн Предтеча.

В каноне Нового завета вместо «Царство Божие» стоят слова «Царство Небесное» — цензоры и редакторы постарались…

Однако Запад, находясь под Библией, существует в рамках алгоритмики повиновения рабов и обожествления собственных выдумок о Боге, нелюбви и неправедности, что видно в его отношении к Праведникам, то есть Запад культивирует фашизм.

Есть в русской культуре произведение на первый взгляд чем-то похожее на «Жизель» и «Тангейзер», в котором героиня помогает отступнику и обманщику, находясь уже в недоступном обычному человеку плане этого мира. Это опера Н.А. Римского-Корсакова и его либреттиста В.И. Бельского «Сказание о невидимом граде Китеже и деве Февронии» (Либретто — http://rozamira.org/lib/names/r/rimskii-korsakov/kitezh.htm).

Однако она отличается от произведений западной культуры в самом главном: покинутая Гришкой Кутерьмой Феврония скитается по лесу и в изнеможении ложится на траву, однако она не умирает, но преображается, после чего попадает в Невидимый град Китеж, скрывшийся от татар и видимый только в озере. В Китеже Феврония встречает и своего возлюбленного Всеволода и его отца и всех жителей скрывшегося города, преображённых и более живых, чем раньше.

http://www.grani-r.narod.ru/page1/grad.files/kiteg.jpg

ФЕВРОНИЯ (одна).

Гришенька!.. Не слышит… убежал.

(Ложится на мураву. Деревья мало-помалу покрываются яркой изумрудной зеленью причудливого вида.)

Хорошо мне стало лежучи,
хворой устали как не бывало.
И земля колышется тихонько,
что дитя качает в колыбели.
Бай, бай, спи, усни,
спи, сердечко, отдохни,
баю, баю, спи же, спи же,
ты ретивое, засни.

На ветках дерев повсюду загораются восковые свечки. На деревьях и из земли вырастают понемногу громадные невиданные цветы: золотые крыжанты, серебряные и алые розаны, череда, касатики и другие. Ближе к Февронии низкие, чем дальше, тем выше. Проход к болоту остаётся открытым.

Из глубины прогалины, по топи, усеянной цветами, как посуху, медленно шествует призрак княжича Всеволода, озаренный золотистым сиянием, едва касаясь ногами почвы.

ФЕВРОНИЯ (вновь полная сил, бросается к нему).

Ты ли, ясный свет очей моих?
ты ль, веселье несказанное?
на тебя ль гляжу, сердечного,
света, жемчуга бесценного?
Ты ли аль подобный точию
Всеволоду князю славному?

ПРИЗРАК.

Веселись, моя невеста, веселись!
По тебя жених пришёл.

ФЕВРОНИЯ.

Жив надёжа, друг, целёхонек!
Покажи мне свои раночки,
сорок раночек кровавыих.
Их обмою слёзкой радости,
припеку их поцелуями.

ПРИЗРАК.

Мёртв лежал я в чистом поле,
сорок смертных ран на теле.
Было то, но то минуло:
нынче жив и Бога славлю.

Оба, рука в руку, медленно уходят по болоту, едва касаясь земли. Скрываются из виду.
Переход ко второй картине
Хождение в невидимый град.
Звон успенский. Райские птицы. Облачная занавесь.

ГОЛОС СИРИНА (за занавесью):

Обещал Господь людям ищущим:
«Будет, детушки, вам всё новое:
небо новое дам хрустальное,
землю новую дам нетленную».

ГОЛОС АЛКОНОСТА (за занавесью):

Обещал людям страждущим,
людям плачущим… новое:
обещал Господь людям праведным.

Так сказал: «Се сбывается слово Божие,
Люди, радуйтесь: здесь обрящете
всех земных скорбей утешение,
новых радостей откровение».

ГОЛОС СИРИНА:

Царство светлое нарождается,
град невидимый созидается,
несказанный свет возжигается.

КАРТИНА ВТОРАЯ

Облака рассеиваются. Град Китеж, чудесно преображённый. Успенский собор и княжий двор близ западных ворот. Высокие колокольни, костры на стенах, затейливые терема и повалуши из белого камня и кондового дерева. Резьба украшена жемчугом; роспись синего, пепельного и сине-алого цвета, со всеми переходами, какие бывают на облаках. Свет яркий, голубовато-белый, со всех сторон, как бы не дающий тени. Налево против ворот княжьи хоромы; крыльцо сторожат лев и единорог с серебряной шерстью. Сирин и Алконост – райские птицы с женскими ликами – поют сидя на спицах. Толпа в белых мирских одеждах с райскими кринами и зажжёными свечами в руках; среди толпы Поярок зрячий и Отрок, бывший его поводырем.

http://www.mirf.ru/Articles/3/794/fantal.jpg

В «Тангейзере» и «Жизели» главная героиня умирает, а в «Сказании» Феврония попадает в иную Жизнь. Западные произведения либо не показывают их дальнейшую жизнь (всё-таки могуч и проницателен великий русский язык: у нас даже загробная, а — Жизнь), только намекая о том, что молитва героини услышана, как в «Тангейзере», либо показывают её как бесконечное мучение вилисс, обречённых быть вечно прикованными к своим могилам несбывшихся невест.

Феврония тоже является невестой, но её свадьба происходит в граде Китеже, куда она входит поскольку научилась Любить. И на это указывается дважды:

ХОР.

Милость Божья над тобою.
Буди с нами здесь во веки,
водворися в светлом граде,
где ни плача, ни болезни,
где же сладость бесконечна,
радость вечна…

ФЕВРОНИЯ.

О, за что же эта радость?
Чем я Богу угодила?
Не святая, не черница,
лишь любила в простоте я.

СИРИН, АЛКОНОСТ, КНЯЖИЧ ВСЕВОЛОД И КНЯЗЬ ЮРИЙ:

Поднесла ты Богу-свету
те три дара, что хранила:
ту ли кротость голубину,
ту любовь ли, добродетель,
те ли слёзы умиленья.

ХОР.

Милость Божья над тобою…

КНЯЖИЧ ВСЕВОЛОД.

Ай же ты невеста верная!
время нам и в церковь Божию,
в церковь Божию ко злату венцу.

И после сцены свадьбы происходит важнейшая сцена всего произведения, которую уже первые постановщики пытались изъять, чем вызвали сильнейший протест Римского-Корсакова, настоявшего на её сохранении.

ФЕВРОНИЯ.

Милый мой, жених желанный!
Там в лесу остался Гришенька;
Он душой и телом немощен,
что ребёнок стал он разумом.
Как бы Гришеньку в сей град ввести?

КНЯЗЬ ЮРИЙ.

Не приспело время Гришино,
сердце к свету в нём не просится.

ФЕВРОНИЯ.

Ах, кабы мне грамотку послать,
утешенье Грише малое,
меньшей братии благую весть?

КНЯЗЬ ЮРИЙ.

Что ж! Фёдор грамоту напишет,
отрок малый Грише донесёт:
пусть по всей Руси поведает
чудеса велики Божии.

Поярок кладет на точеные перила княжьего крыльца длинный свиток и готовится писать. Феврония и князья около него.

ФЕВРОНИЯ (Поярку).

Ну, пиши. Чего же не сумею,
люди добрые доскажут.
Гришенька, хоть слаб ты разумом,
А пишу тебе, сердечному.
(Поярок пишет.)
Написал аль нет?

ПОЯРОК.

Написано.

ФЕВРОНИЯ.

В мёртвых не вменяй ты нас, мы живы:
Китеж град не пал, но скрылся.
Мы живём в толико злачном месте,
что и ум вместить никак не может;
процветаем аки финики,
аки крины благовонные,
пенье слушаем сладчайшее
Сириново, Алконостово.
(князю Юрию)
Кто же в град сей внидет,
государь мой?

КНЯЗЬ ЮРИЙ.

Всяк, кто ум не раздвоён имея,
паче жизни в граде быть восхощет.

ФЕВРОНИЯ.

Ну, прощай, не поминай нас лихом.
Дай Господь тебе покаяться.
Вот и знак: в нощи взгляни на небо,
как столпы огнистые пылают;
скажут: пазори играют…
нет, то восходит праведных молитва.
Так ли говорю я?

Примечание:

Пазори — Северное сияние

ХОР.

Так, княгиня.

ФЕВРОНИЯ.

Ино же к земли приникни ухом:
звон услышишь благостный и чудный,
словно свод небесный зазвенел.
То во Китеже к заутрене звонят.

Написал, Феодор?

ПОЯРОК.

Написал. (Отдаёт Отроку свёрток.)

ФЕВРОНИЯ (княжичу).

Ну теперь идём, мой милый!

ХОР.

Здесь ни плача, ни болезни,
сладость, сладость бесконечна,
радость вечна…

Двери собора распахиваются, являя неизреченный свет.
Конец сказания.

Если срезюмировать послание, которое Феврония и остальные жители града Китежа передают людям через Гришку-Кутерьму, то его текст будет таким:

…хоть слаб ты разумом, А пишу тебе, сердечному. В мёртвых не вменяй ты нас, мы живы: Китеж град не пал, но скрылся. Мы живём в толико злачном (богатом) месте, что и ум вместить никак не может; процветаем аки финики, аки крины благовонные, пенье слушаем сладчайшее Сириново, Алконостово. Кто же в град сей внидет, государь мой? Всяк, кто ум не раздвоён имея, паче жизни в граде быть восхощет. Ну, прощай, не поминай нас лихом. Дай Господь тебе покаяться. Вот и знак: в нощи взгляни на небо, как столпы огнистые пылают; скажут: пазори играют… нет, то восходит праведных молитва. Ино же к земли приникни ухом: звон услышишь благостный и чудный, словно свод небесный зазвенел. То во Китеже к заутрене звонят.

О чём эта сцена? О том же, о чём все другие Благие вести Всевышнего людям, что вход в Царствие Божие (Великий Китеж) возможен через преображение себя. Первое и главное условие — Феврония любит, Князь Юрий дополняет, что ум должен быть нераздвоен, а фактически говорит об условии вхождения в Царство Божие так же как и Иисус:

Никто не может служить двум господам: ибо или одного будет ненавидеть, а другого любить; или одному станет усердствовать, а о другом нерадеть. Не можете служить Богу и маммоне» (Матф. 6:24).

А Бог — есть Любовь:

Возлюбленные! будем любить друг друга, потому что любовь от Бога, и всякий любящий рождён от Бога и знает Бога. (Иоанна 4:7)

И самое важное в послании Февронии то, что град Китеж — это не какие-то далёкие от жизни Небеса, а место в непосредственной близости к людям: и Северное сияние, и гул земли — тому свидетельства. О невидимости Китежа, невидимости становления Царства Божиего на Земле усилиями самих людей Иисус говорит так:

Не придёт Царствие Божие приметным образом, и не скажут: вот оно здесь, вот оно там. Ибо вот Царствие Божие внутри вас есть (Лука, 17:20, 21).

Кто смог ум свой раздвоенный нацелить на службу Богу, то есть реализацию Промысла, а значит кто смог обрести Любовь, тот войдёт в Царство Божие и жизнь того преобразится и смерть не будет властна над ним, также как и над Февронией:

13. Бог не сотворил смерти и не радуется погибели живущих, 14. ибо Он создал все для бытия, и все в мире спасительно, и нет пагубного яда, нет и царства ада на земле. 15. Праведность бессмертна, а неправда причиняет смерть: 16. нечестивые привлекли еë и руками и словами, сочли еë другом и исчахли, и заключили союз с нею, ибо они достойны быть еë жребием. (Премудрость Соломона Гл. 1, 13—16)

Об этом же:

1. Неправо умствующие говорили сами в себе: «коротка и прискорбна наша жизнь, и нет человеку спасения от смерти, и не знают, чтобы кто освободил из ада. 2. Случайно мы рождены и после будем как небывшие; дыхание в ноздрях ваших — дым, и слово — искра в движении нашего сердца. 3. Когда она угаснет, тело обратится в прах, и дух рассеется, как жидкий воздух; 4. и имя наше забудется со временем, и никто не вспомнит о делах наших; и жизнь наша пройдёт, как след облака, и рассеется, как туман, разогнанный лучами солнца и отягчённый теплотою его. 5. Ибо жизнь наша — порождение тени, и нет нам возврата от смерти: ибо положена печать, и никто не возвращается. 6. Будем же наслаждаться настоящими благами и спешить пользоваться миром, как юностью; 7. преисполнимся дорогим ви­ном и благовониями, и да не пройдёт мимо нас весенний цвет жизни; 8. увенчаемся цветами роз прежде, нежели они увяли; 9. никто из нас не лишай себя участия в нашем наслаждении; везде оставим следы веселья, ибо эта наша доля и наш жребий. 10. Будем притеснять бедняка праведника, не пощадим вдовы и не постыдимся многолетних седин старца. 11. Сила наша будет законом правды, ибо бессилие оказывается бесполезным (выделено нами при цитировании: Не в силе Бог, а в Правде!) 12. Устроим ковы праведнику, ибо он в тягость нам и противится делам нашим, укоряет нас в грехах против закона и поносит нас за грехи нашего воспитания;

Примечания:

Выделено нами при цитировании.

Предопределение бытия Божие — наивысший закон, и если в нём нет избрания Христа в качестве «жертвы умилостивления», то распятие состояться не может.

13. объявляет себя имеющим познание о Боге и называет себя сыном Господа; 14. он перед нами — обличение помыслов наших. 15. Тяжело нам смотреть на него, ибо жизнь его не похожа на жизнь других, и отличны пути его: 16. он считает нас мерзостью и удаляется от путей наших, как от нечистот, ублажает кончину праведных и тщеславно называет отцом своим Бога. 17. Уви­дим, истинны ли слова его, и испытаем, какой будет исход его;

Примечания:

Подход, типичный для современного научного мышления: поставить эксперимент, в данном случае над Богом и праведником, и после этого писать трактаты «об истине», чем и занимаются на протяжении истории богословы всех церквей имени Христа.

ибо, если этот праведник есть сын Божий, то Бог защитит его и избавит его от руки врагов. 19. Испытаем его оскорблением и мучением, дабы узнать смирение его и видеть незлобие его; 20. осудим его на бесчестную смерть, ибо, по словам его, о нём попечение будет (Премудрость Соломона, гл. 2).

После приведённых слов неправо умствующих злочестивцев Соломон сообщает о последствиях их посягательства на жизнь Христа:

21. Так они умствовали и ошиблись; ибо злоба их ослепила их, 22. и они не познали таин Божиих (текст выделен нами при цитировании), не ожидали воздаяния за святость и не считали достойными награды душ непорочных. 23. Бог создал человека не для тления и сделал его образом вечного бытия Своего; 24. но завистью диавола вошла в мир смерть, и испытывают её принадлежащие к уделу его» (Пре­муд­рость Соломона, гл. 2).

…если бы вы знали, что значит: милости хочу, а не жертвы, то не осудили бы невиновных» (Матфей, 12:7).
[…]
пойдите, научитесь, что значит: милости хочу, а не жертвы. Ибо Я пришёл призвать не праведников, но грешников к покаянию (Матфей, 9:13)

Если я говорю языками человеческими и ангельскими, а любви не имею, то я — медь звенящая или кимвал (парный музыкальный инструмент, предшественник тарелок) звучащий (Первое послание Павла 13:1)

Заключение

Появление в Тангейзере Иисуса значимо не тем, как он там изображён: якобы он 18 неизвестных лет своей истории предавался разврату с богиней Венерой, — нет, его появление символично само по себе.
Иисус, выразивший в своей Благой Вести понимание истиной Любви появляется в произведении, которое противопоставляет дохристианское, венерианское представление о Любви с библейским.

Примечание:

Венера в греческой мифологии — это аналог богини Иштар Вавилона, Исиды Египта, Аматерасу Японии и восходит к общепланетарному допотопному культу Матери-Богини, преемственность культа которой после потопа и гибели Атлантиды символически изобразил в своей картине «Древний ужас» Леон Бакст.

http://www.artsait.ru/art/b/bakst/img/23.jpg

Картина выставляется в Русском музее (https://goo.gl/b0MH5A )

И если сравнивать сами эти представления о Любви, то окажется, что венерианская «любовь» базируется на животных инстинктах, а «любовь» воспеваемая министрелями перед Елизаветой — абстрактная фикция, не привязанная к жизни, оторванная от неё, нечто недостижимое, что можно только воспевать, но невозможно ощутить всуе. Таким образом зрителю предоставляется право выбора между нелюбовью и нелюбовью…

Любовь описанная Иисусом и Февронией — реальна, она преображает мир, помогая тем, кто поддерживает концепцию справедливого жизнеустройства (коммунизм, Царство Божие) реализующуюся через обретение людьми Любви, а значит в жизни по-Совести. Язычество (но не многобожие и идолопоклонство) Февронии, которая не ходит в церковь, поскольку общается с Богом на Языке Жизни не противоречит учению Иисуса (но не исторически сложившемуся христианству церкви). Поэтому решение конфликта в Новосибирске — лежит исключительно в плоскости перехода от библейской культуры к культуре Человечности.

Вагнер не смог найти ответа, но чувствовал, что только через обращение к Богу можно преодолеть нелюбовь, поэтому посох Папы зацветает в конце его произведения.

http://ic.pics.livejournal.com/antonida_pauel/14595586/13191/13191_640.jpg

 

Чтобы быть в курсе последних новостей и содействовать продвижению этой информации:

Вступайте в группу Вконтакте: http://vk.com/inance_ru,

Жмите «Нравится!» в группе Facebook: http://www.facebook.com/inance.ru

И делайте регулярные перепосты. Благодарим Вас!


Чтобы быть в курсе последних новостей и содействовать продвижению этой информации:
Подписывайтесь на наш канал на Youtube: https://www.youtube.com/c/inance
Вступайте в группу Вконтакте:http://vk.com/inance_ru,
Жмите «Нравится!» в группе Facebook:http://www.facebook.com/inance.ru
И делайте регулярные перепосты.
Предлагайте темы статей, которые Вы хотели бы увидеть на нашем сайте.
Станьте со-авторами — присылайте свои материалы для размещения на нашу почту inance@mail.ru.
Можете поддерживать Информационно-аналитический Центр (ИАЦ) финансово постоянно http://inance.ru/podderzka/ или однократным вкладом:

Благодарим Вас за сотрудничество!

Комментарии:

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ