Читать около 22 мин

Поводом обратиться к данной теме послужили 2 статьи в республиканских и федеральных СМИ, содержащие  информацию, затрагивающую вопрос о территориальной целостности нашего государства, а значит — о суверенитете России. Мало того, что авторы не знают действующей Конституции РФ и того, как классифицируются их действия с позиций действующего законодательства, так ещё и понятие суверенитет само по себе не определённо, поскольку каждый норовит понимать под ним — своё. Об основах суверенитета и его отражении в действующем законодательстве мы и поговорим.

Что такое суверенитет на практике?

Суверенитет государства — это реализованная способность государственной власти осуществлять полную функцию управления в согласии глобальной, внутренней и внешней политики государства.

Полная функция управления включает в себя последовательность преемственных этапов: 1) выявление факторов, вызывающих дискомфорт, являющийся стимулом к организации управления, 2) целеполагание в отношении этих факторов, 3) выработка концепции достижения намеченных целей, 4) интеграция частной концепции в отношении намеченных целей в генеральную концепцию, в соответствии с которой уже некоторым образом осуществляется управление и которая вбирает в себя все прочие частные концепции, 5) внедрение частной концепции в жизнь, 6) правление в соответствии с нею в русле генеральной концепции, 7) наблюдение за течением процесса и коррекция правления и концепции, что в ряде случае предполагает и смену генеральной концепции, 8) высвобождение ресурсов, занятых в управлении по частной концепции, при достижении намеченных целей, либо возврат к п. 1 в случае, если намеченные цели управления не достигнуты.

http://newyouthpolicy.org/images/ARTDLYASTATEJ/140818-rkg/140818-pfu.jpg

При этом должно быть понятно, что генеральная концепция в жизни общества выражает целеполагание и управление по полной функции в отношении исторически непреходящих факторов — так называемых «вечных ценностей».

«Полная функция управления» — понятие, неведомое исторически сложившейся теории государства и права, преподаваемой в вузах России, вследствие чего некритичное принятие её положений в качестве научно-методологического обеспечения государственного управления является одной из предпосылок к утрате государственного суверенитета в тех или иных его аспектах в большей или меньшей мере. Это подтверждается и тем, что в политической науке в определённой мере осознаётся, что необходимы «комплексное переосмысление и переоценка понятия «суверенитет» как в связи с возникновением мирового политического сообщества, так и в связи с уточнением пределов частных суверенитетов, принципов их сочетания друг с другом и построения их иерархии в условиях глобализации.

Поэтому и понятие суверенитета определяется сегодня по косвенным признакам:

Государственный суверенитет — это неотчуждаемое юридическое качество независимого государства, символизирующее его политико-правовую самостоятельность, высшую ответственность и ценность как первичного субъекта международного права; необходимое для исключительного верховенства государственной власти и предполагающее неподчинение власти другого государства; возникающее или исчезающее в силу добровольного изменения статуса независимого государства как цельного социального организма; обусловленное правовым равенством независимых государств и лежащее в основе современного международного права.

Уважение суверенитета — основной принцип современного международного права и международных отношений. Закреплен в Уставе ООН и других международных актах. (Википедия)

Если вычленить суть определения, убрав дополнительные слова, то мы получим:

Государственный суверенитет — это юридическое качество независимого государства, необходимое для верховенства государственной власти и предполагающее неподчинение власти другого государства.

То есть суверенитет связывают с низшими видами власти и с юридическими процедурами осуществления управления (5—6 пункты полной функции) или с декларациями о самостоятельности, хотя вся история человечества показывает, что другой страной можно управлять и без юридически оформленного подчинения её государственной власти своей, хотя бы посредством навязывания такой идеологии, действуя в соответствии с которой «жертва» идеологической агрессии, выполняла задачи страны-агрессора (наиболее яркий пример — смена марксизма в России либерализмом — http://cont.ws/post/98779). А что уж говорить об осуществлении концептуальной власти (https://inance.ru/2015/07/politsili-koncepciya/)?

О сути концептуальной власти и её взаимоотношениях со СМИ читайте статью — https://inance.ru/2015/05/smi-vlast/

Культура общества — это информация и алгоритмика (совокупность знаний и поведенческих навыков), которые в жизни общества передаются от поколения к поколению помимо генетического механизма биологического вида «Человек разумный». Т.е. культура это — информационно-алгоритмическая система, формирующаяся в соответствии с определённой генеральной концепцией управления жизнью общества в преемственности поколений.

Соответственно всякая культура или субкультура целесообразна и функциональна по отношению к решению одних задач и в большей или меньшей степени недееспособна в отношении решения других задач (вплоть до полного отсутствия функциональности). Поэтому, если качество жизни общества признаётся неудовлетворительным, то единственно верное решение проблемы — развитие культуры.

Государственность — субкультура управления делами общественной в целом значимости на местах и в масштабах всего общества на профессиональной основе в русле соответствующей генеральной концепции.

И при этом государственность — один из общественных институтов, которые в совокупности, решая каждый свои специфические задачи (см. таблицу), взаимодействуют друг с другом в преемственности поколений.

Сбои или извращения функций в работе любого из общественных институтов, нарушение их органичных взаимосвязей друг с другом, с хозяйственной системой и Природой оказывают негативное воздействие и на другие компоненты общественно-экономической формации, и соответственно — на жизнь общества в целом.

Это напрямую связано и с проблематикой реализации суверенитета государства. Государство и государственность это — разные явления.

Государство это — государственность в выше определённом значении термина плюс население, территория, акватория, воздушное пространство и недра, находящиеся под властью этой государственности.

Из этой нетождественности государственности и государства проистекает несколько важных следствий:

1. Государственность может быть суверенной, но антинародной, если «элита»:

  • противопоставляет себя простонародью, вследствие чего её политика направлена на то, чтобы эксплуатировать простонародье как природный ресурс, что требует воспроизводства в простонародье невежества;
  • сама «элита» воспроизводит в своей среде культуру, позволяющую «элитарной» государственности осуществлять суверенитет в его полноте либо в пределах той или иной определённой генеральной концепции осуществления толпо-«элитаризма»;

Подключиться к Матрице новостей!

2. Государственность может быть несуверенной и антинародной, если «элита»:

  • противопоставляет себя простонародью и её политика направлена на то, чтобы эксплуатировать простонародье как природный ресурс, что требует воспроизводства в простонародье невежества;
  • сама «элита» не способна воспроизводить в своей среде культуру, позволяющую «элитарной» государственности осуществлять суверенитет в его полноте либо в пределах той или иной определённой генеральной концепции осуществления толпо-«элитаризма»;

3. Государственность может быть суверенной без каких-либо оговорок об ограничении суверенитета той или иной концепцией (но и в этом случае сохраняется ограничение объективных закономерностей, которым подчинена жизнь Природы и человечества в ней) если:

  • общественный институт семьи (а отчасти и система образования) воспитывают суверенных личностей;
  • если наука выработала научно-методологическое обеспечение суверенитета народа;
  • если система образования на основе этого научно-методологического обеспечения формирует миропонимание управленцев-профессионалов для всех сфер деятельности;
  • в результате чего для работы в органы государственной власти приходят состоявшиеся носители суверенитета.

Возня вокруг суверенитета в Карелии

Cделав это пояснение о терминах и сути явления суверенитета и роли государства в его обеспечении, рассмотрим два заинтересовавших нас примера, как с позиций нарушения действующего законодательства, так и с позиций описанного выше понимания процесса обеспечения реального суверенитета и развития суверенной народной государственности.

В Петрозаводске состоялся митинг против губернатора

Интернет-газета «Новые ведомости» в статье «В Петрозаводске состоялся митинг против губернатора» от 21 мая пишет следующее:

Участники акции неоднократно подчёркивали, что Александр Худилайнен и его администрация являются «варягами». Редактор «Вестей Карелии» Валерий Поташов сообщил, что и он, и собравшиеся, по мнению губернатора, являются иностранными агентами, поскольку он считает, что протесты финансируются из-за океана. «В Карелии не было выборов губернатора уже 13 лет»,— напомнил он, отметив, что для назначенцев первичными являются их собственные интересы, а не интересы жителей. «Разве могут варяги понять, почему жители деревни Суна борются за сохранение соснового бора? Для них пенсионеры оттуда являются экстремистами»,— заявил он. Он отметил, что перед президентом губернатор отчитывается «о том, как замечательно живёт наша республика», но на деле всё совсем иначе. Господин Поташов призвал бороться с «бесправием регионов», потому что российская власть любит говорить о федерализме на Украине, но забывает, «что мы в общем-то тоже Российская Федерация, а не Российская Империя».

При этом, при просмотре видео с выступлением В.Поташова, можно также услышать и другие его высказывания как то, что «от республики осталось только название», что «мы (кто — МЫ?) будем отмечать в этом году 25-летие суверенитета республики» (законно ли это?), что «необходимо вернуть настоящий федерализм регионам».

Видео выступления В.Поташова на митинге против Худилайнена о суверенитете Карелии  20 мая 2015 года — http://www.youtube.com/watch?v=MZBtBZOFnWg

В Карелии против депутата возбудили дело за сепаратизм

Против депутата совета карельского города Суоярви Владимира Заваркина возбуждено дело о публичных призывах к сепаратизму. Об этом сообщила «Губернія daily». По части 1 статьи 280.1 УК депутату грозит до четырёх лет колонии. Днём раньше в ВК-сообществе «Худилайнена в отставку!» был помещён снятый Заваркиным фильм о ситуации в Суоярвском районе. В совете Суоярви Заваркин работает в комиссии по социальным вопросам, правопорядку и ЖКХ.

Суверенные государства, территории, колонии и криптоколонии

Приведённые высказывания данных лиц свидетельствуют либо о незнании Конституции РФ, либо о преднамеренном информационном вбросе заведомо недостоверной информации, притом провокационного характера.

Прежде чем коснуться вопроса, что такое суверенное государство и какими правами оно обладает, приведём мировую статистику статусов различных государств.

237 стран и территорий с оформленным и неоформленным государственным статусом, зафиксировано на 1 июля 1993 года.

К 2002 году в мире насчитывалось 192 независимых государств. Как определяют это понятие в современной политологии?

Суверенное государство — политически независимое государство, обладающее самостоятельностью во внутренних и внешних делах. Оно может заключать равноправные договоры с другими государствами, быть членами ООН, входить в международные экономические и политические организации.

Это определение уже лучше отражает суть суверенитета, но всё равно ничего не говорит о полной функции (даже иносказательно), как и уже рассмотренное нами определение суверенитета с Википедии, поскольку включает помимо деклараций о независимости ещё и утверждение о самостоятельности внутренней и внешней политик, однако ничего не говорит о проведении самостоятельной глобальной политики.

Глобальная политика — это действия, совершаемые в отношении всего человечества, направленные на всех на планете. И тот, кто первым осознал возможности такого рода политики, которая стоит выше и внутренней и внешней по управленческой значимости, стал первым в мире глобалистом («Социальное проектирование» — https://inance.ru/2015/03/socialnoe-proektirovanie/)

Понятие глобальной политики — скрыто в политическом лексиконе и подробно не рассматривается, оставаясь достоянием узких групп политологов, аналитиков и орденов. И эта сокрытость понятия «глобальной политики» автоматически делает страны, в которых население и правительство не задумываются об осуществлении самостоятельных глобальной, внешней и внутренней политик, подчинёнными тем странам и политическим силам на «мировой арене», которые не просто задумываются, но и осуществляют взаимоувязанное, комплексное планирование всех видов политик.

Поэтому в мире есть конечно официально зафиксированные несамоуправляющие (зависимые) территории, перечень которых приводится в таблице (http://www.yaklass.ru/materiali?mode=lsntheme&themeid=189&subid=175) — всего 34 несамоуправляющихся (зависимых) территорий. Больше всего в Америке (15). 10 владений имеет Великобритания.

Территория — термин, употребляющийся по отношению к землям, не обладающим суверенным статусом, с ограниченными правами местного управления или к землям с неопределённым статусом (например, Западная Сахара).

Колония — страна, находящаяся под властью иностранного государства и лишённая   политической и экономической самостоятельности, то есть насамостоятельная в осуществлении государственной власти по полной функции управления

Поскольку в обществе существует понимание того, что страна может быть подчинена другой, даже не будучи в статусе колонии, в политический обиход был введён термин «криптоколония», который по отношению к РФ употребил впервые Д.Е.Галковский.

«Криптоколонией» можно назвать страну, формально юридически обладающую суверенитетом, но реально являющуюся объектом эксплуатации со стороны внешнеполитических по отношению к ней сил.

Соответственно «криптоколониализм» как явление в глобальной политике основывается на системе игр с ненулевой суммой, охватывающей первый — шестой приоритеты обобщённых средств управления / оружия (о них читайте: https://inance.ru/2014/11/kurenie/). Т.е. его корень — в концептуальном безвластии общества «криптоколонии».

Как Конституция РФ трактует понятие «суверенное государство»?

Поскольку указанные выше лица касаются вопроса территориальной целостности России, то перейдём к тому, как суть данного понятия рассматривается в Конституции РФ.

Положение преамбулы Конституции России 1993 года:

сохраняя исторически сложившееся государственное единство

далее утверждает

факт единства России как государства и стремление не допустить ослабления этого единства, а тем более разрушения и распада государства.

Наиболее полное представление относительно понятия «территория Российской Федерации» можно составить, рассмотрев ч. 1 ст. 67 Конституции России, которая гласит:

территория Российской Федерации включает в себя территории её субъектов, внутренние воды и территориальное море, воздушное пространство над ними.

Конституционное право России употребляет понятие «территория» применительно к своему внутреннему устройству, хотя было бы интересно посмотреть, как будет выглядеть Конституция РФ, если брать за основу описанное выше определение понятия «территория», но это — другой разговор.

В части 1 статьи 4 Конституции Российской Федерации идёт речь о территории Российской Федерации как целостного государства, обладающего единым экономическим, политическим и правовым пространством. В рассматриваемой части определяется состав государственной территории Российской Федерации, т.е. перечисляются принадлежащие Российской Федерации пространства, в пределах которых оно осуществляет по конституции свой суверенитет.

Под государственной территорией понимается правомерно находящаяся под его суверенитетом часть земной поверхности (включая сушу, воду, недра под ними и воздушное пространство над ними).

И когда статья 4 (пункт 3) Конституции закрепляет положение, согласно которому Российская Федерация обеспечивает целостность и неприкосновенность своей территории, то безусловно имеется в виду не только неприкосновенность внешних границ государства, но и целостность государства, недопустимость разделения на самостоятельные части государственной территории.

Россия — не сумма частей, а единое, целостное государство. Российская Федерация обладает всей полнотой государственной власти на всей территории Федерации, и никакая другая власть на территории России не может, согласно п. 4 статьи 3 Конституции, присваивать власть федеральных органов, а тем более ставить себя над ними.

Заметки на полях

Хотя при этом следует помнить, что осуществление концептуальной власти автократично, то есть не связано никакими юридическими процедурами, а обеспечивается «по факту», поскольку концептуальная власть — это власть:

  • идей, господствующих в обществе,
  • и людей, способных внедрить эти идеи в процессы общественного самоуправления.

Есть Идея и умение провести её в жизнь — есть концептуальная властность, нет — можно сколько угодно декларировать всё что угодно, но оставаться зависимым и подчинённым.

По Конституции конечно суверенитет Российской Федерации  распространяется на всю её территорию (ч. 1 ст. 4 Конституции) и Российская Федерация обеспечивает целостность и неприкосновенность своей территории. И потому принцип государственной целостности не может быть поставлен под сомнение в связи с федеральным характером Российского государства. Территориальная целостность является приоритетной по отношению к федеративному устройству Российской Федерации. Это подчеркивается в ч. 3 статьи 5 Конституции:

федеративное устройство Российской Федерации основано на её государственной целостности, единстве системы государственной власти.

Без сомнения, это крайне важный рычаг в борьбе против национального и регионального сепаратизма. А ведь именно к этому подталкивают своими высказываниями рассматриваемые индивиды.

И в довершение этого механизма ч. 3 ст. 4 Конституции закрепляет именно за Российской Федерацией право и обязанность обеспечивать целостность и неприкосновенность своей территории.

Таким образом, обеспечение территориальной целостности и неприкосновенности государственных границ Российской Федерации — одна из задач в деле обеспечения государственного суверенитета.  Данные принципы отражены в Уставе ООН (ст. 1, 2), Устава Совета Европы и прочих международных договоров., Конечно, эта задача обеспечения безопасности государственной территории менее важная, чем обеспечение суверенитета, как способности осуществлять управление по полной функции.

В материально-правовых элементах внутреннего характера в Российской Федерации можно выделить пять основных компонентов:

  1. Закрепление государственной целостности как принципа федеративного устройства Российской Федерации. «Федеративное устройство Российской Федерации основано на её государственной целостности…» (ч. 3 ст. 5 Конституции РФ). Федерация в отличие от конфедерации как международно-правового по своему характеру союза государств — единое союзное государство, в составе которого имеются определённые национально-государственные и административно-территориальные образования, обладающие властью и полномочиями в отношении тех вопросов, которые не входят в компетенцию федеральной власти.
  2. Признание и необходимости единства и целостности территории России.
  3. Обеспечение высшей юридической силы федеральной Конституции и федерального законодательства по отношению к региональному, хотя следует отметить, что в Конституции высшая власть отдана международному законодательству, какое положение недавно Бастрыкин предлагал пересмотреть, но Конституционный суд оставил всё как есть (http://russian.rt.com/article/99665), хотя и признал верховенство российских законов над решениями Европейского Суда по правам человека (http://www.consultant.ru/law/hotdocs/43697.html); по теме также можно почитать (http://cont.ws/post/80184/).
  4. Укрепление единства государственной власти и единой вертикали исполнительной власти.
  5. Указание в федеральной Конституции субъектного состава, образующего, то есть входящего в государство. Это — традиция российского конституционного законодательства.

Субъекты РФ — территориальные субъекты государства

Трудно даже гипотетически представить, что каждый из 89 «равноправных» субъектов Российской Федерации может провозгласить верховенство своих актов над федеральными, право сецессии и другие прерогативы государственного суверенитета. Согласно Конституции Российской Федерации, ни один субъект Федерации не обладает этим правом: территория Российской Федерации неприкосновенна (ч.3, ст.4 Конституции РФ):

федеративное устройство Российской Федерации основано на её государственной целостности, … равноправии и самоопределении народов в Российской Федерации (ч.3, ст.5 Конституции РФ) (а не за её пределами).

http://5fan.ru/files/3/5fan_ru_18455_8a2c44311754f106ffd509a3725de504.html_files/2.png

Итак, в России с формально-юридической точки зрения не может быть никаких суверенных (в современном политологическом понимании этого термина) политико-территориальных единиц, даже если они называются республиками (ч.1, ст.5 Конституции РФ).

Кроме того, на конституционном совещании в октябре 1995 года подчеркивалось, что Конституция Российской Федерации не зафиксировала «суверенитет регионов» и это означает окончательное отрицание идеи о наличии внутри федеративного государства других суверенных государств (т.е. других государств).

Следовательно, суверенной является только Россия, а составляющие её территориальные субъекты имеют лишь комплекс исключительных полномочий, в пределах котоҏых они самостоятельны.

Проблемы защиты суверенитета России

Более 20 лет Российское государство переживало последствия системного политического и социально-экономического кризиса конца XX века, боролось за физическое выживание от болезненных последствий изменения политической системы и перехода к капиталистическому способу ведения хозяйства.

В конце XX века после распада СССР шёл процесс дальнейшего разрушения и дробления уже оставшейся России. Мы фактически оказались перед угрозой прекращения существования в качестве государства. Этот период был связан с парадом региональных суверенитетов и существенными вызовами государственной целостности России. Один из самых страшных вызовов этого периода — северокавказский сепаратизм, когда решался не частный региональный вопрос, а вопрос о том — какой быть России. Дав отпор сепаратизму, проявив настойчивость и бескомпромиссность в этом вопросе, Российская Федерация смогла защитить и сохранить свой новый конституционный строй.

Сегодня ситуация конечно изменилась, но попытки вбить клинья между субъектами и федеральным центром не прекращаются. Конечно, мы преодолели сложнейший период масштабных, революционных трансформаций, сумев не ввергнуться в хаос нескончаемых конфликтов регионов, властей и идеологий. Пока главное достижение состоит в том, что мы не обрушили общество, не потеряли государственность, хотя потеряли государство СССР, обретя новое — Россию. Более того, стабилизировав политическую и социально-экономическую ситуацию, остановив падение уровня и качества жизни российских граждан, Россия выстояла под напором национализма, сепаратизма и международного терроризма и, предотвратив дискредитацию конституционного строя, восстановила возможность отстаивать свои национальные интересы в качестве одного из субъектов международных отношений. Внешняя политика выстроена достаточно оптимально, начинает формироваться адекватная глобальная политика, чего к сожалению пока не скажешь о внутренней — ещё много проблем, а значит и задач для разрешения.

Российская Федерация, защищая идею незыблемости суверенитета государств (пока в общеполитологическом понимании, а не в сугубо практическом, как осуществления управления по полной функции), являющегося фундаментом в регулировании международных отношений, не только сохранила свою независимость, но активно помогала и помогает в этом и другим государствам (Югославия, Ирак, Иран, Абхазия, Южная Осетия, Сирия, Украина, Молдавия и др. хотя и с переменным успехом).

Опыт, полученный Россией за это время, необходимо постоянно развивать, подтверждать, отстаивать и пополнять. Задача защиты суверенитета государства, являющегося не только залогом мирного общежития более чем 160 этносов, населяющих территорию страны, но и залогом мировой стабильности и безопасности, должна приобрести в настоящее время новое качество. Это связано с глобальными как внутрироссийскими (возрождение большевизма https://inance.ru/2015/07/bolshevizm/), так и мировыми противоречиями и переменами (постепенно увядание США и появление новых глобальных сил https://inance.ru/2015/07/mvf-sco-brics/, https://inance.ru/2015/06/ekonomopolitika/), сложившимися в середине XX — начале XXI века новыми условиями, формирующими новую логику социального поведения (https://inance.ru/2015/03/smena-logiki/), когда обеспечение суверенитета (да и его определение, ставшее проблемным для современной политологии, не понимающей «полной функции управления») как возможности осуществлять управления по полной функции становится принципиально важным. Понимают ли это карельские сепаратисты?

http://karelnovosti.ru/policy/protiv-karelskogo-deputata-vozbuzhdeno-ugolovnoe-delo-po-separatizmu/

Вряд ли. Они скорее просто ангажированы выполнять определённые «команды».

При решении задачи защиты суверенитета Российской Федерации в современных условиях также важным является учёт не только существующих в мире противоположных тенденций, связанных с различными концепциями глобализации (https://inance.ru/2014/11/putin-valdai/), но и роли глобальных средств массовой информации, которые монополизированы в основном западными странами и создают пропагандистский привлекательный образ, отвечающий интересам этих стран, и наоборот, негативный пропагандистский образ России. Поэтому  обеспечение информационной безопасности государства для защиты государственного суверенитета становится не менее актуальной, чем другие виды его безопасности (государственной, социально-экономической, пищевой, военной и др.), поскольку связана с наиболее важным видом безопасности — мировоззренческой безопасностью информационной среды (ноосферы).

Заметки на полях

В 1920‑е — 1930-е гг. Владимиром Ивановичем Вернадским (1863 — 1945) и Пьером Тейяром де Шарденом (1881 — 1955) была высказана идея ноосферы — «сферы разума» планеты Земля, регулирующей всё, что происходит на планете, в русле объемлющих жизнь планеты общекосмических закономерностей.

Послесловие

03.07.2015 года выступая на заседании Совета безопасности РФ, В.В.Путин заявил:

Причина давления на Россию понятна, мы проводим независимую внутреннюю и внешнюю политику, не торгуем своим суверенитетом, не всем это нравится, но по-другому быть не может.

Характерно, что Путин ничего не сказал о проводимой Россией глобальной политике, хотя нельзя сказать, что сегодня мы обладаем суверенитетом, как возможности управлять по полной функции. Пока нет.

Поскольку глобализация это — объективный процесс, а концепции глобализации — порождения субъективизма, то в условиях глобализации для того, чтобы государство было суверенным, институт семьи должен воспитывать личности, чья нравственность и этика обязывают их принять заботу о благе Земли и человечества в целом на себя по своей собственной инициативе.

Если такая нравственно-этическая обязанность осознаётся, то неизбежно осознание и того, что трансформация заботы из статуса благих намерений в статус результативных действий требует определённых знаний. Если таких знаний в культуре общества нет, то для того, чтобы забота выразилась в благом результате, их надо выработать и распространять в обществе, чтобы они стали достоянием если не общей культуры, то устойчивой в преемственности поколений, органично развивающейся субкультуры.

Если количество таких людей в обществе превышает некоторую долю, достаточную для того, чтобы они, войдя в органы государственной власти, с течением времени изменили бы характер государственности, то суверенитет государства без каких-либо оговорок становится неизбежным.

Ключом к запуску этого процесса является концепция глобализации, альтернативная действующей концепции порабощения человечества в неком идеальном толпо-«элитаризме», в котором все — невольники и заложники системы, не осознающие своего невольничьего положения и потому удовлетворённые им (Анатомия доминирующей концепции глобализации https://inance.ru/2014/06/dominanta/). Поскольку из концепций глобального толпо-«элитаризма» в настоящее время наиболее эффективная библейская концепция финансового рабовладения на основе транснационального ростовщичества (https://inance.ru/2015/03/policentrizm/), а она предполагает передачу суверенитета всеми народами и государствами «банковскому сообществу», то никакие иные концепции толпо-«элитаризма» не могут быть альтернативой ей и не могут быть основой суверенитета: всегда найдутся паразиты типа мальчиша-плохиша и упыри типа Смердякова, готовые продать всё.

Соответственно этому обстоятельству концепция должна быть праведной, т.е. направленной на реализацию в жизни сути человека, поскольку только в этом случае получит «мистическую» поддержку со стороны ноосферы Земли и Свыше.

Комментируя стратегию дальнейших действий, Путин констатировал:

Последние события показывают, что рассчитывать на изменения недружественного курса со стороны некоторых наших геополитических оппонентов в обозримом будущем не приходится. Так, недавно страны ЕС в очередной раз продлили действие своих так называемых санкций, а в США ведётся постоянная дискуссия об их ужесточении.

Необходимо в короткие сроки провести анализ всего спектра потенциальных вызовов и рисков — и политических, и экономических, и информационных, и других, и на этой основе скорректировать стратегию национальной безопасности России.

Это высказывание приведено в статье Максима Бруснева «Россия не торгует суверенитетом», опубликованной на сайте газеты «Комсомольская правда» 03.07.2015 (http://www.kp.ru/daily/26401/3278003).

Хотя правильнее было бы говорить не о национальной безопасности, а об общественной, поскольку это сразу откроет нам возможность выйти с этой стратегией на уровень глобальной политики, предложив действенную альтернативу западной концепции глобализации — русскую концепцию безопасности общества (https://inance.ru/2014/08/russian-conception/).

Несмотря на то, что дальнейшая демократизация общественной жизни России является объективно необходимой, нельзя не учитывать, что в современных условиях это может быть использовано рядом оппозиционных политических и экстремистских организаций, иных протестных сил в целях нанесения ущерба и даже разрушения нарождающегося суверенитета Российской Федерации.

http://ic.pics.livejournal.com/aliskaprosto/65572490/7035/7035_1000.jpg

Защитный механизм государства подрывается внедрением чуждой российскому обществу либеральной идеологии, системы ложных ценностей, преподносимых в красочной, многообещающей оболочке. Современные технологии и контроль над информационным пространством создают ранее недоступные возможности для манипулирования сознанием народных масс, направления его к ложным целям.

http://politrussia.com/upload/iblock/874/8745950751b1aa30abc181614c16e9da.jpg

Так обостряется противостояние управлений, осуществляемых по полной функции, а значит и концепций глобализации — Библейской и Русской, при союзничестве Восточной и Русской цивилизаций. Хотя один из источников опасности для суверенитета и территориальной целостности России и находится за границей (специальные службы и организации иностранных государств), но наибольшая угроза объекту защиты в значительной степени исходит со стороны поддерживаемых иностранными государствами оппозиционных сил внутри страны и самих управленчески безграмотных граждан нашей страны («Ликвидация управленческой безграмотности — залог развития общества!» https://inance.ru/2014/08/upravlenie/).

Практика показывает, что в свержении действующего легитимного правительства важная роль отводится не только и не столько вооруженной агрессии со стороны иностранного государства, сколько деятельности оппозиционных легальных, полулегальных и нелегальных организаций, а также отдельных лиц, действующих в ущерб интересам своего государства, а часто и прямо в интересах заинтересованного государства.

Стирание грани между военной и мирной формами противоборства между государствами, применение технологий «сетевой войны» в революциях «оранжевого» типа и наращивание их активности по смене неугодных правительств является принципиальной новацией современной геополитической ситуации.

Вот тому примеры:

  • 1989 г. — «бархатная революция» в Чехословакии и «бархатные революции» в других странах Восточной Европы;
  • 1989 г. — попытка «цветной революции» в Китае;
  • 2000 г. — «бульдозерная революция» в Югославии;
  • 2003 г. — «революция роз» в Грузии;
  • 2004 г. — «оранжевая революция» на Украине;
  • 2005 г. — «тюльпановая революция» в Киргизии;
  • 2006 г. — попытка «васильковой революции» в Белоруссии;
  • 2007 г. — попытка «цветной революции» в Армении;
  • 2009 г. — «виноградная революция» в Молдавии;
  • 2010 г. — «дынная революция» в Киргизии (вторая киргизская революция);
  • 2011 г. — «революция лотоса» в Египте; «цветные революции» в Ливии и Сирии, перешедшие в гражданскую войну, и попытка «снежной революции» в России;
  • 2013— 2014 гг. — вторая «оранжевая революция» на Украине (Евромайдан) и др.

Россия делает адекватные ответы на эти вызовы, поскольку во главу поставлена задача — сохранение статуса не только как великой державы, но и как единого суверенного государства в его нынешних территориальных пределах.

Потому неприемлемы высказывания ряда либеральных оппозиционеров, направленные против территориальной целостности нашего государства, такие как высказал В.Поташов в «Деловой интернет-газете Вести Карелии» в статье «Декларация нереализованных возможностей» от 4 августа (данная информация появилась в прессе в ходе подготовки нашей статьи):

Сегодня можно только строить предположения, удалось ли «суверенной» Карелии выйти из экономического пике 90-х, но жёсткая централизация власти в стране, по сути, лишила приграничный регион права самому распоряжаться своими ресурсами, которые некогда были объявлены собственностью жителей республики и основой её экономического суверенитета, и даже любительский лов рыбы в карельских озерах и реках сегодня регламентируют федеральные ведомства, зачастую игнорируя мнение местного населения. За четверть века, минувшую после принятия Декларации о государственном суверенитете Карелии, республика так и осталась дотационной территорией, не способной ни достаточно зарабатывать, чтобы не зависеть от финансовой помощи из Москвы, ни жить по средствам, чтобы не залезать в долги. Но если оценивать этот период карельской истории, можно сказать, что у республики, действительно, был шанс, которым она так и не смогла воспользоваться… (http://vesti.karelia.ru/polit/deklaraciya_nerealizovannyh_vozmozhnostej/).

Как видно, либеральная оппозиция продолжает пичкать население недостоверной информацией, не соответствующей Конституции РФ и направленной на дестабилизацию общественно-политической ситуации в республике и стране в целом. Но право не приемлет свободного толкования, поэтому рано или поздно придётся отвечать перед народом за свои слова.

public-map-russia

Чтобы быть в курсе последних новостей и помочь в продвижении этой информации:

Вступайте в группу Вконтакте: http://vk.com/inance_ru,

Жмите «Нравится!» в группе Facebook: http://www.facebook.com/inance.ru

И делайте регулярные перепосты. Благодарим Вас!

Материалы:

http://nvdaily.ru/info/48540.html

http://www.superinf.ru/view_helpstud.php?id=1363

http://observer.materik.ru/observer/N4_2014/011_022.pdf


Чтобы быть в курсе последних новостей и содействовать продвижению этой информации:
Подписывайтесь на наш канал на Youtube: https://www.youtube.com/c/inance
Вступайте в группу Вконтакте:http://vk.com/inance_ru,
Жмите «Нравится!» в группе Facebook:http://www.facebook.com/inance.ru
И делайте регулярные перепосты.
Предлагайте темы статей, которые Вы хотели бы увидеть на нашем сайте.
Станьте со-авторами — присылайте свои материалы для размещения на нашу почту inance@mail.ru.
Можете поддерживать Информационно-аналитический Центр (ИАЦ) финансово постоянно http://inance.ru/podderzka/ или однократным вкладом:

Благодарим Вас за сотрудничество!

Комментарии:

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ