Читать около 26 мин

Никто лучше, как он, не был создан для роли самодержца, его внушительная величественная красота, величавая осанка, строгая правильность олимпийского профиля, властный взгляд — всё, кончая его улыбкой нисходящего Юпитера, всё дышало в нём земным божеством, всемогущим повелителем. Всё отражало в нем незыблемое убеждение в своем призвании — А.Ф.Тютчева (дочь поэта Ф.Тютчева, фрейлина Высочайшего двора)

Известно, что вопрос о роли личности в истории, а уж тем более лиц, обладавших абсолютной, самодержавной властью над миллионами своих подданных, относится к категории наиболее трудно и неоднозначно решаемых проблем. Прежде всего, характеристики исторических личностей интерпретируется по-разному их современниками и потомками. К тому же в контексте истории России это явление превратилось в своеобразную национальную традицию — обязательная неоднозначность оценки исторических деятелей.

Нет, единичные исключения, только подтверждающие общее правило, конечно, есть, но Николай I, о личности которого далее и пойдёт речь, к таким исключениям явно не относится.

Николай I Павлович родился 25 июня (годы жизни: 1796—1855) — император Всероссийский с 14 декабря (26 декабря) 1825 по 18 февраля (2 марта) 1855 года, царь Польский и великий князь Финляндский. Из императорского дома Романовых, Гольштейн-Готторп-Романовской династии.

Деятельность и жизнь императора России Николая I были настолько масштабны, что ни его современники, ни потомки не сумели дать однозначной оценки, так и не решив до сих пор, кем же он был для России — деспотом или ангелом-хранителем?

Его деяния неоднозначно оценивались уже современниками. Лица из ближайшего окружения, общавшиеся с ним в неформальной обстановке или в узком семейном кругу, как правило, отзывались о царе с восторгом: «вечный работник на троне», «неустрашимый рыцарь», «рыцарь духа»… Для нас особенно ценно отношение к императору самого знаменитого его современника А.С. Пушкина, которое, что опять-таки неудивительно, варьируется от

Его я просто полюбил:
Он бодро, честно правит нами;
Россию вдруг он оживил
Войной, надеждами, трудами

(стихотворение «Друзьям», 1828 года http://rvb.ru/pushkin/01text/01versus/0423_36/1828/0454.htm)

до осторожной записи в дневнике: «Кто-то сказал о государе: «В нём много от прапорщика и немного от Петра Великого».

Николай I и Пушкин

http://vilvolovo.ru/files/2014/12/50194582_avel05.jpg

С Александром I отношения у Пушкина не сказать, чтобы сложились. Юные годы Александра Сергеевича Пушкина прошли в опале. Император, правивший Россией с 1801 по 1825 годы, не любил поэта. Пушкин же просто презирал Царя, награждая гневными эпиграммами. Вот одна из них:

Воспитанный под барабаном,
Наш Царь лихим был капитаном:
Под Австерлицем он бежал,
В Двенадцатом году дрожал!

Зато он фрунтовой профессор!
Но фрунт герою надоел —
Теперь коллежский он асессор
По части иностранных дел.

Эта эпиграмма была написана уже в ссылке, в селе Михайловском, в 1825 году. В 1824 году полицией в Москве было вскрыто письмо Пушкина, где тот писал об увлечении «атеистическими учениями». Видимо разочаровавшись в идеалистическом атеизме Церквей имени Христа, он искал какие-то альтернативы в материалистическом атеизме, оказавшемся пустым, если судить по дальнейшему творчеству поэта, где незримо, как и в жизни чувствуется присутствие Всевышнего (см. статью о «Метели» https://inance.ru/2014/12/metel/). Как бы то ни было 8 июля 1824 года Пушкин был уволен со службы и сослан в имение своей матери. Провёл он там два года (до сентября 1826) — это самое продолжительное пребывание Пушкина в Михайловском, в течение которого он создал более 100 произведений.

О взаимоотношениях Николая I и Александра Пушкина ходит много легенд, вплоть до совершенно «жёлтых» о домогательствах Николая к Наталье Николаевне, коим верить право оставим охочим до таких дел.

Вернёмся к главному: 11 мая 1826 года Пушкин пишет письмо Николаю I:

Всемилостивейший государь!

В 1824 году, имев несчастие заслужить гнев покойного императора легкомысленным суждением касательно афеизма (атеизм — примечание ИАЦ), изложенным в одном письме, я был выключен из службы и сослан в деревню, где и нахожусь под надзором губернского начальства.

Ныне с надеждой на великодушие Вашего императорского величества, с истинным раскаянием и с твёрдым намерением не противуречить моими мнениями общепринятому порядку (в чём и готов обязаться подпискою и честным словом) решился я прибегнуть к Вашему императорскому величеству со всеподданнейшею моею просьбою.

Здоровье моё, расстроенное в первой молодости, и род аневризма давно уже требуют постоянного лечения, в чём и представляю свидетельство медиков: осмеливаюсь всеподданнейше просить позволения ехать для сего или в Москву, или в Петербург, или в чужие краи.

Всемилостивейший государь,
Вашего императорского величества верноподданный
Александр Пушкин.

<На отдельном листе приписка:>

Я нижеподписавшийся обязуюсь впредь ни к каким тайным обществам, под каким бы они именем ни существовали, не принадлежать; свидетельствую при сем, что я ни к какому тайному обществу таковому не принадлежал и не принадлежу и никогда не знал о них.

10-го класса Александр Пушкин.

11 мая 1826.

Как всем известно, Пушкин в Кишинёве стал масоном. Впрочем, он был лишь «учеником» претендентом в орден и находился на начальной ступени масонской иерархии, поэтому он не врал императору в письме о том, что не состоял в каком-то тайном обществе. К масонству он «приобщился» чисто номинально, ради интереса, просто потому, что это было модным поветрием тех лет. И тут интересны два противоречивых момента письма Пушкина Николаю I:

…обязуюсь впредь ни к каким тайным обществам, под каким бы они именем ни существовали, не принадлежать

…не принадлежал и не принадлежу и никогда не знал о них.

Пушкин будто специально разместил две логические ловушки в своём письме: как можно «впредь» не принадлежать, если не принадлежал? И как можно давать зарок не вступать, если они могут скрываться под любым именем? Очень занятные задачки.

И вот 18 сентября 1826 года встреча Государя Императора Николая Павловича и Александра Сергеевича Пушкина состоялась в Москве, в Чудовом монастыре.

http://img-fotki.yandex.ru/get/6715/51667439.37f/0_d9b16_5ffabd6f_L.jpg

Государь Император после той встречи с Пушкиным в Чудовом монастыре сказал одному из своих приближённых:

— Знаешь, что нынче я говорил с умнейшим человеком России?

— С кем же? — поинтересовался тот.

— С Пушкиным, — ответил Государь

С той поры Пушкин и Николай Первый оказались по одну сторону баррикады, возведённой в России духовными наследниками тех, кто пытался уничтожить Державу 14 декабря 1825 года. Николай Первый не только понял и оценил Пушкина и его значение для России, но он, вопреки истошному вою придворной «великосветской» толпы, как отметил биограф поэта С.Франк:

…по собственному, сознательному решению приобщил на равных правах с другими образованными Русскими людьми политически подозрительного, поднадзорного и, в силу этого, поставленного его предшественником в исключительно неблагоприятные условия Пушкина к Русской государственной жизни и даже, как казалось самому Государю, поставил в ней поэта в исключительно привилегированное положение…

Николай I не только возвращает из ссылки А.С. Пушкина, близкого друга наиболее видных и деятельных декабристов, открыто заявлявшего, что он является противником абсолютизма и сторонником конституционной монархии, но и становится его «личным цензором», причём гораздо более либеральным, чем официальная цензура того времени, да ещё и называет его «умнейшим человеком России». Хотя при этом М.Ю. Лермонтова ссылает на Кавказ за стихотворение «Смерть поэта» («На смерть Пушкина»), где изобличается уродливое нутро великосветской «элиты», а сам текст подобен оплеухе, которая, если бы не последовало ответа Императора, настроила бы всю эту толпу против государя же:

Вы, жадною толпой стоящие у трона,
Свободы, Гения и Славы палачи!
Таитесь вы под сению закона,
Пред вами суд и правда — всё молчи!..
Но есть и божий суд, наперсники разврата!
Есть грозный суд: он ждёт;
Он не доступен звону злата,
И мысли и дела он знает наперед.
Тогда напрасно вы прибегнете к злословью:
Оно вам не поможет вновь,
И вы не смоете всей вашей черной кровью
Поэта праведную кровь!

(советуем прочитать целиком — http://feb-web.ru/feb/lermont/texts/lerm06/vol02/le2-084-.htm)

Государь Император Николай Павлович и Русский гений Александр Сергеевич Пушкин стали соратниками по борьбе, смысл которой был в проведении Русской контрреволюции, направленной против чужебесия и западничества, внедрённых в Россию в начале XVIII века. Напомним, что первое достоверное известие о появлении первой масонской организации в России относится к 1731 году, когда великий мастер Первой великой ложи Англии, лорд Ловель назначил капитана Джона Филипса провинциальным великим мастером для России.

И светская «толпа забавная» ненавидела, как Царя, так и поэта примерно за одно и то же. Союз Императора и Поэта был похож на древний союз фараона Птолемея II Филадельфа, проведшего множество реформ в Египте, продвинувшего науку и экономику страны, и поэта и учёного Калимаха, оставившего более 800 произведений и трудившегося в Александрийской библиотеке (http://www.booksite.ru/department/center/vel/iki/yel/udi/13.htm).

Царь Николай I стал Самодержавным вождём Русской контрреволюции, а Поэт — её идеологическим вождём, её вдохновителем, её просветителем, её поистине блистательным, зовущим за собою широкие народные массы трибуном.

Почему «элита» ненавидела и ненавидит Николая?

http://palytra.com/upload/wysiwyg/images/Nikolay_I.jpg

Следует отметить, что даже самые непримиримые «оппоненты» (за исключением, пожалуй, Герцена) признавали, что Николай I обладал высокими моральными (естественно, по меркам того времени) и личными качествами. Он вёл здоровый образ жизни, не курил, не употреблял крепких напитков, много ходил пешком. Отличался хорошей памятью и большой работоспособностью, рабочий день царя длился 16—18 часов и начинался в семь часов утра. Своё служение отечеству Николай, подобно Ивану VI, воспринимал как высокую религиозную миссию и, руководствуясь этим убеждением, старался лично вникать во все детали государственного управления.

Та же А.Ф. Тютчева, которая к почитателям императора явно не относится, пишет, что он

проводил за работой 18 часов в сутки, …трудился до поздней ночи, вставал на заре, …ничем не жертвовал ради удовольствия и всем ради долга и принимал на себя больше труда и забот, чем последний поденщик из его подданных.

Правда, при этом замечает, что

…В результате, он лишь нагромоздил вокруг своей бесконтрольной власти груду колоссальных злоупотреблений, тем более пагубных, что …ни общественное мнение, ни частная инициатива не имели права на них указывать, ни возможности с ними бороться.

Но в этом скорее не вина Николая I, а его беда, точнее беда эпохи, в которой он жил.

И ещё на одну проблему, в ходе анализа исторической личности, хотелось бы обратить внимание читателей. Всегда ли справедливым по отношению к таким фигурам является «глас народа», выражающийся, как правило, в «народной молве»? Например, считается, что Николай I для себя избрал образцом Петра I, хотя это несколько сомнительно, учитывая «проект контрреволюции революции Петра». Но известно и «народное изречение» (берём в кавычки, поскольку многие байки запускаются в неграмотный народ «элитариями», достаточно посмотреть на высказывания якобы народа о Путине в сети), появившееся после установления на Исаакиевской площади Санкт-Петербурга на одной оси с Медным всадником, разделённой Исаакиевским собором, памятника Николаю I. Оно гласит:

Дурак умного догоняет, да Исаакий мешает!

Хлёстко, язвительно, даже жестоко. Но причём здесь определение «дурак»? Когда даже не скрывавший своей ненависти к Николаю I Герцен  называл его лишь посредственным и не более того? А ведь многие эту присказку знают, повторяют и считают «истиной в последней инстанции», а себя «знатоками истории Родины».

Вот, наиболее распространённая характеристика в среде «элиты» как прошлой так и нынешней его правления. Император Николай I, вошёл в отечественную историю главным образом тем, что начал он свое царствование повешеньем пяти декабристов и закончил его кровью тысяч и тысяч солдат и матросов в позорно проигранной Крымской войне. Плюс к этому он создал постоянный орган политического сыска — Третье отделение личной канцелярии, жестоко подавил польское восстание (заметим, что повстанцы тоже в гуманности своих действий замечены не были), принял активное участие в подавлении революции 1848—1849 гг. в Венгрии, был непримиримым врагом демократии, трансформировал сословную монархию в бюрократическую, ввёл жёсткую («палочную») дисциплину в армии (объективности ради заметим, что необходимость повышения уровня военной дисциплины была связана с чрезвычайной распущенностью, которая воцарилась в русской армии в последнее десятилетие царствования Александра I (после окончания войны с Наполеоном), установил жесточайшую цензуру и

выражая интересы господствующего класса дворян-крепостников, сводил государственную власть к личному произволу на манер военного командования. Россия представлялась ему воинским соединением, в котором царит воля его командира, то бишь государя (Троицкий Н.А. Россия в XIX веке: Курс лекций. М.: Высшая школа, 1997).

В довершение всего был ещё и  двуличным человеком. А как иначе можно оценить такое его решение по докладу о тайном переходе двоих евреев через реку Прут, с предложением приговорить виновных к смертной казни. Николай I на этом рапорте написал нижеследующую собственноручную резолюцию:

Виновных прогнать сквозь тысячу человек 12 раз. Слава Богу, смертной казни у нас не бывало, и не мне её вводить» («Правосудие при Николае» http://elcocheingles.com/Memories/Texts/NikolayI/Nik_4.htm).

Для значительной части российского общества того времени имя царя ассоциировалось с прозвищами «кровавый» (например, анонимная эпиграмма «Едва царём он стал, так разом начудесил, сто двадцать человек в Сибирь послал да пятерых повесил»), «жандарм Европы», «Николай Палкин». Причём последнее определение как бы заново утвердилось в общественном мнении уже после 1917 года, благодаря, в первую очередь, небольшой брошюре Л.Н. Толстого под этим названием. Основой для её написания (в 1886 году) послужил рассказ 95-летнего бывшего николаевского солдата о том, как прогоняли сквозь строй в чем-либо провинившихся нижних чинов, за что Николай I и был прозван в народе Палкиным. Хотя следует учитывать, что простонародье было безграмотным и мало чего понимало во внутренней политике.

Так «элита» представляет себе Николая I и ставит его в один ряд с Грозным, Сталиным — теми людьми, которые выражали не их идеалы, а старались воплотить народные идеалы справедливости.

Автор исследовательского труда «История Русского масонства» Борис Башилов называет некоторые причины ненависти светской толпы к Государю Императору Николаю Павловичу.

Декабристы

Первая причина — «подавление заговора декабристов, как части заговора против христианских монархий Европы». Николай царствовал в эпоху революционных потрясений на Западе. Правление его предшественника Александра I, обильное либеральными начинаниями, завершилось в 1825 г. восстанием декабристов. Он взошёл на престол, подавив восстание декабристов, и как полагают многие исследователи, этим удержал Россию на краю пропасти кровавого революционного террора, в которую она всё-таки изверглась спустя сто лет в 1917 году.

Есть версия, что Николай I задавал вопрос Пушкину о том — пошёл бы он на площадь вместе со своими товарищами, декабристами, а Пушкин ответил, что да, пошёл бы, но чтобы их отговорить.

http://www.hrono.ru/libris/lib_n/dekabrist14dek.gif

Восстание декабристов произвело сильное впечатление на Николая I. Он рассматривал его как следствие влияния западноевропейских революций и «разрушительных» идей, в первую очередь — масонства. И все же он не мог не задумываться и над внутренними причинами вероятных в будущем революционных выступлений в России. Именно поэтому он входил во все детали следствия по делу декабристов, сам выступал в роли искусного следователя, чтобы докопаться до корней заговора. По его приказу был составлен Свод показаний декабристов о внутреннем состоянии России, куда были включены основные положения планов и проектов декабристов, записки подследственных на его имя с критикой современного состояния страны. Этот свод постоянно находился в кабинете Николая I.

Из материалов дела декабристов перед Николаем I раскрылась широкая картина колоссальных безобразий в управлении, суде, финансах и в других сферах. Царь понимал необходимость проведения преобразований. 6 декабря 1826 г. был учреждён Секретный комитет для обсуждения программы преобразований в управлении и социальной сфере.

Чтобы не допустить проникновения революционных идей, был утвержден новый цензурный устав, согласно которому запрещалось всякое издание, подрывающее почтение к правительству, подвергавшее сомнению монархическую форму правления, выдвигавшее мысль о необходимости преобразований в государстве.

Николай Первый хотел покончить с политической фрондой европеизированных слоёв дворянства, то есть с «велико» светской забавной толпой, осуждённой и высмеянной Пушкиным во многих стихотворениях, например, в «Домике в Коломне», написанном в 1830 году:

Ах, если бы меня, под лёгкой маской,
Никто в толпе забавной не узнал!
Когда бы за меня своей указкой
Другого строгий критик пощелкал!
Уж то-то б неожиданной развязкой
Я все журналы после взволновал!
Но полно, будет ли такой мне праздник?
Нас мало. Не укроется проказник!

О ком он говорит «нас мало» — кого нас? Тех, кто понимает основы обществоведения и роль тайных обществ? О какой тогда неожиданной развязке говорит Пушкин? Не о том, что мог бы прямым текстом сказать много больше того, что ему приходиться говорить «эзоповым варёным языком»? Интересен вопрос о том, насколько откровенно беседовали Пушкин и император наедине? На наш взгляд — настолько откровенно, насколько позволяло их миропонимание и средства языка…

Масонство

Вторая причина вытекает из первой — это запрещение масонства в России.

И на встрече с императором Пушкин мог рассказать ему о том, кого именно он имел в виду в своём стихотворении «Сцена из Фауста», написанном в 1825 году за полгода до выхода на площадь своих друзей:

Фayст
Что там белеет? говори.

Мефистофель
Корабль испанский трехмачтовый,
Пристать в Голландию готовый:
На нём мерзавцев сотни три,
Две обезьяны, бочки злата,
Да груз богатый шоколата,
Да модная болезнь: она
Недавно вам подарена.

Фауст
Всё утопить.

Мефистофель
Сейчас.

(http://rvb.ru/pushkin/01text/01versus/0423_36/1825/0388.htm).

В то время в Петербурге было создано два тайных общества — «Южное общество» и «Северное общество». И вот однажды между Пушкиным, Пестелем и Муравьёвым (создателем этих обществ) состоялась некрасивая перепалка. Пушкин вопрошал — ну, и чем же именно вы тут занимаетесь? Давайте, выкладывайте уже всё начистоту. Как тут и что в этих ваших ложах, рассказывайте. Раскрывайте же ваши карты. А Пестель с Муравьёвым жёстко указывали Пушкину на его место. Они ему говорили, что ты пока ещё находишься на низшей ступени масонской иерархии, и подобные вопросы ты пока ещё ставить не вправе… Всему своё время… В итоге, они очень сильно разругались, и Пушкина сгоряча обозвали «обезьяной»… (http://tchaykovsky.ru/blog_a/pouchkine.htm)

http://retrobazar.com/newsimage/916_8940big.jpg

И смеясь над их затеями, он на них в своём «Фаусте» вполне конкретно указывает. Пушкинский «Фауст» вышел в свет примерно за полгода до выхода «декабристов» на Сенатскую площадь. Пушкин либо напрямую знал, что готовится восстание, либо интуитивно это чувствовал, понимая, что «декабристов» будут использовать «втёмную» совершенно другие силы, и отнюдь не российские… Ведь без «бочек злата» из-за бугра не обходится ни одно свержение власти. В своём «Фаусте» именно масонство Пушкин называет «модной болезнью». Исторические пути движения в Россию носителей «модной болезни» были очень хорошо известны Пушкину. И в этом Государь и поэт были союзниками, ведь Пушкин порвал с масонством и осудил его цели.

Русские идеалы и попытка закончить европеизацию

Третья причина — политическое мировоззрение Николая Первого, в котором не было места масонским и полумасонским идеям. Не было им места и в мировоззрении Пушкина, которое базировалось на русских идеалах.

http://newyouthpolicy.org/images/ARTDLYASTATEJ/140524-rus-nazi/rus-civ.jpg

И здесь Пушкин взял на себя высокую и ответственную миссию, ибо его творчество, его поэзия, его деяния были направлены на содействие делу возрождения Русского Народа, его возвращения к идеалам Русской цивилизации. И император выступал здесь союзником Поэта и мог запустить, как выразился Пушкин, «проект новой организации контрреволюции революции Петра» (А. С. Пушкин. Письмо кн. П. Вяземскому в марте 1830 года). И здесь Государь и поэт были заодно, ибо Александр Сергеевич Пушкин стал идеологом этой контрреволюции, зовущим к духовному возрождению Русского Народа. Император вознамерился изменить политические и социальным заветы, приблизив их к временам Московской Руси Грозного, что нашло своё отражение в формуле Николаевского царствовании: «Православие, Самодержавие, Народность», причём, судя по всему православие, в этой триаде должно было измениться, отойти от ветхозаветных канонов, так называемой «еврейской библии», к заветам Христа. И действительно, после беседы с Пушкиным по распоряжению императора Николая I в 1824—1825 годах несколько тысяч экземпляров Пятикнижия Моисеева, переведенного с иврита на русский в Санкт-Петербургской духовной академии, были сожжены на кирпичных заводах. Народность в этой триаде обозначала выражение по сути большевистских идеалов — выражать в политике интересы трудового большинства.

В период царствования этого «представителя интересов дворян-крепостников» был принят ряд законов, улучшавших положение крепостных крестьян: помещикам было строго запрещено продавать крестьян без земли и ссылать их на каторгу, что ранее было обычной практикой; крепостные получили право владеть землей, вести предпринимательскую деятельность и относительную свободу передвижения.

В 1837—1841 годах он осуществил административную реформу, по которой государственные крестьяне становились юридически свободными земледельцами с общинным управлением. Эта реформа позволила к 1858 году 270 тыс. крестьянам купить более 1 млн. десятин земли, перестать быть бременем для государственного бюджета и несколько поднять их благосостояние.

Государство (!) стало следить за тем, чтобы права крестьян не нарушались помещиками (это являлось одной из функций Третьего отделения!), и наказывать помещиков за эти нарушения. Как писал В.Ключевский («Курс русской истории» лекция LXXXV), из законов, принятых при Николае I, вытекало два совершенно новых вывода: во-первых, что крестьяне являются не собственностью помещика, а, прежде всего, подданными государства, которое защищает их права; во-вторых, что личность крестьянина не есть частная собственность землевладельца, что их связывают между собой отношения к помещичьей земле, с которой нельзя согнать крестьян. Таким образом, крепостное право при Николае I изменило свой характер — из института рабства оно фактически превратилось в институт натуральной ренты, который в какой-то мере защищал и права крестьян.

Этот «враг демократии» принял масштабную программу крестьянского образования. Если в 1838 году на территории России было всего 60 школ, в которых  училось 1500 учеников (представьте себе, во времена Пушкина во всей многомиллионной стране всего 1500 крестьянских детей посещали школу!), то в 1856 году (Николай I умер в 1855) количество школ увеличилось в 43 раза (2550 школ), а количество учеников в 74 раза (111 000 учеников).

Интеллигенция и модернизация

Четвёртая причина — борьба Государя Императора Николая Павловича с духовным заместителем запрещённого им в 1826 году масонства, с так называемым Орденом русской интеллигенции.

Пора, наверное, пояснить, что же такое Орден русской интеллигенции (О.Р.И.). Впервые ввёл в обиход данное определение один из первых биографов Александра Сергеевича Пушкина П.В.Анненков, который указал, что это:

Воюющий орден, который, не имея никакого устава, знал всех своих членов, рассеянных по лицу пространной земли нашей, и который всё-таки стоит по какому-то соглашению, никем, в сущности, не возбуждённому, поперёк всего течения современной ему жизни, мешая ей вполне разгуляться, ненавидимый одними и страстно любимый другими.

Однако именно «деспот и враг демократии» основывает университет в Киеве и Технологический институт в Санкт-Петербурге, для подготовки специалистов:

имеющих достаточные теоретические и практические познания для управления фабриками или отдельными частями оных.

В 1835 г. был принят новый университетский устав, значительно урезавший автономию университетов, подчинивший известные рассадники «передовых идей» и масонства (во всём мире университеты — питательная среда для всех тайных общества) по сути делу модернизации экономики.

В период правления этого «деспота, систематически душившего в управляемой им стране всякое проявление инициативы и жизни» (А.Ф.Тютчева «При дворе двух императоров»), впервые в истории Российской империи начала формироваться технически передовая и конкурентоспособная промышленность (текстильная, сахарная, металлообрабатывающая). Годовая выработка продукции русской промышленности на одного рабочего выросла в 3 раза, объём выпуска хлопчатобумажной продукции увеличился почти в 30 раз; объём машиностроительной вырос в 33 раза. Число предприятий возросло до 14 тыс., на мануфактурах преобладающим стал вольнонаемный труд, в 30-х годах начался промышленный переворот.

Кузница до 1850 года худ. Н.Куртейль https://goo.gl/b1wLQR

При Николае I опять-таки впервые в Российской империи началось интенсивное строительство шоссейных дорог с твердым покрытием, и начато строительство железных дорог. В 1837 открыто движение на 1-й в России Царскосельской железной дороги.

Заметки на полях

Интереснейший факт. Николай I, детально изучив технические данные предполагаемых к строительству железных дорог, потребовал расширения российской колеи по сравнению с европейской (1524 мм против 1435 в Европе). При этом среди своего ближайшего окружения он не скрывал, что такое решение принято им, чтобы исключить возможность доставки вооружённых сил потенциального противника вглубь России по железной дороге. Осуществление этого решения существенно затруднило во время Великой Отечественной войны, особенно в самый критический для нашей страны её начальный период, организацию снабжения частей вермахта на территории СССР и их манёвренность из-за нехватки локомотивов для российской колеи).

По сути Николай I готовил индустриализацию, а любая модернизация невозможна без адекватного кадрового обеспечения. И Николай I готовил кадры как в среде народа, так и старался создать условия для нормальной работы государственного аппарата, для чего иногда надо было прижать зарвавшуюся «элиту».

Николай I осуществил задачу кодификации русского законодательства. Результатом проведённой под руководством М.М. Сперанского работы был сборник «Полное собрание законов Российской империи», в который вошли все указы, начиная с Соборного уложения 1649 г. и кончая последним указом Александра I, и пятнадцатитомный сборник «Свод законов», в который были включены действующие законы.

Именно в царствование Николая I, этого «тупого солдафона, бесчувственного и жестокого гонителя и реакционера» в России закончилась «эпоха фаворитизма», под которой по существу подразумевается собственно крупная коррупция. Применительно ко времени его правления, в отличие от всех (!) предыдущих царствований, не зафиксировано ни одного случая пожалования какому-либо вельможе крупных подарков в виде дворцов или тысяч крепостных, историками не выявлено вообще ни одного примера крупного расхищения государственной собственности. Пытался он организовать и борьбу с коррупцией в среднем и низшем звене чиновников, и с этой целью ввёл  регулярные ревизии на всех уровнях. Суды над чиновниками при Николае I стали обычным явлением. Так,  только в 1853 году под судом находилось 2540 чиновников. При этом сам Николай I — по свидетельствам современников — весьма реалистично относился к успехам в этой области, говоря, что в его окружении не воруют только он сам и наследник.

Во многом Николай I осуществил с системой управления страной то же, что сделал с партией Сталин, чей «ленинский призыв» разбавил ряды партийцев и во многом сковал вседозволенность троцкистов. Так и в XIX веке был «николаевский призыв», соединённый с ужесточением контроля и регламентацией действий чиновничества.

В начале XIX в. армия чиновников составляла 16 тыс. человек, то в середине XIX в. — 100 тыс.

В 1839—1843 годах министром финансов Е.Ф. Канкриным (1774—1845) была осуществлена денежно-кредитная реформа, утвердившая серебряный монометаллизм. Были введены новые бумажные деньги, установлен курс в соотношении один рубль серебром к 3 руб. 50 коп. ассигнациями. Реформа способствовала укреплению финансовой системы страны.

Нужна ли была модернизация «элите», которая и так жировала на теле народа? Нет конечно, а вот стать единственными вершителями судеб страны, убрав мешающего их сытой жизни самодержца — всегда пожалуйста. Поэтому ставку, что тогда в 1825 году, так и сегодня — наши западные «друзья» делали на люмпенизированную «элиту».

Преследование революции

Потому пятая причина нанависти «элиты» — это борьба Николая Первого против революционных движений не только в России, но и в монархических государствах Европы.

Здесь Государь унаследовал от своего отца, Императора Павла Первого, твёрдую веру в необходимость спасать монархические и хоть формально, но христианские режимы Европы, ибо развал их грозил бедами не только западноевропейским народам, но и Русскому Народу.

Фрейлина Тютчева отметила в своих воспоминаниях, что Государь Император Николай Павлович:

считал себя призванным подавить революцию — её он преследовал всегда и во всех видах, и действительно, в этом есть историческое призвание Православного Царя» (на основе http://www.proza.ru/2013/08/16/736).

Основной идеей внешней политики Николая I была идея о необходимости борьбы с «революционной заразой». Известны слова Николая I, с которыми он обратился к офицерам после сообщения о начале революции 1848 года во Франции:

Господа, седлайте коней, во Франции — республика.

В 1830—1840-х гг. роль России в борьбе с любыми проявлениями «духа перемен» в европейской жизни еще более возросла. Именно в правление Николая I Россия получила нелестное прозвание «жандарма Европы». В 1830 г. во время революций во Франции и Бельгии царское правительство предприняло против них ряд резких дипломатических демаршей. Более того, Николай настаивал на интервенции, однако в силу ряда причин Россия не получила поддержки от своих союзников. Зато в 1849 г., в разгар революции, охватившей большую часть Европы, Николай направил 100-тысячную армию в Венгрию, пытавшуюся освободиться от национального гнета со стороны Австрии. Только благодаря этому Австрийская империя была спасена от развала.

Особое место во внешней политике России занимал т.н. восточный вопрос. Речь шла о многолетней войне с Османской империей. Здесь сталкивались интересы сразу нескольких европейских держав. Россия же стремилась обеспечить безопасность своих южных рубежей, а также преобладающее влияние на Балканах. Русское правительство ставило ещё одну задачу — установить контроль над Босфором и Дарданеллами — черноморскими проливами, имевшими для страны большое экономическое и военно-стратегическое значение.

Политика самодержавия Николая I выражалась в обеспечении суверенитета России и проведении независимой внешней политики. Начало царствования Николая I ознаменовалось войнами в Закавказье, успешными для России. Война с Ираном (1826—1828 годах) завершилась Туркманчайским мирным договором: к России отошли Эриванское и Нахичеванское ханства. Война с Турцией (1828—1829 годах) завершилась Адрианопольским мирным договором: к России отошли Анапа, Поти, Ахалцих и Ахалкалаки. В результате было завершено присоединение Закавказья к России.

Западу, чтобы остановить развитие и расширении России пришлось организовать вторую мировую войну XIX века, которую назвали Крымской, хотя театр военных действий был обширен. Формально — Россия проиграла эту войну.

После вступления в войну Англии и Франции основные военные действия развернулись в Крыму. В октябре 1854 года союзники осадили Севастополь, который оборонялся героически. Однако русская армия, находившаяся в Крыму, потерпела от союзников целый ряд поражений и не смогла оказать городу-крепости серьёзной поддержки. После 11-месячной осады, в августе 1856 года, защитники Севастополя вынуждены были сдать город неприятелю.

Однако следует отметить и победную страницу Крымской войны: город Петропавловск на Камчатке под командованием генерал-майора В.С. Завойко не только не сдался неприятелю, но и сумел нанести ему настолько ощутимые потери, что тот был вынужден отступить. Этого времени хватило, чтобы срыть до основания город, погрузиться на корабли, хитростью обойти новую усиленную англо-французскую эскадру, уйти через Татарский пролив к устью реки Амур, подняться вверх по течению и основать новый город — Николаевск-на-Амуре.

В начале 1856 года в Париже начались переговоры, которые завершились подписанием мирного трактата, подведшего итоги Крымской войны. Из всех его условий наиболее тяжёлым для России была нейтрализация Черного моря, т.е. запрещение черноморским державам иметь здесь военно-морские силы, арсеналы и крепости. Таким образом, Россия становилась уязвимой для удара с моря и лишалась возможности вести активную внешнюю политику в этом регионе.

Но при этом результат внешней политики Николая красноречиво показывает карта мира 1856 года.

Послесловие

К концу 1830-х гг. в результате напряженных духовных исканий передовой части русского общества здесь проявляют себя несколько течений, которые предлагают свои варианты исторического развития России и программы ее переустройства.

Западники (Т.Н. Грановский, В.П. Боткин, Е.Ф. Корш, К.Д. Кавелин) считали, что Россия идёт по европейскому пути, вступив на него с опозданием, в результате реформ Петра Великого. Движение «в западном направлении» неизбежно должно привести к замене крепостного труда свободным и преобразованию деспотического государственного строя в конституционный.

Радикально настроенные (масоны) А.И. Герцен, Н.П. Огарев и В.Г. Белинский в конце 1830 — начале 1840-х годов разделяли основные идеи западников. Однако радикалы подвергли самой резкой критике существующий строй.

С точки зрения славянофилов (А.С. Хомякова, братьев И.В. и П.В. Киреевских, братьев К.С. и И.С. Аксаковых, Ю.М. Самарина, А.И. Кошелева), Россия долгое время шла совершенно иным путем, нежели Западная Европа. История последней определялась постоянной борьбой эгоистических личностей, враждебных друг другу сословий, деспотизмом на крови построенных государств. В основе же русской истории была община, все члены которой были связаны общими интересами.

Славянофилы призывали восстановить старорусские устои общественной и государственной жизни: возродить духовное единство русского народа (для чего следует отменить крепостное право); изжить деспотический характер самодержавного строя, наладить утраченную взаимосвязь между государством и народом.

В 1830—50-е годы. Россия находилась на историческом повороте. Главным вопросом общественной жизни стало обсуждение путей дальнейшего развития страны. Общественное движение в эти годы имело несколько характерных особенностей. Оно развивалось в условиях усиления государственной власти, вызванной восстанием декабристов. Характеризовалось окончательным разрывом между революционным и правительственным направлениями. Впервые консервативное направление получило собственное идеологическое обеспечение. Наконец, впервые в качестве особого течения оформился российский либерализм.

Таким образом, эпоха Императора Николая I — эпоха ожесточённой идеологической борьбы между представителями русского мировоззрения и озападненными европофилами — сторонниками дальнейшей европеизации России. При Николае I окончательно оформляются два идейных лагеря, которые ведут с тех пор ожесточённую идейную борьбу между собой до настоящего времени: прорусский и прозападный.

К несчастью для России в то время побеждало второе направление — прозападное, на основе идейных основ которого возникает своеобразное духовное образование, не известное в других странах, так называемая «интеллигенция» — уродливый придаток к русскому образованному слою и его непримиримый духовный враг. О характере этого духа интеллигенции мы писали в статье «Трагедия жизни и комедии Грибоедова» (https://inance.ru/2015/01/griboedov/).

По-разному решают историки и особенно политики задачу оценки деятельности исторических личностей. Так, весьма прагматично нашли ответ на этот вопрос в Китайской Народной республике. Там, оценивая личность Мао Цзэдуна, даже вывели официальную формулу его деятельности: 70 процентов побед и 30 процентов ошибок. И расшифровали её так:

Товарищ Мао Цзэдун — великий марксист, великий пролетарский революционер, стратег и теоретик. Если рассматривать его жизнь и деятельность в целом, то заслуги его перед китайской революцией в значительной степени преобладают над промахами, несмотря на серьёзные ошибки, допущенные им в «культурной революции». Его заслуги занимают главное, а ошибки — второстепенное место.

Мы выводить какие-то формулы или делать однозначные выводы, само собой,  даже не думали. Мы просто предлагаем нашим читателям пусть не полную, но приближенную к реалиям картину под названием «Николай I и его деятельность», с надеждой, что она хоть в какой-то степени поможет им лучше понять ещё одну страницу такой непростой истории России.

Материалы:

http://zapadrus.su/rusmir/istf/226-i.html

http://www.vevivi.ru/best/Nikolai-I-istoricheskii-portret-ref189207.html

http://www.bibliotekar.ru/rusMassonstvo/149.htm

http://www.bibliotekar.ru/istoriya/209.htm

http://www.istorya.ru/referat/referat2/21462.php

http://www.istorya.ru/referat/referat2/21462.php


Чтобы быть в курсе последних новостей и содействовать продвижению этой информации:
Подписывайтесь на наш канал на Youtube: https://www.youtube.com/c/inance
Вступайте в группу Вконтакте:http://vk.com/inance_ru,
Жмите «Нравится!» в группе Facebook:http://www.facebook.com/inance.ru
И делайте регулярные перепосты.
Предлагайте темы статей, которые Вы хотели бы увидеть на нашем сайте.
Станьте со-авторами — присылайте свои материалы для размещения на нашу почту inance@mail.ru.
Можете поддерживать Информационно-аналитический Центр (ИАЦ) финансово постоянно http://inance.ru/podderzka/ или однократным вкладом:

Благодарим Вас за сотрудничество!

Комментарии:

1 КОММЕНТАРИЙ

  1. 1.Кадровая политика Николая Первого вызывает большие вопросы.
    2.Про систему воспитания и образования…есть любопытная монография Солодянкиной О.Ю. Иностранные гувернантки в России(вторая половина XVIII- первая половина XIX века).-М., 2007.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ