Как часто в жизни одного человека могут претворяться исторические или литературные мифы? Думаем однажды, дважды — могут. Но мы хотим рассказать вам, как в жизни одного исторического лица многократно претворялись в жизнь рассказы о литературном герое.

Имя исторического лица — Вернер фон Браун, германский конструктор, сделавшийся известным в Америке и мире, благодаря своему вкладу в области ракетостроения и космических полётов.

Имя второго — Карл Иероним фон Мюнхаузен, герой сказок и рассказов имевший реального исторического прототипа. О них наш рассказ.

Семья. Детство и юность фон Брауна

Вернер Магнус Максимилиан фрайхерр фон Браун родился не рано и не поздно в своей семье. Это к тому, что был он вторым из трёх сыновей Магнуса фон Брауна и Эмми фон Квистроп, происходивших, в свою очередь, из аристократических семей. Местом своего рождения в день 23 марта 1912 года обязан он Вирзицу (Выжиск,польск.) провинции Позен (Познань, польск.), которая на тот момент находилась на территории Пруссии и ещё недолгое время оставалась в составе Германии.

Фрайхерр (фрайгерр — свободный господин, обращение — барон) — один из видов титулованного дворянства в немецкоязычных странах до 1919 года, немецкий аналог титула барон.

Три брата. Вернер фон Браун в центре
Три брата. Вернер в центре

По окончании Первой мировой войны по Версальскому договору земли Восточной Пруссии переходили к Польше. И семьи, которым было ещё что терять, переезжали в Германию. Семья фон Браунов сначала обосновалась в Гумбиннене (Гусев, Калининградская область), где отец был президентом Гумбинненского правительства, а затем в Берлине, где старший фон Браун будет занимать пост министра продовольствия и сельского хозяйства Веймарской республики.

Немного отвлечёмся и расскажем о некоем образе, который юный барон лицезрел в гумбинненской Фридрихшуле.

фреска в бывшей Фридрихсшуле в Гусеве

Уникальная фреска с изображением сцены встречи короля Пруссии Фридриха Вильгельма I с переселенцами из Зальцбурга (ныне Австрия, а на тот момент — Германия) была создана академиком Кёнигсбергской академии художеств Отто Хайхертом в 1912 —1913 годах по заказу правительства города. Поводом для написания картины послужило окончание строительства нового здания Фридрихшуле, гимназии для мальчиков, которая готовилась отметить свое 150-летие. Кроме этого, Гумбиннен вёл подготовку к 200-летию переселения в Пруссию зальцбуржцев, изгнанных со своей родины за приверженность к протестантизму. Прибывшие в Гумбиннен по приглашению короля Пруссии зальцбуржцы обрели новую родину на прусских землях. Фреска впечатляет как своими размерами (16×8 м), так и обилием персонажей. Фреску венчают слова, приписываемые королю Пруссии:

«Мне — новые сыновья, вам — милая Родина».

фреска в бывшей Фридрихсшуле в Гусеве

По европейским меркам безлюдная Восточная Пруссия вообще всегда была краем переселенцев — первая «волна» пришла в XIII — XIV веках вместе с тевтонцами, вторая — в XVI веке, превратив этот край в оплот протестантизма, ну а третья, когда в 1709 —1711 годах Пруссия была поражена чумой, от которой умерло до половины её населения, да и сам  край был неспокойный, соседи воинственные, в общем — обезлюдевшие земли надо было срочно заселять. Охотнее всего откликнулись протестанты в окрестностях Зальцбурга, которым «закрутил гайки» тамошний католический епископ, и новой родиной им с 1730-х годах стал Гумбиннен.

фрагмент фрески в бывшей Фридрихсшуле в Гусеве

Фреску замазали в первые годы советской власти в Пруссии (после 1947 года), и на её месте полвека было изображение Ленина. С тех пор сменилось несколько поколений, о прошлом успели забыть, и когда в колледж в 1990 — 2000 годах вдруг начали приезжать немцы, в том числе бывшие жители Гумбиннена, желающие посмотреть фреску, работники колледжа недоумевали. Однако в итоге фреску спасло качество советской побелки и краски, экспертиза показала её восстановимость, деньги собрали как местные, так и немцы, и в 2006 — 2008 годах фреску расчищали и обновили реставраторы из Петербурга. [ 1 ]

К сюжету этой фрески, как к воспоминанию детства фон Брауна, мы вернёмся в третьей части.

Определённо, юный герой наш был тем, кого обычно называют «вундеркинд», но в самом начале жизни пристрастия его лежали в сфере гуманитарной. Овладев же игрой на скрипке и фортепиано, юный Вернер фон Браун начал брать уроки у известного композитора. Кто знает, может это «музыка сфер» уже звала его к себе? Другой его талант призывал к организации «ватажек» и он был заводилой многих шалостей и проказ сверстников.

Пытаясь привить интерес к учёбе и точным знаниям, баронесса дарит сыну телескоп на конфирмацию.

Конфирмация — у католиков и протестантов (в разных формах): обряд приёма в церковную общину подростков, достигших определённого возраста.

Подарок и прочитанный роман Жюля Верна передают Вернеру неожиданную мечту-идею. Теперь во что бы то ни стало он мечтает о полёте на Луну.

Иллюстрация к роману Жюля Верна «Из пушки на Луну»
Иллюстрация к роману Жюля Верна «Из пушки на Луну»

Сменив несколько закрытых учебных заведений, в 1928 году родители перевели его в интернат имени Германа Литца на острове Шпикерог в Восточной Фризии. Здесь он добыл экземпляр книги «Ракета для межпланетного пространства» Германа Оберта. Браун и прежде был очарован идеей космических полётов, а теперь он стал целенаправленно заниматься физикой и математикой, чтобы потом конструировать ракеты.

Подключиться к Матрице новостей!

Герман Юлиус Оберт (1894 — 1989) — один из пионеров мировой космонавтики. В 1908 году окончательно пришёл к выводу о том, что в космос можно выйти только с помощью ракеты. 16-летний гимназист совершенно верно определил и вторую задачу — выбор топлива для ракетного двигателя. До него единственным видом топлива был порох. Герман уже в 1912 году самостоятельно нашёл математическое выражение, которое известно как «формула Циолковского», и использовал его как руководство к решению поставленной задачи. Ему было ясно, что решение невозможно найти при ориентации на твёрдое топливо (на достигнутом к тому времени уровне развития техники). Поэтому он пришёл к мысли о необходимости использовать в качестве топлива смесь водорода и кислорода. Заметим на будущее,что из частиц этих газов состоит молекула воды.

В 1917 году сконструировал жидкотопливную ракету.

В 1923 году издал за свой счёт «Практику межпланетных путешествий», которая переиздавалась с дополнениями до 1984 года.

Эта книга обобщала проведённые им ранее работы и заканчивалась (уже в 23-м году) следующими тезисами:

1 — При современном состоянии науки и техники возможно создание аппарата, который может выйти за пределы земной атмосферы.

2 — В дальнейшем подобные устройства смогут развивать такую скорость, что вместо падения на Землю войдут в межпланетное пространство, преодолев земное притяжение.

3 — Имеется возможность создать такие устройства, которые смогут выполнить подобные задачи, имея на своём борту человека, вероятно, без серьёзного ущерба его здоровью.

4 — При определённых условиях создание таких устройств может стать вполне целесообразным. Такие условия могут возникнуть в ближайшие десятилетия.

Таким образом, труд Оберта очертил исчерпывающе проблематику развития космоса в ХХ столетии и стал настольной книгой для всех «больных» космосом.

Оберт состоял в переписке с Годартом и Циолковским. Прожил долгую жизнь, был научным консультантом многих, в том числе, Вернера фон Брауна, и даже находился в центре НАСА в 1969 году в некий исторический момент.

Замечательная история о боевом коне Мюнхаузена, перерубленном пополам

Мы решили построить повествование о жизни Вернера фон Брауна, опираясь на узнавание в его историях, историй о бароне Мюнхаузене, поскольку можно провести некоторые сравнения. Когда, рассказывая о фон Брауне, мы будем видеть истории, схожие с «Приключениями барона Мюнхаузена», то будем приводить параллельно отрывки из «Приключений». О правомочности таких аналогий — судить читателям. Начнём прямо сейчас.

Итак, Вернера часто перемещали из одного закрытого учебного заведения в другое,  и это имело для родителей смысл. Его деловая активность внушала им серьёзные опасения…

В середине 1920-х годов твердотопливные или «пороховые» ракеты уже использовались в качестве сигнальных на морских судах. Видимо, они были в свободной продаже. Начались опыты по конструированию автомобилей, оснащённых такими ракетными двигателями. Пионерами в этом деле были Макс Валье и Фриц фон Оппель.

Макс Валье
Макс Валье

Лавры первопроходцев лишили сна юного барона.

«Он отправился в Берлин и купил там полдюжины сигнальных ракет. Он привязал ракеты к небольшому фургончику, в котором семейство фон Браун иногда путешествовало по побережью, и отправился на этом транспорте к одной из главных берлинских улиц — к Тиргартен-Аллее. Там он поджёг фитили, соединённые с находящимся в ракетах твёрдым топливом, а точнее с порохом, и модернизированный им автофургон рванул вперёд по улице, оставляя за собой огненные языки пламени. Прохожие были в ужасе от увиденного и шарахались во все стороны. Сам Вернер успел только проводить свое детище взглядом. К счастью, никто из прохожих не пострадал, и полиция, вначале арестовавшая юного изобретателя, вскоре выпустила его, посоветовав министру сельского хозяйства подержать своего отпрыска под домашним арестом». [ 2 ]

В другом источнике, однако, написано,что это был прицеп, то есть, не самостоятельно движущееся средство.

А теперь одна история от Мюнхаузена:

«Конь мой пил и пил не отрываясь. Я с удивлением смотрел на него минут пять или десять, и, когда наконец я обернулся, чтобы взглянуть, не собираются ли уже мои люди, — что я увидел? У бедного животного недоставало половины туловища и задних ног, и вода, вливавшаяся в него спереди, выливалась струей сзади, нимало не освежая моего доброго коня… Пока я раздумывал над этой загадкой, с противоположной стороны площади прискакал мой стремянный и, перемежая свою речь целыми потоками чистосердечных поздравлений и крепких ругательств, объяснил мне, каким образом я очутился один и почему у меня недостаёт половины лошади.

Когда я проник в крепость следом за бегущими турками, в воротах внезапно упала опускная решетка, которая начисто отрезала заднюю часть моей лошади, что, впрочем, не помешало мне гнать перед собой толпу неприятеля и вытеснить его через противоположные ворота.

Выслушав этот рассказ, я погнал половину моей лошади и непостижимо быстрым галопом прискакал назад, к воротам, где нашёл и вторую половину бедного животного, которая также рьяно преследовала бежавших прочь солдат турецкого гарнизона. Искусный лекарь моего отряда сшил вместе обе половины лошади, взяв для этого лавровые побеги, так как ничего иного под рукой не нашлось.

Это, впрочем, оказалось очень кстати, потому что лавровые побеги пустили корни в теле лошади, выросли и образовали лавровую беседку, так что во время этого и следующего походов я, в буквальном смысле, пребывал в тени своих лавров».

история о боевом коне мюнхаузена перерубленном пополам

Таким образом, у нас напрашивается сравнение, что фургончик либо прицеп — это «вчерашний день» ракетостроения (задняя половина лошади), а передняя половина лошади — это «завтрашний день» космонавтики, который пока ещё не знает, как лететь к звёздам, используя жидкое топливо.

памятник Мюнхаузену

Между детством и Рейхсвером

Весной 1930 года Вернер стал студентом Политехнической школы в пригороде Берлина Шарлоттенбурге.

В конце 1920-х годов по всей Германии, и в её столице в особенности, многие молодые люди были увлечены идеей создания ракет для космических путешествий. Энтузиасты ракетостроения организовали «Общество космических путешествий», которое, по их мнению, должно было помочь им осуществить свою мечту. В Берлине Вернер стал активным членом этого общества. Там же произошло знакомство с Германом Обертом.

Члены «Общества космических путешествий» перед испытанием ракеты
Члены «Общества космических путешествий» перед испытанием ракеты

На базе «Общества» Оберт сконструировал первый жидкотопливный двигатель для ракеты, испытал его и получил авторскую лицензию. Но финансирования далее не предвиделось и он уехал преподавать в Румынию.

Оставшись без Оберта, его молодые коллеги, не покладая рук, творили новые проекты и искали под них финансирование. Спецы Рейхсвера проявляли интерес, но их не устраивало ни качество предъявленных образцов, ни отсутствие технической документации.

Связи решают всё

По условиям Версальского договора Германия была связана ограничениями и запретами производства нескольких видов вооружения. А вот ракеты были принципиально новой техникой, поэтому военспецы так ухватились за наших энтузиастов.

Юный Вернер фон Браун не смирился с этой неудачей. Он собрал данные об испытаниях ракет и разработках, созданных членами «Общества», и отправился к полковнику Карлу Бекеру, возглавлявшему в те годы отдел баллистики и вооружений Рейхсвера. Бекер встретил Брауна довольно тепло (по материалам автобиографии Бекер был другом старшего фон Брауна) и, выслушав все предложения юного конструктора, предложил группе разработчиков новую сделку. Армия готова была оказать им финансовую поддержку в том случае, если они согласятся продолжить свои работы в условиях строгой секретности. Однако Рудольф Небель, наиболее влиятельный из членов «Общества», стал возражать против этого условия. Он явно не желал, чтобы их творческий коллектив превратился в чисто армейское подразделение.

Узнав об этом, Бекер предложил фон Брауну другой вариант: до получения степени бакалавра продолжать научную работу в Берлинском университете за счёт средств, выделенных Рейхсвером. Сам Бекер был профессором этого университета. При этом темой научной работы фон Брауна должно было стать исследование ракетных двигателей на жидком топливе.

Работа на Рейхсвер

Экспериментальные исследования по теме своей докторской диссертации Вернер фон Браун проводил в военно-исследовательской лаборатории в Куммерсдорф-Вест. О результатах этих исследований юный барон доложил 1 октября 1932 года. Тогда ему было 20 лет. После этого доклада он сразу же был удостоен степени бакалавра. Он сблизился с инженером-механиком Генрихом Гройновом и другим энтузиастом ракетостроения — Вальтером Риделем. Они начали работать под управлением армейского офицера-артиллериста полковника Вальтера Дорнбергера. Вскоре Дорнбергер отдаёт Вернеру технические функции управления, оставляя за собой лишь административные. В таком раскладе тандем сохранился до 1945 года.

Уже находясь в США, Вернер фон Браун так объяснял причины того, что он и его соратники начали работать на нацистов:

«Мы нуждались в деньгах для проведения наших экспериментов, а германская армия была готова нам помочь. Мы решили воспользоваться этой возможностью, совершенно не задумываясь о последствиях, к которым приведёт наше сотрудничество с рейхсвером. Следует также отметить, что в 1932 году идея очередной мировой войны выглядела абсурдной. Нацисты ещё не были у власти, и у нас не было каких-либо причин предполагать, что то, что мы делаем, в будущем будет использовано против человечества. Нас всех увлекало лишь одно — исследование космического пространства. И нашей главной заботой было получить как можно больше от Золотого Тельца, которым в те годы казалась нам германская армия». [ 2 ]

Тридцатого января 1933 года канцлером Германии стал Адольф Гитлер, и с того дня де-факто фон Браун работал уже на нацистов.

Все изыскания, связанные с ракетами, были запрещены частным компаниям и лицам.

Интерес же фон Брауна к космическим путешествиям и его работа на нацистов вовсе не являлись взаимоисключающими. В Германии начала 1930-х годов для того, чтобы финансировать свои космические проекты, фон Брауну не оставалось ничего другого, как создавать ракетное оружие. Более того, если нацисты и поддерживали космические проекты, то лишь потому, что считали запуск космического корабля с человеком на борту ещё одним подтверждением исключительной роли Германии в истории человечества. Именно поэтому нацистские власти в гитлеровской Германии стали спонсором космических программ Вернера фон Брауна.

Все ракеты, созданные фон Брауном и Дорнбергером для германской армии, воплощали в себе всю сумму знаний о космических аппаратах и системах, которые были накоплены немецкими учёными и инженерами к тому времени.

Вернер фон Браун. Фото начала 30-х годов

Пять лет очковтирательства

Боевые ракеты в документах назывались «агрегатами».

Во время работы над созданием А-2 фон Браун закончил работу над докторской диссертацией и отправил её рукопись в Берлинский университет. Его диссертационная работа «Конструкторские, теоретические и экспериментальные разработки для решения проблемы создания ракеты на жидком топливе» была одобрена учёным советом университета 27 июля 1934 года и сразу же была отмечена грифом «Совершенно секретно». Она была опубликована лишь после окончания войны. Таким образом, Вернер фон Браун в возрасте 22 лет уже получил докторскую степень и известность в научных кругах Германии. Талант и целеустремленность учёного позволили ему стать лидером в области ракетостроения не только в Германии, но и во всём мире.

В декабре 1934 года фон Браун и Вальтер Дорнбергер, наконец, оправдали ожидания своих армейских спонсоров и осуществили успешный запуск сразу двух ракет А-2. Испытания ракет производились на острове Боркум в Северном море. Обе ракеты достигли заданной высоты около 2 — 3 км над уровнем моря.

Вскоре фон Браун объявляет о создании А-3, которая в отличии от А-2 является управляемой и имеет сложную траекторию. В результате Дорнбергер и фон Браун получили 6 миллионов марок от Вермахта и на 5 миллионов марок больше от Люфтваффе на разработку ракет и реактивных двигателей, а также на строительство новых производственных корпусов и испытательного полигона в удалённом уголке мыса Пенемюнде на острове Узедом в Балтийском море.

Вернер фон Браун был назначен техническим директором секретного объекта и занимал этот пост до тех пор, пока база на Пенемюнде не была превращена в груду развалин после бомбардировок мыса английской и американской авиацией.

К декабрю 1937 опытные ракеты А-3 были готовы. Но их испытания не были удачными. Было принято решение о разработке А-5.

В начале 1939 года Люфтваффе осознало, что его участие в ракетной программе армии — довольно дорогое удовольствие, и решило пойти другим путём. Люфтваффе сохранил за собой лишь свои аэродромы, а всю остальную недвижимость и проблемы с ракетами уступила армии. То, что перешло под контроль армии, стало называться довольно скромно — «Армейское подразделение Пенемюнде».

23 марта 1939 года барону исполнилось 27 лет и в этот же день они с Дорнбергером впервые предстали перед Гитлером, чтобы спасти проект, который с 1934 года ничем не порадовал армию. Дорнбергер рассказал Гитлеру о ракете А-4 (более известной затем как ФАУ-2), которая должна была стать самым мощным оружием Германии.

Работа над ФАУ-2 в нацистской Германии

В феврале 1940 года Гитлер заморозил все проекты по разработке новых видов вооружений, на осуществление которых требовалось более года. Германская армия продолжала разработки ракет на мысе Пенемюнде, задействовав средства с других, менее перспективных проектов. В этой программе принимало участие свыше 4 тысяч высококвалифицированных рабочих и инженеров.

Вернер фон Браун в окружении нацистов. 1941 год
Вернер фон Браун в окружении нацистов. 1941 год

Ракета А-4 была готова к пробному запуску лишь через два с половиной года. Первая управляемая ракета этого типа была запущена с 7-ой стартовой площадки Пенемюнде 13 июня 1942 года. Этот запуск не был успешным.

Через полтора месяца после успешного запуска А-4 ход войны начал меняться явно не в пользу Германии. Летом 1942 года германская 6-я армия столкнулась с упорным сопротивлением советских войск под Сталинградом. Девятнадцатого ноября Красная Армия начала контрнаступление, которое к концу января 1943 года изменило ход войны. Из 330 тысяч солдат и офицеров 6-й армии уцелели лишь 100 тысяч. Все они оказались в плену. После столь огромных потерь, когда многие немецкие семьи лишились отцов, братьев, сыновей и мужей, народ Германии начал осознавать, что Третий рейх просуществует недолго и вся Германия скоро подвергнется массированным бомбардировкам советской, английской и американской авиаций с последующим вторжением войск противников на территорию страны.

Интриги Гиммлера

В мае 1943 года Альберт Шпеер, занимавший важный пост в министерстве вооружения и боеприпасов, вместе со своими советниками стал свидетелем успешного запуска А-4 на мысе Пенемюнде. Через два дня после этого события Шпеер сообщил Дорнбергеру, что тому присвоено звание генерал-майора. Во время испытаний А-4 на Пенемюнде присутствовал и рейхсфюрер СС Генрих Гиммлер. Именно он и предложил Гитлеру повысить приоритет разработок ракетного оружия.

Каждое очередное поражение немецкой армии вызывало у Гитлера приступ ярости, смешанной с отчаянием. Теперь ему не оставалось ничего иного, как стать энтузиастом тех проектов, которые по его приказу были заморожены в начале 1940-х годов, когда он считал, что война уже практически выиграна. Седьмого июля 1943 года генерал-майор Дорнбергер получил приказ информировать фюрера о состоянии разработок ракет А-4. Вместе с фон Брауном и Эрнстом Штайнхоффом Дорнбергер отправился в Восточную Пруссию, в городок Растенбург, в окрестностях которого находилась ставка Гитлера, называемая «Волчье логово».

 

Гитлеру показали этот фильм о новой ракете, который Вернер сопровождал комментариями. В случае, если бы фюрера и сопровождавших его лиц фильм не впечатлил, Браун и его коллеги были готовы повторить запуск А-4 в небо Балтики.

Альберт Шпеер описал выступление фон Брауна и впечатление, произведённое на фюрера такими словами:

«Фон Браун выступал уверенно, без тени робости. В его голосе совершенно отсутствовали нотки юношеского энтузиазма. Свою теорию он изложил настолько чётко и понятно, что, начиная с этого дня, Гитлер стал поклонником гениального учёного».

Когда фон Браун закончил презентацию нового вида оружия, Вальтер Дорнбергер дал некоторые пояснения по поводу его производства. Дискуссия между слушавшими и выступавшими свелась лишь к выяснению того, должна ли А-4 запускаться с передвижных установок или из стационарного подземного бункера. Дорнбергеру больше нравился первый вариант, но фюрер почему-то предпочитал второй. Понятно, что победу в этом споре одержал Гитлер, и он тут же распорядился начать строительство подземных шахт для ракет. А Вальтер Дорнбергер утешился тем, что получил то, о чём давно мечтал — высокое воинское звание.

После встречи за заслуги перед Третьим рейхом был награждён и Вернер фон Браун. Гитлер утвердил его в звании титулярного профессора..

Вернер фон Браун. Германия

После того как ракетчики оказались под покровительством Гитлера, ими тут же заинтересовались и разведки стран, воюющих с Германией, особенно — британская. В ночь с 18 на 19 августа штаб ВВС Великобритании отправил к мысу Пенемюнде 497 «Стирлингов», «Галифаксов» и «Ланкастеров». Эта операция была санкционирована Уинстоном Черчиллем. В результате массированной бомбардировки предполагалось уничтожить не только саму ракетную базу, но и всех учёных, инженеров и рабочих, трудившихся над созданием ракет. И, конечно же, одной из главных целей были сами ракеты, угрожавшие прежде всего Англии. Воздушный налёт продолжался 45 минут, и после того, как все бомбы были сброшены, мыс был полностью охвачен огнём. Однако выполнить боевую задачу до конца английским пилотам так и не удалось. Большинство немецких учёных и инженеров успели спрятаться в бомбоубежищах. Из 4 тысяч немецких граждан, проживавших на Пенемюнде, включая и членов семей ученых, конструкторов и других специалистов, погибли 178 человек. Погибли также 557 иностранных рабочих, в основном русских и поляков, которых германские власти использовали на подсобных работах. Эти несчастные были заперты в своих бараках в специальном лагере, в южной части базы Пенемюнде.

Прицельное бомбометание англичанам осуществить не удалось, и разрушения оказались не столь сильными. Черчилль и командование британскими ВВС были крайне огорчены. Довольно много ракет «ФАУ-2», находившихся в процессе сборки, не получили каких-либо серьёзных повреждений. Тем не менее налёты могли повториться, и Гитлер приказал перевести производство ракет на секретный подземный завод в горах Гарц в Центральной Германии. Организацию прокладки тоннелей и строительства производственных корпусов Гитлер поручил Гиммлеру (на самом деле Гиммлером уже затыкали бреши в управлении армией).

В феврале 1944 года Гиммлер позвонил фон Брауну и пригласил его в штаб-квартиру СС в Хохфельде, в Восточной Пруссии.

«Я надеюсь, что вы понимаете, насколько важно для нас иметь ракету А-4, — сказал Гиммлер. — Весь немецкий народ надеется, что это чудесное оружие позволит вермахту защитить нашу страну от её врагов… Что касается вас лично, то я представляю, как вам надоели штабные армейские крысы с их бюрократическими закорючками. Почему бы вам не перейти непосредственно под моё подчинение? Вы, несомненно, знаете, что никто не имеет такого влияния на фюрера, как я, и поэтому моя поддержка будет для вас более эффективна, чем усилия всех генералов вермахта вместе взятых».

«Господин рейхсфюрер, — тут же ответил Браун, — я не вижу для себя лучшего начальника, чем генерал Вальтер Дорнбергер. То, что мы не всегда укладываемся в сроки, связано скорее с техническими проблемами, чем с чиновничьей волокитой. Ракета А-4 подобна цветку, и для того, чтобы он распустился, необходим солнечный свет, правильно рассчитанная доза удобрений и добросовестный садовник. То средство, которое предлагаете вы, аналогично жидкому свежему навозу. Такое удобрение, конечно же, очень эффективно, но вполне может и погубить наше нежное растение» [ 11 ].

Говорил он это Гиммлеру, как он это утверждает в своих записках — вопрос, но известно, что барон был покровителем любому проекту и человеку, с которыми его связывал труд, поэтому вряд ли бы он «сдал» своего шефа.

Три недели спустя фон Браун был арестован агентами гестапо. Он и несколько его подчинённых, включая младшего брата Магнуса, обвинялись в измене государственным интересам. Гестапо заявило, что фон Браун и его люди мечту о космических полётах ставят выше важной работы по созданию ракеты «ФАУ-2» для рейха. Арестованных продержали в застенках в Штеттине в течение двух недель, до того момента, пока вмешательство Вальтера Дорнбергера и ходатайство Альберта Шпеера не открыли им путь на свободу.

Фон Браун невольно оказался втянутым в разборки между вермахтом и СС, и после ареста его репутация у нацистов пошатнулась. Даже после освобождения многие из высокопоставленных нацистов были уверены в том, что для него исследования космоса имеют более высокий приоритет, чем служение делу национал-социализма. Но после окончания войны тот случай, когда гестапо объявило фон Брауна врагом Третьего рейха, стал для него спасательным кругом.

В истории с арестом фон Брауна и его коллег есть немало загадочного. Гестаповские палачи обычно не церемонились с арестованными, и даже с генералами вермахта. Обычно их пытали не только с целью выбить признание, но и для того, чтобы получить информацию о реальной подрывной деятельности в Третьем рейхе. Однако с Брауном и его людьми, если верить отчётам гестапо, в тюрьме обращались очень хорошо. В этих отчётах не было ни слова о том, что аресты офицеров вермахта или гражданских служащих, работавших на Пенемюнде, были следствием доносов, написанных фон Брауном или кем-либо из его коллег. Из всего этого можно сделать вывод, что фон Браун и его товарищи были пешками в хитроумной игре, которую Гиммлер вёл против генералов вермахта, и он, конечно же, был заинтересован в том, чтобы защитить фон Брауна и его людей и использовать их при случае ещё раз.

В конце концов Гиммлеру не удалось подчинить своему ведомству заводы и исследовательские лаборатории Пенемюнде, но под его началом оставался завод «Миттельверк», на котором производились ракеты «ФАУ-2». Последующими пусками ракет на мирное население Европы руководили офицеры СС.

«Миттельверк» — самый крупный военный подземный секретный завод в горном массиве Гарц около города Нордхаузен. Его постройка началась в августе 1943 года. Цель — производство ФАУ-2 и турбореактивных двигателей БМВ-03 и ЮМО-004, используемых на истребителях и бомбардировщиках. Серийное производство ракет фактически было — с января 1944 по март 1945, при этом при плане 13500 единиц было произведено 5946. Основной причиной невыполнения плана в отчётах указывался саботаж заключённых, работавших на производстве. В наказание — сотни людей были повешены и расстреляны. В целом же на производстве ФАУ-2 тысячи людей умерли от истощения и невыносимых условий труда. Рядом для нужд завода существовал концлагерь Бухенвальд, но потом были созданы более 40 собственных лагерей (например, Дора-Миттельбау). Важно отметить, что среди всех жертв ФАУ-2 были и немецкие вольнонаёмные рабочие, которые также, как и заключённые лагерей, умирали на производстве от истощения и ужасных условий труда.

Обобщающее заключение по сотрудничеству фон Брауна и его команды с нацистами или «кому война — а кому мать родна»

Прежде мы должны сказать о тех жертвах, которые понесла Западная Европа из-за деятельности фон Брауна за 13 лет работы его коллектива на Рейхсвер, Вермахт и Люфтваффе..

Нацистская пропаганда называла ФАУ-2 «Оружием возмездия». Ракеты направлялись на цели, находившиеся в Париже, Антверпене, Лондоне, других города Британии и Европы. От их взрывов за период с сентября 1944-го по март 1945-го погибло 2724 человека, несколько тысяч было ранено.

Число это в разы меньше, чем число жертв в лагерях и на заводе при строительстве ракет. Каждая человеческая жизнь бесценна, но как измерить вину разработчиков перед человечеством (а она несомненна, поскольку создатели знали как используются их творения), если они создавали не только орудие убийства, но и межпланетную ракету? Об этом мы не упоминали, но баллистическая ракета покидала земную атмосферу во время полёта к цели. Именно А-4 и другие разработки стали впоследствии теми ракетами, которые потом первыми полетели в космос в СССР и США. Возможно, именно благодаря тому, что завод «Миттельверк» попал в советскую зону оккупации, Сергей Павлович Королёв стал главным конструктором института «Нордхаузен» на базе завода.

Вопрос нами заданный о вине барона перед человечеством не так прост, как кажется. Легко его объявить нацистским пособником, исчадием ада и закрыть вопрос. Но нужно помнить, что сама тема нацизма — жупел (ярлык, которым отпугивают людей от какой-то информации). Но Вернер фон Браун, как учёный, ради науки готов был работать на кого угодно и в этом проявляется, конечно, его личное злонравие, его нечувствительность к боли и страданиям тех, кто трудился и умирал на заводах, но это не делает его 100% злодеем, хотя сам он нёс эту грязь работы на нацистов на себе всю жизнь. Но справедливости ради, надо сказать, что таковы в то время были многие учёные. И это проблема в целом всей западной науки, которая в её становлении и развитии вывела этичность за свои рамки. Оттуда многие бесчеловечные эксперименты над людьми (и не только над ними) нацистов и японцев (и не только их). Оценивая  деятельность Вернера фон Брауна, нужно дать адекватную оценку всей западной науке. Только в последние годы начало появляться понимание, что некоторые эксперименты неэтичны, а потому не должны проводиться, либо должны находиться другие методы решения поставленных перед наукой задач. Только, когда общеконцептуальная основа культуры (особенно — культуры западной цивилизации) начала трещать по швам, тогда начала изменяться под давлением обстоятельств и нравственная основа науки, начали подниматься вопросы этики науки.

Таким образом, оставим на совести каждого право оценить этот период деятельности фон Брауна и его команды. Отметим, что разработчики, поймав на «хайпе» Гиммлера, а через него — Гитлера, сами того не ведая, приблизили победу над фашистским вермахтом, тратившим усилия и средства на создание «Орудия возмездия». И это не только наше мнение. О такой реакции есть упоминание от имени Бориса Чертока, который, вместе с Королёвым работал в институте «Нордхаузен». [ 10 ]

И чуть под другим углом. Пресловутая гонка вооружений является для конструкторов наилучшим источником финансирования, если свою пользу они сумеют объяснить военным. Об этом и поговорка:

«Кому война — а кому мать родна».

Само по себе ракетостроение вообще изначально избегало жертв человеческими жизнями:

«…То, что в противоположность авиации, бывшей прыжком в неизвестное, где техника пилотирования отрабатывалась со многими жертвами, полёты на ракете оказались менее трагичными, объясняется тем, что основные опасности были предсказаны и найдены способы их устранения» (Герман Оберт).

Но начало космонавтики как американской, так и советской омрачено жертвами завода «Миттельверк».

Полёт на ядре или камикадзе Люфтваффе

«Итак, мы осаждали какую-то крепость, и командующему крайне важно было получить точные сведения о том, что творилось за её стенами… При штабе не было ни одного подходящего человека, которого можно было бы послать в крепость на разведку с надеждой на успех. И когда я обдумывал все затруднения, какие пришлось бы преодолеть, чтобы пробраться через форпост, караулы и крепостные стены, у меня вдруг мелькнула мысль, нельзя ли добиться этого иным способом!.. И вот, не сказав никому ни слова о своём плане, я встал возле одного из самых крупных орудий и внимательно ждал того момента, когда раздастся команда: «Пли!» и канонир поднесёт к затравке фитиль… Как только ядро вылетело из дула, я вмиг вскочил на него, рассчитывая проникнуть на нём в крепость.

полёт на ядре Мюнхаузена

Однако пока я летел по воздуху, в голове у меня теснились всевозможные соображения. «Да уж! — думал я. — Туда-то я, положим, попаду; а как выбраться потом оттуда? И что будет со мной в крепости?.. В пылу рвения я не снял даже мундира, поэтому во мне тотчас же признают шпиона и повесят на ближайшем дереве… Нет! Это был бы первый представитель рода Мюнхаузенов, которого постиг бы такой конец!..»

Поэтому я быстро решил воспользоваться первым встречным ядром, брошенным из крепости, как обратным экипажем; а так как вскоре мимо меня летело одно из неприятельских ядер, то я не упустил случая, перепрыгнул со своего ядра на вражеское и таким образом вернулся назад, хотя и ничего не сделав, но зато целым и невредимым.

— Мюнхгаузен! — крикнул султан, надрываясь со смеху. — Мюнхгаузен! Хотел бы я видеть эту картину! Это, должно быть, была забавная прогулка!..

— Конечно, ваше высочество! — ответил я. — И я рад, что дело кончилось благополучно, потому что я чуть было не погиб. Ядра — страшно гладкие, и мне с трудом удавалось сохранять равновесие. Но счастье — удел молодости!..» [ 3 ]

…А в Люфтваффе была такая барышня — Ханна Райч, лётчик-испытатель и валькирия по-совместительству.

Ханна Райч

И пишут, что у них с бароном, одно время, был роман, но потом Ханна гораздо круче взяла, говоря по-ихнему, ранверсман сделала. Так вот, она шибко носилась с идеей камикадзе. Под проект даже название выделили — «Эскадрон Леонида». По примеру подвига трёхсот спартанцев. И все крупные мужи Рейха эту идею рубили на корню, и Гитлер рубил… но не запрещал.

И отобрали не триста, а двести добровольцев и говорят: «Вернер фон Браун построил для вас 175 крылатых ракет V-4. Будем учится в кабину залезать»

Ну, они возмущаться стали: «Нас — 200, а ракет — 175! Как так! Давайте в «русскую рулетку» играть, кто не полетит!» А один возьми, да и спроси: «Извините, панове, а катапультироваться будем учиться?» А ему отвечают: «Катапульта не предусмотрена, парашют — невозможен». Спартанцы закисли и пошли самолётов просить. Самолёты им дали, но как-то бездарно они их использовали в мае 45-го. Нужно было свои мосты уже уничтожать. Так только на подрыве одного моста тридцать пять касатиков сгинуло.

Между крокодилом и львом

Когда раскаты советских орудий уже слышны были на острове Узедом, барону пришлось принимать решение, кому сдавать в плен свою команду. По обстоятельствам рождения и вытекающей из него сословной морали выбор падал в пользу Америки, а по соображениям уникальности его технического таланта… опять же на Америку. Вернер знал, в Советской России у него есть двойник — Сергей Королёв. А в США Годдард был уже не у дел и в августе того же года — скончался. Поэтому, решает барон, к нашим звёздам мы полетим через те же тернии вооружений. Работали на «немецкого дракона», теперь предложим свои услуги «англосаксонскому льву». Где наша не пропадала!

«…После короткого отдыха я в одиночестве тронулся дальше и скоро добрёл до бурного потока; я хотел было присесть здесь, как раздавшийся за моей спиной шум заставил меня повернуть голову и осмотреться. И что же я увидел? Здоровенного льва, который уверенно шёл прямо на меня. Не задумываясь над тем, что мой заряд самой мелкой дроби может лишь пощекотать царю зверей ноздри, я схватил ружьё и спустил курок…

Величественный хищник остановился лишь на мгновенье, тряхнул головой и, готовясь к прыжку, испустил грозный рёв. К своему стыду, я должен сознаться: молодой барон Мюнхаузен до того потерял голову, что решил искать спасения в бегстве… Я повернулся, и… — у меня до сих пор ещё дрожь пробегает по телу, когда я вспоминаю этот момент… — в нескольких шагах от меня стоит омерзительный крокодил, уже раскрывший свою страшную пасть, чтобы проглотить барончика!.. Представьте себе, друзья мои, весь ужас моего положения!.. За мной — лев, передо мной — крокодил, слева — бурный поток, справа — пропасть, кишащая ядовитыми змеями. Мне кажется, и с Геркулесом в таком положении случилось бы то же самое, что со мной: я тотчас же потерял сознание и замертво упал на землю, будучи уверен, что мне пришёл конец или на зубах крокодила, или в львиной пасти!

Благодарю вас за участие, которое при мысли о моем незавидном положении, как я вижу, покрыло ваши лица мертвенной бледностью… Однако успокойтесь!.. Спустя несколько секунд я очнулся от сильного, но непонятного звука. Я отважился приподнять голову — и что же вы думаете?.. Разъярённый лев перескочил через меня и попал прямо в пасть крокодила. Голова одного завязла в глотке второго, и оба стараются изо всех сил отделаться друг от друга. Я проворно вскочил на ноги, вытащил нож и одним ударом отсек льву голову, так что его туловище рухнуло возле моих ног. Затем прикладом ружья я ещё глубже забил львиную голову в пасть крокодила, который от этого задохнулся и околел». [ 3 ]

Между крокодилом и львом. Барон Мюнхаузен

Далее, приходит спасительный звонок от Ганса Каммлера, который предписывает эвакуировать документацию и самим выдвигаться в район завода на юг Германии. Но самое удивительное, что канал связи с заводом на тот период носил название «Мюнхаузен» [ 7 ]. То есть звонит «Мюнхаузен» и голосом Каммлера торопит в лапы американцев, которые наступают на юг…

В марте 1945 года Вернер фон Браун отправился в Берлин на совещание. Но не доехал. Водитель уснул за рулём, машина перевернулась и барон сильно повредил руку. Поэтому, когда он попал к американцам, на руке его была повязка.

Вернер фон Браун в мае 1945-го года

Что говорят нам от имени Мюнхаузена?:

«…Я упоминаю об этом деле только потому, что в результате чрезмерного напряжения во время боя моя правая рука так разошлась и непроизвольно продолжала рубить направо и налево даже после сражения, и мне пришлось целую неделю держать её в повязке. Воспользовавшись этим, турки врасплох напали на меня из засады и, безоружного, захватили в плен».

Правда, у Вернера загипсована левая рука.

Но и это ещё не всё.

Поскольку барон сдаёт американцам команду в районе «Миттельверка», они забирают с собой в Америку целые ракеты ФАУ-2 (около ста штук), оставляя Королёву разобранные ракеты и документацию завода, спрятанную в шахте!!! [ 4 ]

Вернер фон Браун увозит с собой оружие

Конец первой части. Читать вторую часть

Материалы »

Материалы:

[ 1 ] Школа, где учился Вернер фон Браун
https://kirill-moiseev.livejournal.com/174166.html

[ 4 ] Архив фон Брауна помог создать русские ракеты
https://inosmi.ru/military/20170116/238529457.html

[ 2 ]Вернер фон Браун:человек,который продал Луну
http://www.libma.ru/tehnicheskie_nauki/verner_fon_braun_chelovek_kotoryi_prodal_lunu/p16.php

[ 6 ]Пропуск в бездну.Маршалы космоса.
http://kursak.net/propusk-v-bezdnu-marshaly-kosmosa-chast-1/

[ 3 ] Приключения Мюнхгаузена http://booksonline.com.ua/view.php?book=124581

[ 7 ] Ракетный центр Третьего рейха. Записки ближайшего соратника Вернера фон Брауна. 1943–1945

https://bookz.ru/authors/diter-hucel_/raketnii_282/1-raketnii_282.html

Иллюстрации:

http://www.librosmaravillosos.com/wernhervonbraun/imagenes/01.jpg

https://fotki.yandex.ru/next/users/klintsi-kirill/album/557532/view/1850298?page=1

https://fotki.yandex.ru/next/users/klintsi-kirill/album/557532/view/1850297?page=1

https://fotki.yandex.ru/next/users/klintsi-kirill/album/557532/view/1850296?page=1

https://upload.wikimedia.org/wikipedia/commons/4/4a/%27From_the_Earth_to_the_Moon%27_by_Henri_de_Montaut_39.jpg

https://upload.wikimedia.org/wikipedia/commons/d/da/Bundesarchiv_Bild_102-01338%2C_Max_Valier_im_Raketenauto.jpg

http://booksonline.com.ua/pic/1/2/4/5/8/1//i_012.jpg

http://static1.repo.aif.ru/1/3d/388360/b891d57870f2f6eeb9eb20a5a2adb011.jpg

http://www.librosmaravillosos.com/wernhervonbraun/imagenes/04.jpg

http://www.librosmaravillosos.com/wernhervonbraun/imagenes/09.jpg

https://upload.wikimedia.org/wikipedia/commons/4/41/Bundesarchiv_Bild_146-1978-Anh.024-03%2C_Peenem%C3%BCnde%2C_Dornberger%2C_Olbricht%2C_Brandt%2C_v._Braun.jpg

http://www.librosmaravillosos.com/wernhervonbraun/imagenes/11.jpg

http://cdn01.ru/files/users/images/33/e9/33e9aa9ee6ecb57e69e553aa497361fe.jpg

https://4.bp.blogspot.com/-umsoPm2CP9g/WAIojmLHK2I/AAAAAAAATbU/K3Hfq0qUMBsvishZIGBhDImh4_pQo2U_QCLcB/s1600/hannareitch1.jpg

http://booksonline.com.ua/pic/1/2/4/5/8/1//i_016.jpg

http://www.libma.ru/tehnicheskie_nauki/verner_fon_braun_chelovek_kotoryi_prodal_lunu/i_003.jpg

http://booksonline.com.ua/pic/1/2/4/5/8/1//i_025.png


Чтобы быть в курсе последних новостей и содействовать продвижению этой информации:
Подписывайтесь на наш канал на Youtube: https://www.youtube.com/c/inance
Вступайте в группу Вконтакте:http://vk.com/inance_ru,
Жмите «Нравится!» в группе Facebook:http://www.facebook.com/inance.ru
И делайте регулярные перепосты.
Предлагайте темы статей, которые Вы хотели бы увидеть на нашем сайте.
Станьте со-авторами — присылайте свои материалы для размещения на нашу почту inance@mail.ru.
Можете поддерживать Информационно-аналитический Центр (ИАЦ) финансово постоянно http://inance.ru/podderzka/ или однократным вкладом:

Благодарим Вас за сотрудничество!

Комментарии:

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ