Вопрос, вынесенный нами в заголовок, вполне закономерный, ибо как только не называли и кем только не именовали этого человека, безусловно, оставившего свой след в новейшей истории Беларуси. Вот, и это далеко ещё не полный, перечень этих званий: Вацлав Ластовский — белорусский общественный и политический деятель, историк, филолог, этнограф, публицист, писатель, литературовед, академик, создатель Белорусского музея имени И. Луцкевича, директор Белорусского государственного музея, премьер-министр Белорусской Народной Республики, «один из инициаторов национального и культурного возрождения своей республики в начале XX века», «один из отцов белорусского Возрождения», «духовный отец «крыўскай» (кривичской, белорусской) цивилизации»… (Не будем ёрничать, но данное перечисление определённые ассоциации вызывает. Помните «классическую» характеристику: «Гигант мысли, отец русской демократии, особа, приближённая к императору»).

Но есть и другие его характеристики: «персонаж русофобского толка», «псевдоисторический», «псевдонаучный», «деятель», «псевдоучёный», «несёт расовые бредни» и т.п.

Диапазон впечатляет. Поэтому попытаемся разобраться в этом, несомненно, заслуживающем уважения, но всё-таки — мягко говоря — весьма «пёстром послужном списке». Тем более что и повод для этого подходящий есть — буквально на днях «всё прогрессивное (читай: «свядомое»)» население Беларуси вспоминало, что 8 ноября исполнилось 134 года со дня рождения Вацлава Ластовского.

Начнём «танцевать от печки», то есть напомним читателям биографию нашего героя, а затем остановимся на основных обстоятельствах его деятельности.

Биография Ластовского Вацлава Устиновича

image4
https://krynica.info/

Ластовский Вацлав Устинович родился 27 октября (8 ноября) 1883 года в застенке (не надо «пугаться» этого слова, которое является просто ононимом слова «застенок» в русском языке, а в тогдашней Польше так назывался один из видов сельского поселения) Колесники Дисенского уезда Виленской губернии. Родители были безземельными шляхтичами или как уточнял сам Вацлав Ластовский, говоря о своём происхождении:

«Мой отец земледелец, дед — кузнец, а прадед — бортник».

Закончил на родине Погостскую начальную школу. В 1896 году Ластовский уехал в Вильно, где работал посыльным в винной лавке. В 1904 — 1905 годы слушал лекции в Петербургском университете. С 1906 года — в Риге, где занимался самообразованием.

image1
http://inbelhist.org/

В 1902 вступил в Польскую социалистическую партию в Литве. В 1909 — 1914 годы — редакционный секретарь газеты «Наша Ніва», в 1916 — 1917 годы — газеты «Гоман», в 1922 году — журнала «Беларускі сцяг». Во время Первой мировой войны оставался в Вильно. В январе 1915 года вместе с В. Святополк-Мирским, И. Луцкевичем и А. Луцкевичем подписал обращение к немецким оккупационным властям с просьбой об издании белорусских газет. Управлял виленской «Беларускай кнігарняй» и Белорусским издательским товариществом, курировал издание школьных учебников, сам участвовал в их написании.

В 1918 — 1919 годы член Виленского белорусского совета, в марте 1918 года направлен от него в состав Совета Белорусской Народной республики (БНР). Участвовал в провозглашении независимости БНР. В конце 1918 года был белорусским атташе при литовском посольстве в Берлине. С 1919 член Белорусской партии социалистов-революционеров. В декабре 1919 года возглавил Кабинет министров Народной Рады БНР. Арестован польскими властями 17 декабря 1919 года; освобождён в феврале 1920 года; переехал в Ригу, потом в Каунас.

20 октября 1920 года на белорусской конференции в Риге под руководством В. Ластовского был создан блок белорусских партий для борьбы за независимую и неделимую Беларусь. В связи с расхождениями по вопросам тактики в декабре 1920 года исключен из партии белорусских эсеров.

В 1920 — 1923 годах посетил Бельгию, Германию, Ватикан, Италию, Чехословакию, Францию, Швейцарию, где выступал за права белорусского народа. 20 апреля 1923 года подал в отставку с должности премьер-министра БНР.

В 1923 — 1927 годах издавал журнал «Крывіч», напечатал несколько учебников.

В ноябре 1926 года по приглашению Института белорусской культуры СНК Белорусской Советской Социалистической республики принял участие в академической конференции по реформе белорусского правописания и азбуки. В апреле 1927 переехал в БССР.

image7
https://www.interfax.by/

Работал директорам Белорусского государственного музея, заведующим кафедрой этнографии. С 1928 года секретарь Белорусской Академии наук, академик.

20 ноября 1929 года освобождён от должности секретаря Белорусской АН. 21 июля 1930 году арестован ГПУ БССР по делу «Союза освобождения Беларуси». В 1931 году выслан на 5 лет в Саратов, лишён звания академика. Работал заведующим отделом редких рукописей библиотеки Саратовского университета. Повторно арестован 20 августа 1937 года и Военной коллегией Верховного суда СССР 23 января 1938 приговорён к расстрелу «как участник национал-фашистской организации».

Необходимое пояснение о провокации

Дело о раскрытии в 1930 году в Белорусской ССР в Наркомате просвещения, Академии наук и различных ВУЗах так называемой контрреволюционной организации национальной интеллигенции «Союза освобождения Беларуси» («Саюза вызвалення Беларусi»), материалы которого привели к трагической гибели Вацлава Ластовского, было сфабриковано. Как говорится в заявлении КГБ Белорусской ССР (июль 1988 года):

«Тщательным изучением архивных материалов не выявлено каких-либо документальных данных, свидетельствующих о достоверности существования Союза освобождения Белоруссии (Саюза вызвалення Беларусi)»

Что важно отметить: это информация не перестроечных лет, богатых на отбеливание всех и всяких врагов народа. В истории ВЧК—КГБ, которая изучается в Высшей школе КГБ, об этой провокации, и опять-таки среди других, которых было достаточно много в период ягодинщины и ежовщины, тоже говорилось (конкретно, в 1970-ые годы).

Организатором провокации был тогдашний нарком внутренних дел БССР Григорий Рапопорт, который в февраля 1938 года Военной коллегией Верховного суда СССР был приговорён к высшей мере наказания — расстрелу по обвинению «в принадлежности к антисоветской вредительско-диверсионной террористической организации правых»).

В связи с изложенным Вацлав Ластовский в 1958 году реабилитирован по второму приговору, в 1988 году — по первому, а в 1990 году восстановлен в звании академика.

Был ли Вацлав Ластовский общественным и политическим деятелем?

image8
http://belsat.eu/

Ответ однозначный — был. Даже простое (очередное внушительное) перечисление общественных и политических организаций, создателем или, по крайней мере, активнейшим членом которых он был, опять-таки впечатляет. В 1902 году Вацлав Лазовский вступает в Польскую социалистическую партию и дальше понеслось (и опять «список» далеко не полный): партия «Хрысціянская злучнасць», организация «Связь независимости и неразделимости Беларуси», Виленский белорусский совет, Рада Белорусской Народной Республики, Народная Рада БНР, Белорусская партия социалистов-революционеров, Комитет заграничных групп Белорусской партии социалистов-революционеров, блок белорусских партий для борьбы за независимую и неделимую Беларусь, организация «Связь национально-государственного освобождения Беларуси». Следует отметить, что все эти организации националистического толка.

Высшее «достижение» Вацлава Ластовского на политическом поприще, которое, кстати, является одним из основных тем «политической спекуляции» — это занятие им в декабре 1919 года должности председателя кабинета министров Народной Рады БНР, которую он добровольно оставил 20 апреля 1923 года, хотя и продолжал оставаться сотрудником дипломатического ведомства этого «правительства в изгнании». Однако, несмотря на довольно длительный (для того времени соответственно) период пребывания на столь «ответственном» посту, о каких-то реальных политических деяниях Вацлава Ластовского, за исключением описания его вояжей по Западной Европе, в истории не сохранилось. Да их и не могло быть, так как к этому времени «правительство» полностью не оформившегося и никем не признанного «государства» — Белорусской Народной Республики какой-то реальной властью не обладала. Провозглашена БНР была 25 марта 1918 года, а прекратила существование в декабре 1918 года, оставив после себя классическое «правительство в изгнании»; деятельность таких «правительств» чаще всего используется уже третьими сторонами в своих интересах.

Заметим на полях

Отношение к этой «группе товарищей» под громким названием «правительство Верховной рады БНР» было правдиво и откровенно сформулировано ни какими-то там «русскими большевиками», а в ходе Парижской мирной конференции (18 января 1919 — 21 января 1920) французскими дипломатами в ответ на очередное обращение этого самого «правительства в изгнании»:

«Если бы Вы имели хоть клочок земли, где бы Вы были хозяевами, вопрос о международном признании независимости был бы решен положительно и Вам была бы дана помощь».

Кстати, отметим, мимоходом, отношение западных «партнёров»: без реальных возможностей надавить с вашей помощью на политических противников — вы никому из них не нужны. Такое поведение французов подтверждает правоту тезиса о «правительствах в изгнании».

Что это было? Поиск соответствующих его мировоззрению программ? Попытки организации реальных политических институций для воплощения своих взглядов в жизнь? Политические метания в драматический и трагический период того времени? Политическая беспринципность? Все эти версии имеют право на существование, при этом однозначный ответ на них маловероятен. В лучшем случае можно сказать, что все они в определённый период и в определённой мере могли дополнять друг друга.

Но как бы там ни было, а Вацлав Ластовский, как пишут даже весьма положительно настроенные к нему биографы:

«Под нажимом неблагоприятных обстоятельств (литовское правительство отказалось финансировать деятельность Народной Рады БНР, в том числе и издание редактируемого им журнала «Крывіча») и под впечатлением о положении в Белорусской Советской Социалистической республике, которое у него сложилось в ходе участия в академической конференции по реформе белорусского правописания и азбуки, которая проходила в Минске в ноябре 1926 года, оставляет политическую деятельность и переезжает в БССР».

Поэтому далее, как раз и возникает необходимость рассмотреть другие роли Вацлава Ластовского.

Был ли Вацлав Ластовский историком, этнографом, публицистом, писателем, филологом?

image5
https://bookinist.com.ua/

Начнём с вопросов, на которые существуют однозначные ответы.

Был ли он филологом? Безусловно, был. Весомое доказательство — изданный им в 1924 году «Подручный российско-крыўскі (белорусский) словарь», который хотя и является в основном переводным, содержащим более 18000 (!) слов, однако в ряде случаев предлагает и лексическое значение слова, и примеры его употребления. Кроме основной части, в книге имеется словарик личных имён, словарь орнитологических терминов, словарь ботанических терминов, а также раздел белорусской военной терминологии.

Был ли он писателем? Ответ «да» также сомнений не вызывает. Наиболее известная из его книг — повесть «Лабиринты», в которой описывается столкновение современного человека с неизвестной дохристианской цивилизацией, существовавшей на полоцкой земле задолго до летописной истории, и в настоящее время пользуется определённой популярностью и даже периодически переиздаётся.

Не вызывает сомнений и принадлежность Вацлава Ластовского к «славному цеху публицистов». О том, что он был даровитым публицистом, говорить можно долго. Десятки, если не сотни, статей, посвящённых актуальным проблемам жизни общества, прежде всего историческим и национальным проблемам. Типичный пример деятельности Вацлава Ластовского в этой области статья «Что нужно знать каждому белорусу?» https://sakavik.net/2014/06/07/вацлав-ластовский-что-нужно-знать-каж/. (Надеемся, что это мнение разделят и наше читатели, если посчитают необходимым ознакомиться с этой публикацией).

Был ли он этнографом? И опять — несомненно, да. Сам факт его успешной работы в должности заведующего кафедрой этнографии при Институте белорусской культуры БССР свидетельствует об этом, тем более что одной из организованных им этнографических экспедиций был найден Крест Ефросиньи Полоцкой, по праву носящей наименование одной из православных святынь Беларуси.

А теперь переходим к главному вопросу: правомерно ли называть Вацлава Ластовского историком? Главному, кстати, потому, что, по мнению его сторонников, именно он написал и в 1910 году издал «первую книгу по истории Беларуси («Краткая история Беларуси»), в которой история подаётся с точки зрения белорусов».

«Краткая история Беларуси» — книга действительно серьёзная. К тому же — это главный, наряду с изданием «История белорусской (кривичской) книги», труд Вацлава Ластовского по истории. Поэтому остановимся на ней несколько подробнее. Небольшое по размеру произведение (119 страниц) состоит из пяти частей. Первая часть книги посвящена описанию славянских племён. Во второй части книги рассказывается про историю Полоцкого княжества, обозначается политическая жизнь и история Великого Княжества Литовского, которое автор «смело» именует Великим Княжеством Белорусским (!). В третьей части книги рассказывается о периодах княжения великих князей литовских и русских, в том числе довольно подробно об история войн Литовской державы, которую Вацлав Ластовский опять-таки «отважно» именует Белорусско-Литовской, с Москвой. Почти половину книги занимает четвёртая часть, в которой описывается история Беларуси в составе Речи Посполитой. Последняя, пятая часть книги «Беларусь под Россией» — небольшая. Здесь Вацлав Ластовский сосредоточился на политике русификации.

И всё бы ничего — это право историка излагать свою точку зрения на прошлое, но при обязательном условии: опираясь на исторические источники, а вот этого-то как раз у Вацлава Ластовского и нет, Даже самые доброжелательные критики отмечают, что труд сей является «компиляцией тогдашних работ русских, польских, украинских историков, а не научным исследованием».

Причём непрофессионализм, более того выдача желаемой, но ничем не подтверждённой информации, и даже прямой фальсификации в интересах обоснования своих личных идеологически окрашенных взглядов по затронутым проблемам, прослеживается и в других «исторических» работах Вацлава Ластовского.

Так, даже его самые горячие поклонники прямо пишут https://charter97.org/be/news/2016/12/15/234458/:

«Но настоящим первым мифотворцем стал Вацлав Ластовский (выделено нами при цитировании), который фактически и сделал из Калиновского общенационального героя, рыцаря в сверкающих доспехах, покровителя обиженных несправедливостью. Публикация Ластовского вышла в 1916 году в издании «Гоман». Статья называлась «Памяти справедливого». Ластовский пишет: «Много лет пролежала у меня в тайном укрытии пачка бумаг, из которых отрывками хочу сейчас поделиться со своим гражданством. Бумаги эти — прозрачная память о погибшем борце за белорусское возрождение Кастюке Калиновском…»

Во времена Калиновского двойные имена были обычным явлением. Вацлав Ластовский решил упростить длинное «Викентий Константин Калиновский» до «Кастюка Калиновского», а потом и до Кастуся Калиновского, с помощью историков времен белорусизации. Наверное, Кастусь звучало более благозвучно, чем Викентий Константин, для того большого количества белорусов, у которых только формировалась в сознании идея о создании собственной истории и независимой страны. Единомышленники-историки подхватили идею и миф, что Калиновского называли Кастусем, которая живёт по сей день».

А его оппоненты приводят доказательства и прямых фальсификаций Вацлавом Ластовским исторических текстов https://ru.wikipedia.org/wiki/Калиновский,_Кастусь. «Например, в оригинальном тексте Калиновского читаем:

Братья мои, мужики родные!
Марыська, черноброва голубка моя
То же стихотворение у Ластовского превращается в:
Белорусы, братья родные!
Белорусская земелька, голубка моя»

Исходя из изложенного полагаем, что на вопрос: был ли Вацлав Ластовский историком? — ответ должен быть отрицательным. В лучшем случае его можно назвать популяризатором истории да и то с оговорками, но популяризатор и учёный — это всё-таки «две большие разницы», как говорится в несколько затасканном, но по сути верном одесском разговорном выражении.

И всё же — кем же был Вацлав Ластовский?

image3
https://wcbook.ru/

То, что незаурядной, неординарной личностью — в этом сомнений нет. Но с общественной точки зрения наиболее точное определение, которое мы разделяем, дала ему заведующая Центром исследований глобализации, интеграции и социокультурного сотрудничества Института философии Национальной Академии Беларуси Ирина Михеева, весьма корректно назвавшая Вацлава Ластовского — этнонационалистом.

Заметим на полях

В общем-то, национализм, как его не называй, остаётся именно негативным проявлением осознания неповторимого своеобразия своего народа и его культуры в сочетании с отрицанием, большей частью бездумным, уникальности и значимости для человечества иных национальных культур и народов. При этом замечании отметим некоторую несуразность термина этнонационализм, в котором сочетаются два корня: греческий ἔθνος (этнос) и латинский natio (нация), — которые обозначают одно и то же явление — народ. Но это уже вопрос к нынешним учёным, которые за умно выглядящими словами леса не видят. Так, если перевести этнонационализм на русский язык, то получится несуразное и уродливое «народонародизм».

Подтверждений националистических взглядов, являющихся основой мировоззрения Вацлава Ластовским более, чем достаточно. Чего стоит только вот такое его высказывание https://eadaily.com/ru/news/2017/07/17/belorusy-slavyane-ili-balty:

«О том, что сегодняшняя «Великороссия» не славянский край, свидетельствует не только неславянский тип великорусов (поставьте рядом минчанина и пензенца и сравните две совсем разные расы людей!), но и неславянские имена рек и озёр. Даже «матушка Волга» носит не славянское, а финно-монгольское имя!
Великорусы, эта мешанина варягов, кривичей, украинцев, на 999/1000 финнов и татар, выдают себя за «истинных славян» и кричат о своём славянском призвании (сравните пожелание Пушкина, чтоб все славянские ручьи слились в русском (московском) море)».

Анализ деятельности Вацлава Ластовского позволяет сделать однозначный вывод, что он является решительным и бескомпромиссным автором не просто национально-возрожденческих, но очевидно-националистических проектов. Эти проекты явились ключевыми в его жизни, предопределив в его творчестве и деятельности очень многое: соответствующую проблемно-сюжетную канву текстов и их стилистические особенности, попытки персонального встраивания в политическое поле Беларуси, романтизацию национальной истории и призывы к рискованным и зачастую необоснованным социополитическим экспериментам (например, созданию балтско-белорусской федерации). Но, пожалуй, главным показателем радикальности позиций Вацлава Ластовского явилось резкое и однозначное осуждение исторических причин, обстоятельств и последствий долгой политической зависимости Беларуси, её многовековой включенности на неравноправных началах в более широкий геополитический контекст, возложение всей ответственности за плачевное положение дел в Беларуси, особенно в области культуры, исключительно на экспансионистскую политику России и Польши, проводивших в разное время, с разными усилиями полонизацию и русификацию белорусских земель.

При этом основной вектор возрожденческой политики и практики для Вацлава Ластовского заключается в том, чтобы

«вырвать наш народ из-под русского гипноза, указать ему другие ценности и пути национальной жизни, обратить внимание на необходимость более тесного сближения с прибалтийскими нашими соседями… При доброй воле и сумме труда, возможно, удастся создать балтийскую федерацию, полезным членом которой будет кривский народ. По моему убеждению, только такое федеративное государство, от Полесья и Днепра до Финского залива, сумеет защитить себя от угрозы поглощения Москвой».

Надо ли при этом «указании других ценностей» врать и заниматься исторической фальсификацией — Ластовский не уточняет, но своими действиями в отношении истории Беларуси — показывет достаточно красноречиво.

Вместо заключения: В чём состояла беда Вацлава Ластовского?

image6
http://kob-media.ru/

Рассмотрение деяний Вацлава Ластовского — надеемся, что читатели согласятся с определением: «проведён объективный анализ» — позволяет назвать главную причину, а точнее беду нашего героя, которая не позволила ему подняться от примитивного национализма до вполне человеческого Национального самоосознания, то есть осознания своеобразия (уникальности) культуры своего народа и отличий её от культур других народов, также обладающих своеобразием и значимостью в общей всем народам истории человечества. В нашем случае — своеобразного симбиоза белорусской, русской и польской культур.

А беда эта заключается, в чём легко убедиться, разбирая «по косточкам» его деятельность, в отсутствии у Вацлава Ластовского Мозаичного мировоззрения, то есть — целостного мышления и восприятия происходящего, при котором все смысловые единицы определённо взаимно связаны между собой. Эта определённость взаимосвязей может быть как однозначной, так и множественной — статистически упорядоченной, из которой всякий раз выбирается однозначная определённость взаимосвязей, обусловленная конкретными обстоятельствами реальной жизни, намерениями.

Зато Вацлав Ластовский активно и заметим вполне талантливо задействовал присущее эгоцентричным личностям (а то, что он был эгоцентристом, то есть человеком, воспринимающим свою точку зрения, как единственно верную, сомнений ни у сторонников, ни у оппонентов не вызывает), Калейдоскопическое мировоззрение, то есть такое мировосприятие, при котором индивиды считают нормальным выстраивать, исходя из личных воззрений, систему определённых взаимосвязей между смысловыми единицами, ничего общего не имеющего с объективной действительностью. Доказательства именно такого поведения Вацлава Ластовского больше чем достаточно, особенно когда речь идёт о его идеологической позиции.

Поэтому главный урок, который, объективно, преподал нам Вацлав Ластовский — это необходимость овладения именно мозаичным мировоззрением, которое и позволит принести пользу, а не вред, нынешним и будущим поколениям.

Ведь его именем, его творчеством сегодня пытаются охмурить многих неокрепших разумом и не наработавших ещё мозаичного представления о мире и процессах, как в нём шедших, так и идущих, а особенно — перспективных.

Материалы:

Вацлав Ластовский
http://history-belarus.by/pages/figures/lastowski.php

Знаменитые историки Беларуси: В. Ластовский, В. Игнатовский, М.Довнар-Запольский
https://otherreferats.allbest.ru/history/00215562_0.html

Ластовский, Вацлав Устинович
https://ru.wikipedia.org/wiki/Ластовский,_Вацлав_Устинович#cite_ref-3

Ластовский, В. Ю. Краткая история Беларуси
http://adverbum.org/node/359

Вацлав Ластовский: ЧТО НУЖНО ЗНАТЬ КАЖДОМУ БЕЛАРУСУ?
https://sakavik.net/2014/06/07/вацлав-ластовский-что-нужно-знать-каж/

«Крывія» и «Zadruga» как культурно-политические горизонты национально- возрожденческих проектов Беларуси и Польши: опыт сравнительного анализа
http://palityka.org/pdf/13/PolitSphera13_Mikheeva.pdf

Курс эпохи Водолея
http://www.rulit.me/books/kurs-epohi-vodoleya-apokalipsis-ili-vozrozhdenie-read-212346-1.html

125 лет назад родился один из отцов белорусского Возрождения Вацлав Ластовский
https://news.tut.by/society/121096.html

Пять неизвестных фактов о Калиновском
https://charter97.org/be/news/2016/12/15/234458/

Об антибелорусской сущности польщизны (беларусчыны)
https://www.mogilev.by/article/148413-ob-antibelorusskoy-suschnosti-polschizny-belaruschyny.html


Чтобы быть в курсе последних новостей и содействовать продвижению этой информации:
Подписывайтесь на наш канал на Youtube: https://www.youtube.com/c/inance
Вступайте в группу Вконтакте:http://vk.com/inance_ru,
Жмите «Нравится!» в группе Facebook:http://www.facebook.com/inance.ru
И делайте регулярные перепосты.
Предлагайте темы статей, которые Вы хотели бы увидеть на нашем сайте.
Станьте со-авторами — присылайте свои материалы для размещения на нашу почту inance@mail.ru.
Можете поддерживать Информационно-аналитический Центр (ИАЦ) финансово постоянно http://inance.ru/podderzka/ или однократным вкладом:

Благодарим Вас за сотрудничество!

Комментарии:

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ