Эксперты и СМИ Республики Беларусь бьют тревогу по поводу того, что по итогам первой половины 2017 года госдолг Беларуси достиг максимального показателя за четверть века независимости республики. Его размер составил 40,4% к уровню ВВП. В то же время правительство привлекает новые заёмные средства из-за рубежа.

За 25 лет суверенной истории Беларуси долговая нагрузка сегодня на экономику самая высокая. Динамика роста госдолга Беларуси, считают эксперты, формирует серьёзные вызовы для экономического развития страны.

Насколько опасна такая скорость увеличения долгового бремени и чем это грозит стране?

Темы долгов являются постоянно актуальными в любой финансовой теме, будь то потребительское кредитование, взаимное кредитование стран или кредитование стран третьими сторонами. При этом если во взаимоотношении банков с обычными заёмщиками всё решается намного проще, то с внешними долгами государств ситуация с каждым годом становится всё более запутанной. Впрочем, не было бы по этому поводу столь ожесточённых споров, если бы наличие и размер кредитных долгов правительств не влиял на состояние и развитие их стран в целом.

Структура государственного долга страны. Динамика его роста

image10
http://naviny.by/article/20170929/1506679549-vneshniy-gosdolg-dostig-novogo-istoricheskogo-maksimuma

По состоянию на 1 июля 2017 года государственная задолженность Беларуси составила 39 681,3 млн рублей и достигла 40,4% валового внутреннего продукта. По данным Минфина, 30,7% приходится на внешнюю государственную задолженность (15 576,4 млн долларов), а 9,7% — это внутренняя государственная задолженность (9 562,8 млн руб.) По состоянию на 1 января 2017-го государственная задолженность составляла 39,4% ВВП. В течение полугода она постепенно снижалась и 1 июня составляла 37,6% ВВП. Однако к 1 июля заметно увеличилась. Резкому росту госдолга Беларуси в июне «поспособствовало» размещение Минфином евробондов на 1,4 млрд.долларов.

Как свидетельствуют официальные данные, в 1997—2006 годы долговая нагрузка на белорусскую экономику оставалась весьма низкой — внешний и внутренний госдолг Беларуси составлял менее 10% ВВП.

Льготные цены на энергоносители, получаемые от России, и растущий российский рынок, позволяли белорусской экономике в 2000-е быстро расти без необходимости привлечения заимствований. Так, согласно данным Минфина, на 1 января 2007 года внешний и внутренний госдолг Беларуси составлял 6,5% по отношению к ВВП Беларуси.

Решение России о пересмотре цен на энергоносители для Беларуси привело к тому, что с 2007 года Беларусь, желая обеспечивать высокие темпы экономического роста и стабильность обменного курса белорусского рубля, стала активно привлекать заимствования.

image13
Отношение госдолга в процентах к ВВП http://naviny.by/article/20170804/1501824073-gosdolg-belarusi-dostig-istoricheskogo-maksimuma

За 2007—2011 годы уровень долговой нагрузки на экономику существенно вырос: если на начало 2007-го внешний и внутренний госдолг Беларуси по отношению к ВВП составлял 6,5%, то в начале 2012-го — 27%. Причём внешний госдолг Беларуси за этот период вырос более чем в 20 раз: если на начало 2007-го он составлял менее 600 млн долларов, то на начало 2012-го — уже более 12 млрд долларов.

В последующие годы скорость накопления госдолга в долларовом выражении замедлилась, поскольку его обслуживание и погашение становилось серьёзным бременем для государственных финансов. Начиная с 2013-го, ежегодные выплаты Беларуси по внешнему и внутреннему госдолгу превышают 3 млрд долларов.

Девальвация белорусского рубля в 2015—2016 годы привела к тому, что белорусская экономика в долларовом выражении сжалась, и госдолг Беларуси, номинированный преимущественно в инвалюте, существенно вырос по отношению к ВВП. Как свидетельствуют данные Минфина, если в начале 2015-го внутренний и внешний госдолг Беларуси по отношению к ВВП составлял 22,3%, то в начале 2016-го — 31,5%, а в начале 2017-го — 39,4%.

В первой половине 2017-го выплаты по внутреннему госдолгу способствовали его уменьшению, однако на 1,9 млрд долларов (в связи с июньским размещением евробондов) вырос внешний госдолг Беларуси до рекордных 15,6 млрд долларов (рост с начала года составил 14,7%). Как следствие, уровень госдолга по отношению к ВВП достиг максимального значения за всю историю Беларуси — 40,4%.

В январе-августе 2017 года Беларусью привлечены внешние государственные займы на сумму 2,65 млрд долларов (по данным Минфина). В их числе: 1,4 млрд долларов — еврооблигации; 600 млн долларов — от Евразийского фонда стабилизации и развития; 353,1 млн долларов — от правительства и банков России; 190,4 млн долларов — от банков КНР; 108,7 млн долларов — от Международного банка реконструкции и развития; 3,6 млн долларов — от ЕБРР и СИБ.

На погашение внешнего долга в 2017 году Беларусь уже направила 697,8 млн долларов.

Внутренний госдолг Беларуси с начала 2017 года уменьшился на 8,7%, или на 0,9 млрд рублей, и составил на 1 сентября 9,5 млрд рублей (или 4,4 млрд долларов).

Динамика госдолга в 2017 году изображена ниже.

image11
http://vitebskcity.info/belarus/gosdolg-belarusi-prevysil-40-vvp.html

В целом государственный долг Беларуси с начала года увеличился на 7,2%, или на 2,7 млрд рублей, и составляет на 1 сентября 39,6 млрд рублей (20,1 млрд долларов по курсу Нацбанка РБ на 29 сентября), в том числе: 78% — внешний долг и 22% — внутренний долг.

Постоянный рост госдолга стал серьёзной проблемой для бюджета. В 2018 году Беларуси предстоит направить на выплаты по госдолгу 3,7 млрд долларов (против 3,4 млрд в 2017-м).

Причины роста госдолга к ВВП

image5
http://mediabrest.by/system/Cover/images/000/023/794/big/1472633710gosdolg.jpg

Основными причинами проблем, связанных с постоянным возрастанием государственной внешней задолженности для многих стран в современных условиях, экономисты считают — бюджетный дефицит и обращения к внутренним и внешним источникам финансирования для его покрытия. При этом они не рассматривают проблематику устройства всей финансовой системы и того факта, что главным генератором инфляции (и косвенно — бюджетного дефицита) является ссудный процент по кредиту (любой предприниматель будет системно закладывать в цену продукта как проценты по кредиту, так и само тело кредита). Однако, экономисты всё сваливают на недостаточную продуманность экономической политики этих стран, сетуют на то, что эта непродуманность приводит к чрезмерно высокому уровню социальных финансовых обязательств (закономерно, что в их логике — сокращение социальных обязательств — это нормальная государственная практика).

Ясно, что основными причинами появления и увеличения государственного долга считаются финансирование дефицита государственного бюджета, появившегося из-за спада производства, милитаризации экономики, выполнение крупномасштабных социальных программ за счёт внутреннего и внешнего займов, но не системные свойства финансовой системы.

Внешний долг более опасный, чем внутренний, т.к. внешний долг надо отдавать теми деньгами, которыми занимал, т.е. в валюте, кроме того государство вынуждено отдавать другим странам ценные товары и услуги, чтобы оплатить проценты и погасить долг, что снижает жизненный уровень населения данной страны.

Для того, чтобы государственный долг не стал причиной нарушения экономической безопасности страны, необходимо целесообразное использование занятых средств и правильное управление государственный долгом.

В последние годы проблема внешней задолженности обрела глобальный характер.

Состоятельность обслуживания государственного внешнего долга — один из ключевых факторов макроэкономической стабильности и в Республике Беларусь. От характера решения долговой проблемы зависит бюджетная дееспособность Беларуси, состояние её валютных резервов, а, следовательно, стабильность национальной валюты, уровень процентных ставок, инвестиционный климат, характер поведения всех сегментов отечественного финансового рынка. Однако отсутствие целостной государственной политики по привлечению и использованию внешних финансовых ресурсов ведёт к росту внешней задолженности, которая становится серьёзным препятствием на пути экономических преобразований.

В чём же причины столь резкого роста госдолга к ВВП в последние годы?

В последнее время ввиду девальвации белорусского рубля и рецессии экономика страны в долларовом выражении существенно сжалась (хотя следует учитывать в статистике и долларовую инфляцию).

image6
https://static.charter97.org/p/galleries/2016/gi-23635-118266-big.jpg

Так, если в 2014-м ВВП Беларуси составлял 76,1 млрд долларов, то в 2016-м — менее 50 млрд долларов. Как следствие, госдолг Беларуси по отношению к ВВП за последние годы существенно вырос. Как долго нынешний уровень госдолга (40,4% ВВП) может ещё увеличиваться?

Программа социально-экономического развития на 2011—2015 годы предполагала (https://brrb.by/assets/upload/documents/Soc%20razvitie%202011-2015-11%2004%202011%20№136.pdf), что внешний госдолг Беларуси не должен превышать 25% к ВВП. Однако ввиду упомянутого сжатия белорусской экономики в последние годы это пороговое значение было преодолено и уже в 2016-м перевалило допустимую отметку.

Сегодня правительство придерживается другого ориентира — госдолг Беларуси (внешний и внутренний) не должен превышать 45%. С этим пороговым значением госдолга, который стал ориентиром для белорусских властей, согласились и кредиторы — в частности, Евразийский фонд стабилизации и развития.

Основные показатели, которые традиционно характеризуют качество госдолга — стоимость заимствований и срок, на который деньги привлечены.

Понятия внешнего и внутреннего государственного долга

Госдолг страны, как известно, делится на внутренний и внешний.

Внутренний — в валюте самой страны, внешний — в иностранной. Внутренний долг принято считать почти «безрисковым», так как теоретически при необходимости ЦБ всегда может «напечатать» необходимую сумму для его покрытия. Впрочем, такая практика считается порочной, поскольку инфляцию под контролем сдержать будет почти невозможно.

Госдолг России, например, на 31 процент внешний и на 69 процентов — внутренний. Тогда как весь госдолг как США, так и Великобритании является внутренним. И это очень выгодно. Зачем занимать валюту, когда у этих стран высочайшие рейтинги надёжности, а их облигации разлетаются как горячие пирожки?

image1
https://i0.wp.com/zametki.by/wp-content/uploads/2017/09/733700_441696.jpg?resize=410%2C260

Под внешним государственным долгом понимаются платёжные обязательства страны перед иностранными компаниями и гражданами. Его размер влияет на экономику, поскольку выплаты должны происходить в определённый срок, кроме того, начисляются немалые проценты и погашение задолженности происходит в долларах. Также кредиторы выдвигают определённые условия, на которых они могут предоставить средства. К примеру, Международный валютный фонд выделяет деньги с оговоркой, что руководство конкретной страны будет уменьшать дефицит бюджета, не учитывая то, насколько негативные последствия повлечёт за собой подобное решение (а чаще и проще всего чиновники государств решают эту проблему как раз через сокращение социальных обязательств).

Если государство обязано перечислять средства своим компаниям, гражданам и организациям, долг считается внутренним. Его наличие провоцирует перераспределение финансовых средств внутри страны и расслоение населения, так как владельцами госбумаг зачастую являются обеспеченные люди.

Чем опасен рост госдолга?

image2
http://img0.liveinternet.ru/images/attach/c/4/80/38/80038324_2804866_guliverkormyatkreditami.jpg

Чем больше сумма государственного внешнего долга, тем обременительнее его воздействие на национальную экономику, финансовую сферу и на дальнейшее экономическое развитие страны. Рассматривая влияние государственного внешнего долга на экономику страны, необходимо учитывать, что чрезмерный рост государственного внешнего долга является опасным для государственного бюджета, международной кредитоспособности страны.

Эффективное использование долга может стать мощным фактором экономического роста, позволяющим сглаживать экономические флуктуации и дающим дополнительные финансовые ресурсы. Устойчивое положение страны на международном рынке капитала, своевременное выполнение долговых обязательств способствует укреплению её международного авторитета и обеспечивает дополнительный приток инвестиций на более выгодных условиях. Кроме того, повышается доверие к её валюте, укрепляя тем самым внешнеторговые связи.

Хотим обратить ваше внимание, что само наличие долга не рассматривается современными экономистами, как негативный фактор. На западе считается, что наличие долга — это не проблема: и на уровне граждан и на уровне государств — все должны иметь долги в данном финансовом климате. В Русской цивилизации наличие долгов, всё-таки пока считается (даже чисто бессознательно) чем-то неправильным, ущербным, хотя уже довольно много тех, для кого перманентные долги — это нормально.

Однако кризис внешней задолженности может стать и серьёзным негативным фактором не только экономического, но и политического характера. На обслуживание государственного долга направляются большие средства государственного бюджета, вследствие чего возникает необходимость сокращения расходов на развитие национального производства, а также на социальные нужды, что, в конечном счёте, негативно отразится на жизненном уровне населения.

Государственный долг — это составная часть экономической системы, которая оказывает прямое и косвенное влияние на многие её элементы, в частности, на государственный бюджет, денежно-кредитную и валютную системы, уровень инфляции, внутренние и внешние сбережения, иностранные инвестиции.

Резким изменением направления политики обслуживания государственного внешнего долга можно вызвать рост задолженности, увеличить уровень инфляции, способствовать снижению конвертируемости национальной валюты и, в конечном итоге, подорвать авторитет страны в лице собственного населения.

Рассмотрим отрицательные последствия наличичия государственного долга на экономику страны:

  • При чрезмерном развитии «рынка» государственного долга правительство вынуждено ограничивать инвестиционные капиталовложения в народное хозяйство. Это имеет место при привлечении государством заёмных средств путём снятия с рынка части финансовых ресурсов, которые можно было бы направить в реальный сектор экономики. Негативное воздействие государственного долга на экономику будет возрастать также при чрезмерно высокой доходности государственных ценных бумаг.
  • Увлечение государства заёмными операциями способствует отвлечению солидных бюджетных средств от нужд хозяйственного и социального развития страны.
  • Увлечение государства внешними заимствованиями приводит к чрезмерной зависимости отечественных финансов от финансов международных и к потере своей политической независимости.
  • Мобилизуемые с помощью государственных заимствований средства являются антиципированными, т.е. взятыми вперёд налогами, а долги необходимо погашать вместе с процентами.

Мировая практика жизни в современном финансовом климате показывает, что допустимо краткосрочное в течение одного года или двух лет превышение темпов роста государственного долга над темпами экономического роста страны. Финансирование государственных расходов за счёт увеличения государственного долга с точки зрения эквивалентности Барро-Риккардо — это альтернативный рост налогов, а увеличение государственного долга рассматривается в качестве той меры, которая позволяет стимулировать рост экономики. Такое временное превышение роста долга над экономическим ростом должно компенсироваться в дальнейшем снижением темпов роста государственного долга относительно темпов экономического роста.

Постоянный рост внешнего долга ведёт к снижению авторитета страны-должника на международной арене и вызывает психологический эффект, который способствует усилению неуверенность населения страны-должника в завтрашнем дне.

Следовательно, можно отметить, что страна переносит экономическое бремя своего долга на будущее поколение, оставляя ему уменьшенные основные производственные фонды.

В условиях обременительного размера государственной внешней задолженности существенно возрастают трудности в укреплении доверия к национальной валюте, противодействии инфляции.

В странах с развивающейся или переходной экономикой, к которым относят и Россию, и Беларусь, процентные ставки по государственному внешнему долгу значительно превышают темпы экономического роста. Следствием исчерпания возможностей для новых заимствований и рефинансирования внешней государственной задолженности страны прибегают к повышению налогообложения, а в этом случае долг негативно сказывается на объёме и структуре распределения национального дохода. В зависимости от структуры внешней задолженности перераспределение национального дохода сопровождается или полностью замещается его снижением.

На сегодняшний день управление государственными финансами осуществляется в условиях глобальных рынков капитала, предлагающих до недавнего времени ряд выгод и преимуществ. Но как показал негативный опыт, имеющийся у некоторых стран-должников, направление потоков иностранного капитала и общая экономическая ситуация в зависимости от конкретных условий могут резко измениться. Высокая доля внешней задолженности, т.е. задолженности, номинированной в иностранной валюте, делает страну чувствительной к изменениям настроений инвесторов, а резкие и неожиданные колебания потоков капитала в дальнейшем приводят к серьёзным проблемам.

Таким образом, увеличение внешнего долга чревато такими неприятными последствиями, как:

  • Снижение авторитета страны.
  • Риск дефолта государства.
  • Увеличение разницы в доходах населения.
  • Быстрый рост инфляции.
  • Снижение уверенности в перспективе экономического развития и, как следствие, уменьшение инвестиций.
  • Специалисты утверждают, что внешний долг отражается не только на экономической сфере страны-заёмщика, но и может привести к долгосрочной политической зависимости.
image8
https://insdrcdn.com/media/attachments/8/b8/a42326b88.jpg

Согласно рейтинга стран мира по госдолгу на 2017 год, составленного экспертами, работающими в Мировой банкоской стстеме, определены страны с меньшим процентом по отношению к минимальному ВВП, так и с наибольшим (http://finbazis.ru/vneshnij-dolg-stran-mira-na-2016-god-tablica/, http://investorschool.ru/gosdolg-stran-mira-2017, http://svspb.net/danmark/vneshnij-dolg-stran.php) Беларусь — внешний долг к ВВП составил 68,89%, Россия — 19,43 %.

В результате анализа этих таблиц можно сделать вывод, что стран, не имеющих внешнего долга, удивительно малое количество — только три (Бруней, Макао и Республика Палау), в отличие от других государств, которые должны практически всему миру. Об этом же есть ролик в сети под названием «Кому должны все страны мира?»

Источник: https://www.youtube.com/watch?v=NZsBWKezIsM

В видео делается вывод о том, что все страны должны совокупной банковской корпорации, которая фактически скупает весь мир. Механизм скупки предельно простой (на примере одной отраслевой цепочки):

Таким образлом в мировом банковском секторе концентрируется платежеспособность общества, что позволяет всем причастным к этому иметь существенные преимущества не только в монопольно высоком потреблении, но и главное — управлении всеми экономически подчинёнными объекатми (в том числе и многими государствами мира) по своему усмотрению

США, лидирующие по величине внешнего долга другим странам мира, являются должниками Китая, Японии, России, Великобритании, Швейцарии, Тайвани, Бразилии, то есть тем государствам, которые экспортируют нефть, держат облигации, имеют паевые инвестфонды. Но наибольшая задолженность у США перед ФРС — Федеральной резервной системой (части той самой совокупной банковской корпорации), которая выполняет функции центрального банка этой страны.

При достаточно подробном анализе рейтингов можно увидеть, что экономически оправданными являются не внешние займы, а внутреннее заимствование (как у США — наше прим.). Этот вариант хорош тем, что долги не увеличат денежную базу, а оборот финансовых средств будет осуществляться только в пределах одного государства.

Весь госдолг как США, так и Великобритании является внутренним. И это очень выгодно — зачем занимать валюту, когда у этих стран высочайшие рейтинги надежности, а их облигации разлетаются как горячие пирожки.

Состояние экономики как России, так и Беларуси с положением дел в США, Великобритании (где госдолг тоже выше 100 процентов ВВП) и тем более в Японии (свыше 200 процентов ВВП) не сравнить.

Откуда такая разница, и почему «что американцу здорово, то белорусам — смерть»?

В современном финансовом климате считается, что главное — это не абсолютная величина долга, а стоимость его обслуживания. В таком мнении есть одно интересное умолчание, заключающееся в том, что, если ты кому-то должен, то, естественно, у этого кого-то будут определённые права в отношении тебя, как своего должника, и этому кому-то будет более выгодно, чтобы ты долг никогда не отдавал, чтобы у него сохранялись эти его права в отношении тебя. Поэтому-то страны оценивают не по тому, есть долг или нет (он есть у всех, что обеспечивает кредиторам определённые права в отношении своих должников), а может или нет экономика страны вечно выплачивать проценты по имеющимся долгам, вечно обеспечивая социальных паразитов, которыми являются акторы ссудного процента, всем необходимым. У США стоимость обслуживания долга очень низкая — как известно, базовая ставка Федеральной резервной системы (ФРС) — 1,0 — 1,25 процента (за первое полугодие 2017 года, при этом регулятор Регулятор также улучшил прогноз по росту ВВП США в 2017 году до 2,2% с 2,1%. Прогноз по динамике инфляции на текущий год снижен — до 1,6% с прогнозировавшихся ранее 1,9%. Прогноз по безработице улучшен до 4,3% с ожидавшихся в марте 4,5% — http://1prime.ru/state_regulation/20170614/827567637.html — то есть все цифры сбалансированны). У России, например, долг меньше, однако его обслуживание обходится гораздо дороже (в пределах 1,2 % от расходов федерального бюджета). В Беларуси обслуживание долга также велико (порядка 10% расходов бюджета), при этом проблема также заключается и в том, что отечественная экономика до сих пор во многом зависит от мировых цен на сырье, в первую очередь — на нефть.

Серьёзная проблема состоит также и в целях привлекаемых заимствований. Если займы государство осуществляет для обеспечения будущего экономического роста — это одна ситуация, которую можно приветствовать. У Беларуси же новые долги привлекаются для погашения старых, и это совершенно другая история, при том — тревожная, особенно — для суверенитета страны.

Большой внешний долг — возможность потери суверенитета страны

В статье «Суверенитет России — реальность или миф?» (http://inance.ru/2017/03/suverenitet-rossii/) приводится такое понимание суверенитета:

«Суверенитет государства — это реализованная способность государственной власти осуществлять полную функцию управления в согласии глобальной, внутренней и внешней политики государства».

Имеют ли представление чиновники, предприниматели, представители некоммерческого сектора и СМИ, просто обыватели о полной функции управления? Понимают ли — что такое действительный суверенитет? Большой внешний долг свидетельствует о том, что на экономическом уровне суверенитет Беларуси обеспечивается не в полной мере. А как дела обстоят на других приоритетах обобщённых средств управления обществом?

image3
https://cont.ws/uploads/pic/2017/3/6_prioritetov_osu.jpg

Избавлена ли Беларусь от наркотического геноцида алко/табачной мафии на пятом приоритете? Нет. Основные меры по преодолению данной проблемы предпринимаются зачастую самим обществом (через развитие разнородных общественных инициатив, народных движений, но не через системную государственную политку отрезвления населения).

Беларусь, как и Россия, по-прежнему не обладает суверенитетом на четвёртом приоритете. Экономика России и Беларуси по-прежнему под внешним управлением ростовщической транснациональной банковской мафии (политкорректно: совокупной банковской корпорации), хотя предпринимаются коллективные попытки отстроиться от долларовой системы, как её проводника.

На третьем приоритете — по-прежнему беспредел либеральных СМИ, мракобесие ряда идеологий и вероучений. Различные технологии, ГОСТы и ТУ принимают заведомо с вредом для здоровья живущих и будущих поколений. Тут ещё очень много работы.

На втором приоритете — по-прежнему фальсифицируется история государств, не публикуются документы, которые давно должны быть опубликованы, подобно материалам комиссии А.П. Покровского (Россия), хотя тут кое-какие подвижки есть.

На первом приоритете — неспособность освоить методологию, необходимую для осуществления управления по полной функции. Отсюда и невозможность и нежелание обеспечить суверенитет по всем приоритетам. К тому же образовательные стандарты настолько безбожно устарели, что говорить об адекватной науке и системе образования, особенно в гуманитарной сфере, не приходится.

Однако, эта оценка состояния государства и правящих «элит», а как эта проблематика осознаётся в целом в обществе? А она востребована некоторой долей молодёжи по их собственной инициативе, а не по принуждению старших или под давлением системы образования, которая занимается пропагандой ссудного ростовщического капитала.

Пропаганда западного ссудного процента

image9
http://firmaterra.ru/sites/default/files/n350_1.jpg

Какое экономическое образование получает молодёжь в ВУЗах, какие знания получает в области финансово-денежной политики, в том числе и по учебникам, чтобы в дальнейшем стать грамотным управленцем?

Что касается наших учебников по «экономике», то при описании функций и роли кредита в экономике в них преобладает мажорный тон и используются стандартные фразы о «о важной роли кредита в обеспечении общественного воспроизводства», о «вкладе кредита в повышение благосостояния населения», о «стимулирующем воздействии кредита на научно-технический прогресс» и т.п.

Вот что пишет российский учёный В.Катасонов:

«Чтобы быть уверенным, что я не ошибся в перечислении «добродетелей» кредита, беру с полки (наугад) один из учебников («Деньги, кредит, банки»: Учебник. Под ред. проф. Г.И.Кравцовой. Мн.: БГЭУ, 2003) ), написанный коллективом авторов Белорусского университета (полагаю, что Белоруссия — это не «заграница», а «наши люди») и читаю следующее:
«Роль кредита в повышении жизненного уровня населения. Значительный социальный потенциал кредита раскрывается во многих аспектах его функционирования:
• благодаря кредиту повышается эффективность общественного воспроизводства, а значит, более полно удовлетворяются потребности общества, растёт жизненный уровень;
• являясь одним из факторов внедрения прогрессивной техники и технологии, кредит способствует замещению тяжелого и малоэффективного труда, росту производительности общественного труда и, в конечном счёте, доходов населения;
• « кредит положительно воздействует на состояние потребительского рынка в соответствии с приоритетами социальной политики… ;
• большое социальное значение имеет потребительский кредит, способствующий более быстрому росту реального жизненного уровня населения» (с.25б).
Комментарии, полагаю, излишни. И далее в таком же духе десятки страниц…».
Наши учебники по экономике формируют у студентов превратное понимание многих других вопросов, касающихся современной финансовой и денежной системы. Так, авторы почти в один голос говорят о банках как «финансовых посредниках», которые выполняют функцию «перераспределения капитала» между отраслями, рынками, отдельными компаниями и т.п., «способствуя формированию оптимальных пропорций воспроизводства». Звучит красиво: «финансы поют романсы».

Только после таких «романсов» у молодых людей появляется представление, что банки лишь берут деньги у одних лиц (физических, юридических) и передают эти деньги другим лицам. Т.е. банки — лишь «посредники», причём «белые и пушистые», трудящиеся исключительно для общества. А о том, что банки «создают» новые деньги, причём немалая часть этих денег оседает, в конце концов, в этих же банках, из учебника понять не может даже умственно продвинутый человек.

В учебниках также озвучивается бредовая идея, что банки «участвуют в создании общественного продукта». Однако никто не видел ни одного «банковского продукта», который бы можно было использовать для удовлетворения естественных потребностей человека. Такие «банковские продукты» нельзя есть, одевать, использовать в быту и в производстве. Разве что для растопки камина или печки — если «продукт» имеет бумажную основу.

В советских ВУЗах не всё было плохо: нам правильно объясняли, что банковская деятельность относится к сфере обращения, что банки новой стоимости не создают, а лишь участвуют в перераспределении общественного продукта, созданного трудом людей, занятых в промышленности, строительстве, сельском хозяйстве. Сегодня Федеральная служба государственной статистики Российской Федерации (Росстат) пыжится, пытаясь обосновать на основе «методических рекомендаций МВФ», каким образом в стоимостной оценке произведенного валового внутреннего продукта (ВВП) России несколько процентов приходится на банки. Надо же как-то обосновать «общественную значимость» ростовщиков! Та же ситуация и в Беларуси.

image4
http://antisionizm.info/images/original/6su1babayoris7nm1.jpg

Для того, чтобы у читателя не закралось сомнения в том, что банки — «белые и пушистые» существа, авторы учебников не жалеют своих сил, Так, они усердно разъясняют, что между теми мрачными субъектами, которые в Средние века назывались «ростовщиками» (достаточно вспомнить кровожадного Шейлока из «Венецианского купца» Шекспира), и сегодняшними «цивилизованными» банкирами (которые ходят в галстуках и пользуются компьютерами), существуют «принципиальные различия». Нас убеждают, что «современный банковский кредит» — это совсем иное, чем «ростовщический кредит».

«Ростовщический кредит, — как пишут авторы одного учебника, — обычно рассматривается как исторический предшественник банковского кредита. Его характерными признаками являются сверхвысокие процентные ставки и использование на потребление или для выплаты долгов» — Финансы, деньги, кредит: Учебное пособие. Под ред. Е.Г.Черновой. — М.: ТК Велби, 2004, с. 80.

Но разве мы не видим, какие ростовщические проценты «закручивают» сегодня наши «цивилизованные» банкиры? Разве банки не дают кредиты «на потребление и для выплаты долгов»? Вспомним, как ещё в первой половине 2008 года (до начала кризиса) банки раздавали деньги направо и налево, и им было наплевать, на какие цели клиенты их будут расходовать (лишь бы было обеспечение). Все эти «умствования» авторов учебников преследуют цель создать «ореол святости» вокруг современных ростовщиков, которые якобы «порвали» со своим «тёмным прошлым». Речь идёт не более, чем о смене «вывесок» (раньше были «убийцы», теперь их стали называть «киллерами»; раньше были «проститутки», теперь он стали «путанами» и т.п.), для того, чтобы сделать привлекательными для молодёжи «социально значимые профессии» эпохи «денежной» революции.

Уж если говорить всерьёз об изменениях уровня ссудного процента при переходе от Средних веков к Новому времени, то действительно, следует признать тенденцию снижения ставки процента. Однако это было обусловлено не тем, что ростовщики стали «другими», что они перестали быть «ростовщиками», а тем, что резко увеличилось предложение ссудного капитала. Особенно после того, как ростовщикам удалось легализовать частичное резервирование своих обязательств.

И сегодня мы видим, что при любой возможности (нарушениях баланса спроса и предложения на рынке ссудного капитала) «цивилизованные» банкиры перевоплощаются в Шейлоков и Гобсеков.

Многие фразы и даже целые страницы наших учебников по «экономике» похожи на «приветствия трудящимся» по случаю празднования очередной годовщины победы «денежной революции». Подобное «нейро-лингвистическое программирование» сознания студентов «профессиональными экономистами» необходимо банкирам для закрепления завоеваний «денежной революции».

В конечном счёте, самым ценным ресурсом «рыночной экономики» является не нефть, не земля и даже не деньги. Самый ценный ресурс для ростовщиков — дурак, т.е. человек, который не понимает, в каком мире он живёт. Такого человека можно обманывать, эксплуатировать, использовать «втёмную».

Ростовщики рассуждают так: в жизни дураками рождается ничтожно малое количество детей (доли процентов); значит, надо сделать так, чтобы их стало много. Вот и создан «конвейер», на котором налажено массовое производство дураков. Производство организовано в школах, колледжах, институтах, университетах. Основной инструмент производства — учебники по «экономике», написанные «профессиональными экономистами» в духе mainstream. А потом такие горе-специалисты приходят во власть, отчего страдает общество, поскольку эти специалисты не владеют основами комплексного системного управления страной.

Заключение

В Беларуси пороговым значением для экономической безопасности считается уровень внешнего госдолга к ВВП 25%, а внутреннего — 20%, а также платежи по обслуживанию госдолга — 10% доходов республиканского бюджета. Приемлемы ли эти параметры для страны?

«Порог» зависит не только от экономики, но и от политической системы. Если меняется система принятия решений или налоговое законодательство, то моментально меняется «порог», не говоря уже о том, что всё это вместе зависимт от глобального финансового климата. Скажем, в России в 1998 году это произошло сразу после резкого упрощения налоговой системы, когда она стала работать лучше.

Ещё одна переменная — отношение выплат к бюджетным расходам. Когда значительная их часть уходит на обслуживание долгов, то это существенно отражается на доходах, инвестициях и потреблении. Это не слишком заметно, если численность населения и экономика в целом растут. Но в условиях демографического и экономического спада, рост долгов и объём выплат способны серьёзно усугубить ситуацию. Тогда нынешние 10% через 3—4 года вырастают вдвое. А если они остаются на уровне 10% или падают, это замечательно. Беларусь сейчас в таком цикле, когда должна брать в долг, а не выплачивать. Поэтому, если долг поднимается чуть-чуть в ближайшие 2 года — это небольшая проблема. Если рост приходит на какой-то нормальный уровень, заканчивается сокращение экономики, если страна выходит на средний уровень роста в регионе, то хотелось бы, чтобы долг не рос. То, что мы хотим видеть: в случае нормального роста долг не растет. Если падает — хорошо, а если страна растёт в плане численности населения, то постоянный долг, как учат современные экономисты, — это совершенно нормально, т.к. в следующем столетии он делится на большее количество людей. То, что мы передаем внукам, это то, что мы получили от своих дедушек и бабушек. Но экономисты, всё же добавляют, что «главное — не забывать, что когда начинаются хорошие времена, то долг надо погашать». На наш взгляд, экономическая система может и должна быть без ссудного процента и ростовщических долгов. При этом долги по каким-то проектам и отраслям, конечно, могут быть, но не должно быть такого, чтобы вся экономика становилась долговой — построенной на благополучии будущих поколений.

Извечный вопрос: Что делать и как снизить госдолг?

Долговую нагрузку на экономику Беларуси получится снизить тогда, когда эффективно работающие предприятия смогут обеспечить достаточные темпы экономического роста. Но для этого нужны реформы в реальном секторе — те самые, на проведение которых белорусское правительство уже брало деньги и у МВФ, и у ЕФСР.

Ещё один вариант, прямо связанный с предыдущим, — снижать фискальную нагрузку на экономику. Но решение вопросов о сокращении налогов и вообще о значительном стимулировании бизнес-активности в стране белорусский президент пока отложил на октябрь.

«Валютные обязательства Беларуси в 2018 году составят порядка 2,5 млрд долларов, около 1,6—1,7 млрд планируется рефинансировать», — сообщил первый заместитель министра финансов страны Максим Ермолович.

Он также отметил, республиканский бюджет на 2018 год сформирован с профицитом в 500 млн рублей, весь объём профицита Минск рассчитывает получить за счёт поступления в бюджет экспортных пошлин на нефть и нефтепродукты. То есть рост экономики и возможность гашения госдолга Беларуси зависит напрямую от экономики России и ЕАЗС.

Ну и самый тяжёлый, долгий, но зато наиболее эффективный путь — это изменить финансовый климат планетной экономики, что, конечно, неподъёмная задача для такой небольшой экономики, как белорусская, но зато вполне подъёмная для союза стран. Не зря же в ЕвразЭС планируется введение единой валюты к 2025 году, а сам Евразийский Союз имеет тенденцию к расширению.

Ничего не может быть приоритетнее для любого государства, чем возможность свободно распределять свои ресурсы, более или менее согласовываясь с пожеланиями своего населения. Всему этому могут положить конец высокие долги, которые напрямую угрожают способности правительств контролировать свои бюджетные приоритеты. Именно эту проблему необходимо решать в срочном порядке властям Беларуси.

Материалы:

Чем опасен рост госдолга?

https://rg.ru/2016/09/18/pochemu-rost-gosdolga-odni-strany-vedet-k-razvitiiu-a-drugie-k-defoltu.html

Кому и сколько должна Беларусь в 2017 году

https://newsland.com/community/5206/content/komu-i-skolko-dolzhna-belarus-v-2017-godu/5585221

Госдолг Беларуси

https://gomel.today/rus/article/economics-433/

Как Беларусь будет погашать госдолг?

https://russian.rt.com/ussr/article/429543-belorussiya-gosdolg-rekord

Внешний долг: полезный и опасный

https://neg.by/novosti/otkrytj/vneshnij-dolg—poleznyj-i-opasnyj

Госдолг Беларуси

https://telegraf.by/2017/09/8/366536-vneshnii-gosdolg-belarusi-viros-v-2017-godu-uje-na-2-mlrd-do-15-7-mlrd

Внешний долг РБ

https://sputnik.by/economy/20170929/1031086860/vneshniy-gosdolg-belarusi-priblizhaetsya-k-16-milliardam-dollarov.html?utm_referrer=https%3A%2F%2Fzen.yandex.com

В.Катасонов. Мировая кабала

http://e-libra.su/read/363752-mirovaya-kabala-:-ograblenie-po-evreyski.html

Государственный долг

http://mirznanii.com/a/249649/gosudarstvennyy-dolg

Внешний долг

http://www.m-economy.ru/art.php?nArtId=3913


Чтобы быть в курсе последних новостей и содействовать продвижению этой информации:
Подписывайтесь на наш канал на Youtube: https://www.youtube.com/c/inance
Вступайте в группу Вконтакте:http://vk.com/inance_ru,
Жмите «Нравится!» в группе Facebook:http://www.facebook.com/inance.ru
И делайте регулярные перепосты.
Предлагайте темы статей, которые Вы хотели бы увидеть на нашем сайте.
Станьте со-авторами — присылайте свои материалы для размещения на нашу почту inance@mail.ru.
Можете поддерживать Информационно-аналитический Центр (ИАЦ) финансово постоянно http://inance.ru/podderzka/ или однократным вкладом:

Благодарим Вас за сотрудничество!

Комментарии:

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ