«Восточное партнёрство» — инициатива, нацеленная на…

На днях руководитель внешнеполитического ведомства Беларуси Владимир Макей принял участие в заседании Совета Министров иностранных дел стран-участниц инициативы Европейского союза «Восточное партнёрство», куда он был приглашён, как подчёркивается в официальном пресс-релизе МИД РБ «Об участии Министра иностранных Беларуси В.Макея во встрече министров иностранных дел стран-членов ЕС и стран-участниц ВП» (http://mfa.gov.by/press/news_mfa/c4bbf7313d442e5e.html), ни кем-нибудь, а самим Высоким представителем ЕС по иностранным делам и политике безопасности, Вице-председателем Европейской комиссии Федериком Могерини и не менее важной персоной — Европейским комиссаром по Европейской политике соседства и переговорам о расширении ЕС Йоханнесом Ханом. Впечатляет и одновременно оттеняет статус самого Владимира Макея.

В этом же документе говорится, что, выступая на пленарном заседании министерской встречи, Владимир Макей положительно оценил конкретные факты, подтверждающие результативность политики взаимодействия между Беларусью и Евросоюзом и призвал Брюссель и европейские столицы продолжить линию на диалог и сотрудничество с Минском в двустороннем и многостороннем форматах. Вместе с тем, белорусский министр иностранных дел отметил, что существуют и серьёзные проблемы в двусторонних и многосторонних отношениях между ЕС и РБ, среди которых он назвал вопрос строительства Белорусской АЭС, факты отказа в присоединении Беларуси к некоторым конвенциям Совета Европы.

image7
https://www.sb.by/upload/medialibrary/ea8/ea8f3396c44968a935a4b19a9a4de62c.jpg

Не преминул Владимир Макей напомнить коллегам и о действительно заслуживающей внимания и поддержки инициативе Беларуси в деле запуска нового глобального миротворческого процесса в целях согласования взаимоприемлемых условий сосуществования государств при надлежащем учете интересов малых и средних стран.

И закончил он свою речь однозначным выводом о «целесообразности сохранения и развития «Восточного партнёрства» как инициативы, нацеленной на получение конкретных практических результатов».

Ещё более откровенно по этому поводу, и тоже на днях, высказался заместитель министра иностранных дел Беларуси Олег Кравченко (http://www.belta.by/economics/view/belarus-predlagaet-sozdat-most-mezhdu-dvumja-krupnejshimi-rynkami-na-evrazijskom-kontinente-252649-2017/):

«Беларусь активно продвигает совместимость в более широком контексте. Будучи участником Евразийского экономического союза и «Восточного партнёрства», Беларусь предлагает создать мост между двумя крупнейшими рынками на континенте. Мы убеждены, что «интеграция интеграций», как мы её называем в Беларуси, является частью естественного порядка вещей в нашем регионе. Мы просим большей поддержки сотрудничества между Евразийским экономическим союзом и ЕС, хотя бы на экспертном уровне. Принимая во внимание существующие в ЕС сложности, нестабильность и конфликты в соседних странах, в наших общих интересах превратить наш регион в уголок стабильности, процветания и безопасности».

«Восточное партнёрство» как проект

image5
http://politanalyse.com/wp-content/uploads/2013/12/eurups2.jpg

Так что же из себя представляет проект «Восточное партнёрство», за развитие которого так ратуют столь высокопоставленные белорусские дипломаты?

Как следует из официальных источников, проект Европейского союза «Восточное партнёрство» является политической инициативой, представляющей восточное измерение Европейской политики соседства, которая направлена на сближение шести восточных соседей — Армении, Азербайджана, Беларусь, Грузии, Молдавии и Украины — с Европейским союзом.

С инициативой создания программы интеграции стран СНГ изначально выступила Польша еще в период её подготовки к вступлению в ЕС в 2002-2004 годах. Географически тогда польская инициатива охватывала лишь Беларусь, Украину и Молдавию с возможным привлечением ряда приграничных районов России, в первую очередь, Калининградской области. (Сразу же заметим, что уж это-то у Запада не получилось).

Официально инициатива по созданию «Восточного партнёрства» была выдвинута на заседании Европейского Совета 19—20 июня 2008 года. Инициатором выступила не только Польша, но и Швеция, которые предложили ЕС развивать интеграционные инициативы с рядом постсоветских стран.

image4
http://rescue.org.ru/upload/news/news2/EP_1.jpg

В программу включались Грузия, Азербайджан, Украина, Молдавия, Беларусь и Армения.

7 мая 2009 года в Праге (Чехия) был проведен специальный саммит ЕС, учредивший программу «Восточное партнёрство».

Главной целью «Восточного партнёрства» является создание необходимых условий для ускорения политической и экономической интеграции между Европейским союзом и заинтересованными странами-партнёрами.

Реализация программы в целях сближения стран-партнёров с Европейским союзом предполагает сотрудничество со странами-партнёрами на основе так называемых четырёх тематических платформ:

  • демократия и стабильность (административные реформы, антикоррупционные меры, обучение управленческого аппарата, развитие институтов гражданского общества, свободных СМИ и др.);
  • экономическая интеграция, создание зон свободной торговли (по мере успешного развития торгово-экономических связей и гармонизации законодательства с правовой базой ЕС);
  • энергетическая безопасность (меры по обеспечению надежного энергоснабжения, как стран-партнёров, так и ЕС, энергосбережению и развитию источников возобновляемой энергии);
  • развитие контактов между людьми (либерализация визового режима при одновременном обеспечении мер по пресечению незаконной миграции).

Программа «Восточное партнёрство» предусматривает следующие инициативы:

  • подписание соглашения об ассоциации, предусматривающее формы более тесного сотрудничества в таких областях, как внешняя политика и безопасность, права и свободы, экономика, культура;
  • создание углублённой и всеобъемлющей зоны свободной торговли является частью соглашения об ассоциации);
  • постепенная либерализация визового режима вплоть до полной отмены виз.

В настоящее время соглашения об ассоциированном партнерстве с ЕС подписали Грузия, Молдавия и Украина. Безвизовый режим, с определёнными ограничениями, действует для граждан Украины и Молдавии.

Высшим органом программы «Восточное партнёрство» является встреча (раз в два года) глав правительств/государств ЕС и стран, включенных в проект. Их цель — определение основных направлений в рамках «Восточного партнёрства».

Первый саммит состоялся в Праге (Чехия) в мае 2009 года, второй — в сентябре 2011 года в Варшаве (Польша), третий — в ноябре 2013 года в Вильнюсе (Литва), четвертый — в мае 2015 года в Риге (Латвия), в этом году он запланирован на 24 ноября в Брюсселе (Бельгия).

Ежегодно проходят саммиты на уровне министров иностранных дел. Раз в полгода проводятся встречи по сотрудничеству в рамках четырех правительственных платформ. Многостороннее сотрудничество также осуществляется в рамках Парламентской ассамблеи «Евронест», Конференции региональных и местных органов власти стран «Восточного партнёрства», Форума гражданского общества «Восточного партнёрства» и Бизнес-форума «Восточного партнёрства».

Основным источником финансирования Европейской политики соседства, в том числе «Восточного партнёрства», является Европейский инструмент соседства, бюджет которого на 2014-2020 годы составляет 18,2 миллиарда евро.

По декларируемым официальным целям, механизму выполнения программы — всё вроде бы «чинно и благородно», но что же на самом деле стоит за «Восточным партнёрством»?

Уже в Пражской декларации 2009 года подчеркивалось, что в своей деятельности «Восточное партнёрство» будет руководствоваться принципом «кондициональности», то есть продвижения вперед только при условии выполнения странами — участницами программы определенных требований ЕС и при этом откровенно разъяснялось, как будет применяться данный принцип:

«То, насколько мы продвинемся в отношениях с каждой страной, будет зависеть от прогресса, достигнутого партнёрами на пути реформ и модернизации».

Да и в целом декларированные цели «партнёрства» при реализации на практике встречают серьёзные трудности, например, обещание ЕС ввести облегченный визовый режим. Учитывая опасения многих стран ЕС, что подобная мера может привести к неконтролируемой миграции из стран — членов «Восточного партнёрства (большинство которых находится в сложном социально-экономическом положении), а также активизации организованной преступности на территории ЕС, переговоры по этой проблеме, хотя бы на примере даже со «столь уважаемой Западом сегодняшней Украины», шли и идут, а это уже можно проследить на примере контактов Беларуси с ЕС, не просто, чаще говорится о возможности введения безвизового режима в перспективе.

image2
http://static.ozone.ru/multimedia/books_covers/1004414301.jpg

Отметим также, что среди экономических приоритетов самым важным компонентом программы считается её энергетическая «составляющая», которая предусматривает создание альтернативных России путей энергоснабжения Европы. Мотивами ЕС в данном случае выступают:

  • стремление избежать энергозависимости от России;
  • неуверенность в надежности Украины, как страны-транзитёра;
  • опасение, что Россия может использовать энергетическую дипломатию для давления на страны ЕС с антироссийским креном во внешней политике, а вовсе не забота об энергетической безопасности стран-участниц, как провозглашается в одной из четырёх тематических платформ.
image1
https://bykvu.com/social_share/38028.png

Всё это как-то противоречит опять-таки официально декларируемым заявлениям Брюсселя о том, что «Восточное партнёрство» не имеет антироссийского характера, что это не антироссийская инициатива, а лишь ответ на стремление восточных соседей существенно углубить и расширить их отношения с Европейским союзом.

Заявления заявлениями, однако практические действия ЕС при осуществлении программы «Восточное партнёрство» обоснованно вызвали настороженную реакцию России. Она правомерно увидела в этом проекте определенную антироссийскую подоплеку. Наиболее чётко официальную позицию Москвы в отношении данного проекта сформулировал ещё в 2009 году постоянный представитель РФ при ЕС Владимир Чижов (http://www.ng.ru/courier/2009-05-18/9_chizhov.html?mright=0):

«…наша позиция сводится не к тому, чтобы противодействовать «Восточному партнёрству». Как любая региональная инициатива, она имеет право на существование. Для нас важно, чтобы то, что делается в рамках этой инициативы, не было направлено против российских интересов, на искусственный отрыв этих стран от сотрудничества с Россией. Мы против того, чтобы данные страны СНГ ставились перед искусственной дилеммой: либо вперед, в светлое будущее с Евросоюзом, либо назад — с Россией. А то, что такие признаки на начальном этапе «Восточного партнерства» были, — факт. Мы не против сотрудничества стран СНГ с ЕС. Мы, по большому счету, даже не против той голубой мечты, которая существует в некоторых странах, — об эвентуальном членстве в Евросоюзе. Главное, чтобы это не создавало новых разделительных линий в Европе»

Беларусь и «Восточное партнёрство»

image6
Участники встречи, 12 апреля 2017 года http://www.civil.ge/files/images/2017/Visegrad_EaP.jpg

Ну, в целом с направленностью проекта вроде бы всё ясно, а теперь конкретно об отношениях Беларуси в рамках «Восточного партнёрства». Сразу же отметим, что история этих отношений состоит из «взлётов и падений».

Взлёт — 2008 год. Беларусь признана полноправным членом «Восточного партнёрства» после выполнения требования ЕС о непризнании независимости Абхазии и Южной Осетии.

2010 год — падение. Европейский союз, после известных событий декабря 2010 года, принимает целый комплекс санкционных мер: ряду представителей белорусской власти (в том числе Президенту Беларуси) запретили въезд на территорию ЕС, их счета и активы некоторых республиканских компаний в европейских банках были заморожены, введён запрет на экспорт в страну оружия и оборудования, которые «могут быть использованы для внутренних репрессий». Официальный Минск, в свою очередь, обвинил страны Евросоюза (прежде всего Польшу и Германию) в причастности к организации «белорусского майдана».

2013 год — начало нового процесса постепенного повышения уровня белорусско-европейских отношений: Владимир Макей был приглашён на третий саммит «Восточного партнёрства», в ходе которого к тому же было принято решение о выделении Беларуси в период с 2014 по 2020 годы от 120 млн. до 158 млн. евро, причём доля поддержки белорусского гражданского общества, то бишь белорусской оппозиции, составила всего 10%, тогда как 30% всей экономической помощи планировалось направить на социальную сферу, 25% — на охрану окружающей среды, 25% — на региональное экономическое развитие.

На качественно новый уровень белорусско-европейские отношения вышли начиная с в 2014 года, чему способствовали умеренно проукраинская («пропорошенковская») позиция белорусского руководства и предоставление Минском площадки для мирных переговоров. Одни визиты Ангелы Меркель и Франсуа Олланда в Минск чего стоят!

Ну, а в последние годы деятельность республики в рамках «Восточного партнёрства» плавно вписалась в ставшую основополагающей в международной деятельности Беларуси «доктрину многовекторности», главным содержанием которой является решение внутренних экономических проблем в ходе осуществления внешнеполитических акций. Об этом ещё в 2015 году на встрече с Европейским комиссаром по Европейской политике соседства и переговорам о расширении ЕС Йоханнесом Ханом откровенно заявил Александр Лукашенко (https://sputnikipogrom.com/politics/37152/eastern-partnership/), порекомендовав переформатировать «Восточное партнёрство» «с обычной политики к более тесному конкретному сотрудничеству, основанному на решении экономических проблем». А о том, что эта позиция и на сегодняшний день остаётся неизменной, свидетельствует очередное заявление президента страны 22 июня на встрече с министрами иностранных дел и главами национальных делегаций стран-членов Центрально-Европейской инициативы (http://www.belta.by/president/view/lukashenko-dlja-belarusi-vazhno-sotrudnichat-s-vostokom-i-zapadom-ne-delaja-iskusstvennogo-vybora-253892-2017/):

«Внешняя политика нашей страны основана на многовекторности и миролюбии. Мы стремимся выстраивать дружественные, взаимовыгодные отношения со всеми государствами. Для нашей страны в равной степени важно развивать сотрудничество с Востоком и Западом, не делая искусственного выбора между ними».

А вот как практически выполняется часть программы «многовекторности» в рамках «Восточного партнёрства», можно узнать, ознакомившись с материалами еженедельных обзоров.

«Восточное партнёрство»: что дальше?

image3
http://okolokremlya.ru/sites/default/files/styles/large/public/news/3-Sodr.jpg?itok=wPQAxxIZ

На фоне решения Великобритании выйти из Евросоюза, которое нанесло удар по имиджу Брюсселя, возникли и сложности в выполнении программы «Восточного партнёрства». Это решение лишает ЕС значительной доли поступлений в фонды объединения, да к тому же расставляет новые негативные акценты в интеграционном процессе «ЕС — государства-участники «Восточного партнёрства». По мнению ряда экспертов именно Brexit может стать ударом для программы «Восточное партнёрство» в идеологическом плане, не говоря уже о финансовом, при этом проект понесёт значительные издержки.

Вместе с тем понятно, что ЕС не может себе позволить показаться слабым партнером для сопредельных государств и, в первую очередь, по отношению к странам-участницам «Восточного партнёрства». Поэтому уже в сентябре прошлого года Брюссель заявил о новом пакете помощи в объеме 79,8 млн. евро для поддержки социально-экономического развития, развития малого и среднего бизнеса, социальных и молодежных программ в странах Восточного партнёрства, который включает в себя «помощь» именно наиболее пока не европеизированным (читай сохраняющим самостоятельность от ЕС при принятии решений) Беларуси и Азербайджану.

Этот пример чётко показывает, что хотя «Восточное партнёрство» и сохранит своё определённое значение в рамках европейской политики соседства, но при этом будут изменены некоторые акценты, произойдет переориентация на страны, которые необходимо «обратить в веру ЕС».

То есть партнёрство в большей степени будет апеллировать не к экономическим, а к политическим задачам, что, судя по высказываниям руководителей белорусского государства, далеко не отвечает его чаяниям. Поэтому можно предположить, что хотя участие страны в «Восточном партнёрстве» и продолжится, оно всё больше будет превращаться в одну лишь из «дополнительных внешнеполитических активностей» в рамках «политики многовекторности».

Материалы:

Проект ЕС «Восточное партнёрство»

https://ria.ru/spravka/20160523/1437041568.html

Совместная декларация Пражского саммита «Восточного партнёрства»

http://n-europe.eu/glossary/term/3434

Стратегия и идеология в проекте ЕС «Восточное партнёрство»

http://www.foreignpolicy.ru/uploads/banners/3/Ofitserov-Belskiy%20D.%20Eastern%20Partnership.%20February%202014.pdf

Об участии Министра иностранных Беларуси В.Макея во встрече министров иностранных дел стран-членов ЕС и стран-участниц ВП

http://mfa.gov.by/press/news_mfa/c4bbf7313d442e5e.html

«Восточное партнёрство»: вызов российской дипломатии в Восточной Европе

http://www.vestnik.vsu.ru/pdf/lingvo/2010/01/2010-01-48.pdf

Белоруссия и «Восточное партнёрство»

https://sputnikipogrom.com/politics/37152/eastern-partnership/

Восточное партнёрство ЕС под ударом

http://eurasia.expert/vostochnoe-partnerstvo-es-pod-udarom/


Чтобы быть в курсе последних новостей и содействовать продвижению этой информации:
Подписывайтесь на наш канал на Youtube: https://www.youtube.com/c/inance
Вступайте в группу Вконтакте:http://vk.com/inance_ru,
Жмите «Нравится!» в группе Facebook:http://www.facebook.com/inance.ru
И делайте регулярные перепосты.
Предлагайте темы статей, которые Вы хотели бы увидеть на нашем сайте.
Станьте со-авторами — присылайте свои материалы для размещения на нашу почту inance@mail.ru.
Можете поддерживать Информационно-аналитический Центр (ИАЦ) финансово постоянно http://inance.ru/podderzka/ или однократным вкладом:

Благодарим Вас за сотрудничество!

Комментарии:

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ