Операция Цыганский барон — провалившаяся попытка уничтожить партизанское движение

1721

 

«…Ты не жди, фашист, пощады!
За грабеж и за разбой
Пулемётом и гранатой
Рассчитаемся с тобой.
Немцев мы не раз уж били,
Но о том они забыли.
А на этот, видно, раз
Долго будут помнить нас».
Партизанская частушка

Партизаны во время Великой отечественной войны заставляли немецких оккупантов быть всё время настороже, не давая немцам покоя ни днём, ни ночью, создавая для них невыносимые условия. Вечный страх внезапного нападения партизан преследовал немцев на всей временно оккупированной территории СССР. Немецкое командование вынуждено было выставлять охрану и разрабатывать планы карательных операций против партизан.

Первоначально командование тыловым районом 2-й танковой армии не проводило широкомасштабных мероприятий против партизан. В 1941 году партизаны ещё не беспокоили немецкий тыл так, как в 1942—1943 годах. В первые недели оккупации Брянщины, вопрос борьбы с партизанами решался с помощью воинских частей действующей армии. Войска же, предназначенные для поддержания порядка, находились в Беларуси — в распоряжении командующего частями обеспечения тыла группы армий «Центр» генерала М. фон Шенкендорфа. По состоянию на 2 октября 1941 года под его началом находились 707-я и 339-я пехотные дивизии, 1-я кавалерийская бригада СС, 221-я, 286-я и 403-я охранные дивизии (Das Deutsche Reich und der Zweite Weltkrieg. — Stuttgart, 1983. — Bd. 4. — S. 573.). Охранные войска появлялись по мере усиления партизанского движения.

Однако к весне 1943 года обстановка в оккупированных областях СССР стала выходить из-под контроля немецких органов, ответственных за поддержание «порядка и безопасности». Командование 2-й немецкой танковой армии в целях уничтожения очагов «бандитского сопротивления» не раз проводило карательные операции с привлечением фронтовых соединений.

Параллельно с этими операциями немцы провели в Беларуси и на Украине самую крупномасштабную и наиболее известную акцию против партизанского движения под кодовым наименованием Цыганский барон (Zigeunerbaron), о которой наша статья.

Немцы обеспокоены партизанским движением

По немецким источникам, в 1941 году против советских партизан действовало 78 специально выделенных батальонов. В 1942 году их было уже 140. В первой половине 1943 года — уже 270, а к концу года их было свыше 500.

http://cdn.fishki.net/upload/post/2017/03/15/2241865/58414e632ba5d49ad7a8dc01e0c24f64.jpg

18 августа 1942 года Гитлер, понимая, что партизанское движение вышло далеко за рамки незначительного локального фактора боевой обстановки, издал решительный приказ, получивший известность как Директива фюрера № 46. Приказ начинался следующим заявлением:

«Зверства бандитов на Востоке приняли такой размах, который является для нас неприемлемым, поскольку угрожает стать серьезной опасностью для тылового снабжения и эксплуатации оккупированных территорий».

Гитлер требовал покончить с партизанами до наступления зимы для того, чтобы

«не допустить серьёзных препятствий при проведении вермахтом операций в зимнее время».

Он назначил рейхсфюрера СС Генриха Гиммлера ответственным за сбор и оценку информации о ходе антипартизанской борьбы; кроме того, Гиммлеру передавались все полномочия по организации операций против партизан на всех территориях, подчинявшихся гражданской администрации.

Гиммлер и Гитлер http://www.renegadetribune.com/wp-content/uploads/2016/10/hitler-himmler-800×445.jpg

Гитлер назначил начальника штаба ОКХ ответственным за проведение антипартизанских операций в прифронтовых районах, а также распорядился о том, чтобы резервные части, перебрасываемые на Восток, в качестве боевой подготовки задействовались для выполнения таких операций.

Сознавая, что партизанское движение нельзя обуздать одними только военными средствами, Гитлер в первый раз признал, что для успешного ведения борьбы с партизанами необходимо заручиться поддержкой населения на соответствующих территориях.

Для этого было необходимо, во-первых, обеспечить ему достаточный жизненный уровень, чтобы люди не уходили в партизаны, и, во-вторых, создать стимул для активного сотрудничества с оккупационными властями, назначив значительные награды за такое сотрудничество. Кроме того, Гитлер впервые дал разрешение на формирование на оккупированных территориях частей по борьбе с партизанами использование в них местного населения из числа военнопленных. Помимо боевых соединений, расположенных непосредственно на линии фронта, в расположение немецкого военного командования были выделены охранные дивизии, части полевой жандармерии и тайной полевой полиции, а также полицейские подразделения из националистически и антисоветски настроенного населения СССР.

Осенью 1942 года русские добровольцы приняли присягу на верность фюреру. Вот каким был текст присяги в полку русских добровольцев «Вейзе»:

«Я клянусь перед Богом этой святой клятвой, что я в борьбе против большевистских врагов моей родины буду беспрекословно подчиняться верховному главнокомандующему всеми вооруженными силами Адольфу Гитлеру и как храбрый солдат в любое время готов отдать свою жизнь за эту клятву».

Численность полицейских формирований к началу января 1942 года составляла более 60 тысяч человек, что превышало вдвое состав немецкой полиции порядка, используемой на оккупированной территории.

Генерал вермахта Штейфон обходит строй солдат Русского Корпуса, интегрированного в вермахт, 1943 год http://ic.pics.livejournal.com/kamrad2213/40665284/156993/156993_original.jpg

Для уничтожения партизан были созданы и так называемые ягдкоманды (истребительные команды). Их структура давала возможность бороться против партизан весьма ограниченными силами. Они применялись чаще всего для проведения разведки боем. Численность их колебалась от взвода до роты. Главное в их тактике — скрытное продвижение, позволяющее как можно ближе подойти к партизанам, внезапно атаковать их и постараться уничтожить. К формированию «истребительных команд» или «охотничьих» (jagdkommando, zerstorungskommando) немцы приступили осенью 1941 года. Несколько позже была утверждена инструкция, согласно которой в команды «охотников» следовало отбирать опытных, бесстрашных и хорошо подготовленных солдат и унтер-офицеров, способных успешно действовать в любой обстановке. В ягдкомандах служили, главным образом, штрафники. От этих людей не требовалась хорошая военная подготовка. В таком деле необходим был инстинкт, навыки человека, близкого к природе, поэтому предпочтение отдавалась военнослужащим, работавшим до войны егерями и лесниками.

Ягдкоманда (Jagdkommando), Курская область, январь 1943 год http://ic.pics.livejournal.com/horstveps/27826011/225178/225178_original.jpg

Ягдкоманды применили против партизан их собственную тактику. Они скрыто выслеживали советских патриотов и внезапно атаковали их с близкого расстояния, расстреливали или захватывали пленных (языков) — словом, действовали так, как действуют охотники. На исходный рубеж в район предстоящей боевой операции команда могла выходить самостоятельно или её доставляли в кузовах машин, плотно закрытых брезентом. Высадка обычно производилась на ходу, на участке дороги, закрытом от дальнего наблюдения густой растительностью, складками местности, полуразрушенными строениями и т. д. Боевые группы команды, как правило, передвигались в ночное время, а днём личный состав отдыхал, тщательно замаскировав своё место стоянки. Чтобы исключить внезапное нападение противника, выставлялись боевое охранение и наблюдатели.

«Охотники» совершали нападения и на крупные партизанские колонны. Замысел таких нападений заключался в том, чтобы сорвать ту операцию, для осуществления которой колонна выдвигалась на исходный рубеж. Неожиданный огневой налёт из засады (длительностью 10—15 секунд) выбивал командиров и пулеметчиков, заставлял партизан тащить назад в лагерь раненых. К тому же исчезал фактор внезапности, в результате им приходилось отказываться от намеченной операции. Один из бойцов ягдкоманды вспоминал после войны:

«Охота на партизан продолжалась два-три дня. Мы прочесывали местность и всякого, кого встречали в лесу, будь он с оружием или без оружия, обычно убивали без следствия и суда».

Ягдкоманды постоянно контактировали с армейскими частями, что позволяло быстро и своевременно организовывать операции против народных мстителей. Наиболее успешно «охотники» действовали весной — летом 1944 года, во время проведения крупных антипартизанских акций («Моросящий дождь», «Ливень», «Праздник весны», «Баклан» и др.) в Беларуси, в результате которых партизаны понесли самые большие потери за всю войну. Тем не менее, несмотря на профессиональную подготовку, «охотничьи команды» вермахта и нацистских спецслужб не смогли кардинальным образом изменить ситуацию на фронте борьбы с советским партизанским движением.

Для усиления борьбы с партизанским движением и советской разведкой в оккупированных районах нашей страны наряду с управлениями полиции безопасности и СД в марте 1942 года был создан специальный орган Зондерштаб «Р» (Особый штаб по России). В его задачи входило выявление дислокации партизанских формирований, их руководящего состава, численности, партийной прослойки и совершение террористических актов в отношении командно-политического состава. Возглавить структуру поручили Б.А. Смысловскому, которому присвоили звание майора.

На фото: Б.А. Смысловский со своими коллегами по абверу (второй справа за столом), 1942 год http://www.sovsekretno.ru/public/userfiles/images/2-0002.jpg

Мобилизационный отдел ОКХ уже долгое время пытался довести до сведения командования, что Германия не обладала достаточными людскими ресурсами для ведения эффективной борьбы с партизанами только своими силами.

Однако, независимо от того, что говорилось в Директиве фюрера № 46, Гитлер не отказался от своих планов свести русское население до положения рабов и подвергнуть его самой безжалостной эксплуатации. Как следствие, он отказался предоставить достаточные стимулы для обеспечения настоящей поддержки немецких властей. К тому же, по мере того как год близился к завершению, русские люди всё больше начинали понимать, что шансы Германии одержать победу стремительно падают. Отнюдь не идеализируя немецкую армию и своих товарищей из СС и СД, гестаповцы предупреждали:

«Необходимой предпосылкой борьбы с партизанами является пресечение всех актов произвола и бессмысленной жестокости по отношению к русскому населению. У многих солдат хождение с дубинкой, которую они пускают в ход при первой возможности, стало чем-то само собой разумеющимся… Доверие русского населения к немецкой армии, являющееся необходимым условием для умиротворения страны, может укрепиться только в результате справедливого обращения, энергичного проведения хозяйственных мероприятий, целеустремленной и близкой к жизни пропаганде и действенной борьбе с бандитизмом…»

Но при этом отнюдь не отвергались пытки и репрессии по отношению к партизанам или к тем, кого только подозревали в принадлежности к ним или к подпольным просоветским организациям.

Германская разведка и гестапо уделяли большое внимание работе внутри партизанского движения. Начальник тылового района Северного фронта в сентябре 1941 года требовал

«создать широкую сеть секретных агентов, хорошо инструктированных и знающих ближайшие пункты явок. Создание этой организации является совместной задачей дивизий охраны тыла и тайной полиции».

В партизанские отряды засылалась агентура из числа предателей Родины с задачей разложения их изнутри, проведения террористической и диверсионной деятельности. Часто группы агентов под видом партизан или разведчиков Красной Армии, снабженных подлинными документами и радиоаппаратурой, забрасывались в партизанские соединения для выявления мест их расположения. Боевые операции против партизан зависели от разведданных, в большинстве случаев добытых агентурным путём.

В особых указаниях по борьбе с партизанами, а их в разное время было издано немецким командованием несколько, 11 ноября 1942 года, 10 февраля 1943 года и 1 апреля 1944 года, говорилось, что

«облавы против партизан без агентуры и проводников всегда будут безрезультатными, поэтому их следует предпринимать только с использованием агентуры».

Как только численность партизан в партизанском крае достигала 5 — 10 тысяч или более, они становились неуязвимыми для операций, проводившихся против них силами местной полиции. А поскольку немцы редко могли позволить себе выделить крупные силы регулярной армии для проведения масштабных антипартизанских операций, партизаны могли чувствовать себя в относительной безопасности. Карательные операции немцев, проводившиеся против партизан, отличались особой жестокостью. Немцы относились к участникам партизанского движения как к обыкновенным бандитам, поэтому пленных партизан ждала только смерть — расстрел или виселица. В свою очередь, это вызывало ответную реакцию со стороны партизан. Немцы совместно с «полицаями», а иногда и с регулярными войсками устраивали крупные антипартизанские операции, в которых гибло много мирных жителей. Крупные силы немцев и коллаборационистов прочёсывали лес и уничтожали всё живое. Лишь некоторых оставляли, для угона на работы в Рейх. Считалось, что человек ушедший в лес или оказавшийся в деревне или даже районе, контролируемом партизанами, будь он даже без оружия, автоматически становился врагом Рейха, на что были соответствующие приказы. Мол, «хороший человек» в лес не пойдёт, он либо сам партизан, либо из семьи партизан. Кроме этого гитлеровцы формировали из изменников родины лжепартизанские отряды, которые занимались всяческой дискредитацией советских партизан.

Агитационный плакат на украинском http://static.diary.ru/userdir/1/9/8/5/1985905/80536979.jpg

Операции против партизан

В январе-феврале 1942 года немцы пытались задушить партизанское движение в зародыше, бросив против него крупные силы. Тяжёлые бои с карателями партизанские отряды и соединения проводили на Украине, в Беларуси и в западных областях России. Многие партизанские отряды при этом были рассеяны и ушли для продолжения борьбы в подполье, часть отрядов погибла, а некоторые отошли за линию фронта. Так в ночь на 26 марта 1942 года полиция безопасности и части СС и СД нанесли удар по минскому подполью. 28 руководителей подполья были повешены, 251 подпольщик расстрелян. Уже к весне 1942 года партизаны стали представлять серьёзную опасность для коммуникаций немецкой армии. Поэтому для решительной борьбы с партизанами немецкому командованию приходилось стягивать в уже оккупированные районы страны большие силы. А для крупных операций в областях, где партизанское движение приобрело широкий размах, как в Беларуси, Брянской области и некоторых других районах, немецкое командование вынуждено было снимать отдельные воинские части с фронта. По оценке немецкого командования партизанская война в России оттянула на себя более 12 немецких дивизий, один горнострелковый корпус и 11 пехотных и кавалерийских бригад.

По сведениям штаба, например, Брянского фронта на 1 октября 1942 года, за месяц советские патриоты выводили из строя в среднем 8-10 паровозов и 150—200 вагонов. В период с сентября по декабрь 1942 года под откос было пущено 226 эшелонов. Партизаны, таким образом, делали все возможное, чтобы дестабилизировать обстановку в тылу 2-й немецкой танковой армии, в компетенцию органов тылового обеспечения которой входило поддержание «нового порядка» на территории Орловской области. Разработку контрпартизанских операций стали осуществлять оперативные отделы штабов армий. Для корпусных и дивизионных штабов были выделены офицеры абвера с особыми полномочиями, а в полках и батальонах — т. н. «офицеры обороны», ответственные за организацию антипартизанской борьбы. Прямая ответственность за проведение операций лежала на командующих армиями и группами армий. При проведении крупномасштабных акций совместными усилиями армейских соединений и вспомогательной полиции в первую очередь считалось необходимым лишить партизанские бригады свободы передвижения и навязать им боевые действия в крайне невыгодных для них условиях.

Построение партизанского отряда перед рейдом в тыл врага в Брянской области http://waralbum.ru/show/70723.jpg

Первая крупная операция (кодовое название «Птичье пенье» — Vogelsand) против брянских партизан была проведена с 5 по 30 июня 1942 года. В ней участвовали один танковый полк и два стрелковых полка 339-й пехотной дивизии. Целью операции было восстановить контакт с частями 4-й танковой армии и уничтожить партизан в районе Клетни. Операция оказалась сравнительно успешной. Партизаны потеряли 1193 человек убитыми, 1400 ранеными, 498 было захвачено в плен. Помимо этого, 2249 мужчин в возрасте от 16 до 50 лет были арестованы, 12531 человек было эвакуировано из района. Потери оккупантов составили: 58 убитых, 130 раненых и 1 пропавший без вести (Армстронг Д. Партизанская война. Стратегия и тактика… — С. 136.).

Немцев особенно беспокоил участок к северу от реки Навли. Для уничтожения партизан в этом районе было проведено две операции (с 16 по 30 сентября) — «Треугольник» (Dreieck) и «Четырехугольник» (Viereck). В немецком донесении сообщалось о 2244 убитых и взятых в плен партизанах. Потери немцев были небольшие, но у их союзников — значительные. В этих операциях участвовала 108-я венгерская дивизия сил безопасности. Её командир, генерал Абт, 20 сентября 1942 года разослал по подразделениям инструкцию, где пытался обосновать неудачи дивизии:

«Первая особенность «малой войны» состоит в том, что она ведётся в лесах, в темноте, с очень маневренным противником, который способен нападать на нас с боков и сзади. Так называемый фронт не спасает нас от проникновения больших сил партизан в наши боевые порядки. Мелкие группы противника рассекают наши части, и выходят в наши тылы… Мы не имеем успеха в ведении «малой войны» потому, что противник с большим мастерством использует свое маневренное преимущество. В результате только за последнее время мы потеряли восемьсот героев убитыми» (Цит. по: Андреев В. Народная война. — М., 1949. — С. 13.).

В середине декабря 1942 года немецкое командование предприняло попытку взять в кольцо партизанские силы в районе Мамаевских лесов и, расчленив их по частям, уничтожить. Операция называлась «Репейник» (Klette). Против партизанской группировки, в которую входило 3 бригады и несколько самостоятельных отрядов (всего около 2,5 тысяч человек), немцы выставили части 2-й и 4-й танковых армий, в частности 2 пехотные дивизии, 7 полицейских батальонов, восточные батальоны «Днепр», «Березина», «Припять», подразделения 2 авиаполков и зенитных групп (Ильиных И. А. Шестьсот дней в боях и походах. — 2-е изд., перераб. и доп. — Тула, 1969. — С. 166.). Хотя партизаны понесли потери, им удалось избежать разгрома. Общее число партизанских потерь составило всего 43 человека убитыми, 2 попали в плен, а 127 лиц мужского пола были эвакуированы. Генерал-полковник Хойзингер, командовавший немецкими силами, принял решение о проведении повторной акции — «Репейник-2» (Klette-II), с 15 января по 9 февраля 1943 года. К этому времени в Мамаевских лесах базировались 4-е Клетнянские, 5-я Ворговская бригады, соединение А. Федорова и несколько отрядов (всего около 8,5 тысяч человек). Немцы эту группировку разбить не сумели. Потери партизан составили 441 человек убитыми, 126 пленными и 178 дезертировали.

В январе-феврале 1943 года в районе лесного массива южнее линии Брянск — Дмитриев — Михайловка также было проведено три операции под кодовым названием «Белый медведь» (Eisbar-I, II, III). В операциях приняли участие войсковая группа Рюбзама, подразделения бригады РОНА и др. полицейские части (Антипартизанская война 1941—1945 гг… — С. 98.).

Готовясь к операции «Цитадель», немецкое командование предусмотрело серию акций по ликвидации брянских партизан. Все силы, концентрировавшиеся вокруг массива Брянского леса, были сведены в одну группировку. Кроме того, для борьбы с партизанами были подтянуты части 7-й, 137-й, 292-й пехотных дивизий, 419-й гренадерский полк, 442-ю дивизию из состава 2-й танковой армии и др. По плану предполагалось окружить партизанские соединения и, не дав им возможности маневрировать, уничтожить каждое в течение двух-трёх недель боев. Все войсковые мероприятия планировалось провести в одно время — май-июнь 1943 года, до начала наступления на Курский выступ.

Первая акция, «Майская гроза» (Maigewitter), проводилась в районе Сураж — Дрозды — Межа — Выход — Городок. На этом участке борьбу с партизанами вели подразделения 87-й пехотной и саперной дивизий, группа казаков фон Рентельна.

Гитлер, как и в начале войны, призвал ужесточить меры борьбы с партизанами. А в январе 1943 года он отдал приказ, согласно которому военнослужащие не привлекались к суду за жестокие действия, совершенные в борьбе с партизанами. Он провозгласил, что Женевской конвенции и правилам рыцарства нет места в такой войне. Зверства немцев, а еще больше латышских и эстонских формирований в «умиротворении» населения партизанских краев хорошо известны. В то же время немецкий генералитет полностью сознавал, что у него недостаточно сил для того, чтобы покончить с партизанами, а драконовские меры, если они будут применяться, только настроят против немцев всё гражданское население на оккупированных территориях.

Операция Цыганский барон

В борьбе с карателями народные мстители собирались, с одной стороны, использовать самостоятельно действующие отряды, чья маневренная тактика должна была позволить постоянно выходить в тыл врага и наносить ему неожиданные удары. С другой стороны, поскольку с партизанами жило немало местных жителей, бежавших в лес от оккупантов, было принято решение о создании укрепленного района. По его периметру были сооружены дзоты и блиндажи, огневые позиции для артиллерии, пулеметные гнезда, окопы для гранатометчиков и стрелков, которые соединялись траншеями и ходами сообщения. За пределами укрепрайона, на направлении наиболее вероятного появления противника, были вырыты отдельные окопы, рассчитанные на 7—10 человек, тщательно замаскированные подземные ходы сообщения.

В начале мая 1943 год была подготовлена самая крупная операция по «зачистке» Брянских лесов — Цыганский барон (Zigeunerbaron). В районе Выгоничи, Навля, Нерусса, Суземка, Трубчевск против партизан были сконцентрированы отдельные части 4-й и 18-й танковых дивизий, 102-й пехотной венгерской, 10-й моторизованной, 7-й, 292-й и 707-й пехотных немецких и 442-й особого назначения дивизий. В операции участвовали 5 полков и бронедивизион бригады РОНА, добровольческий полк «Десна», 709-й полк особого назначения, кавалерийская группа «Трубчевск» (3 эскадрона), несколько батальонов полиции. Общая численность группировки была около 40 тысяч человек, с воздуха она поддерживалась авиацией.

http://www.comgun.ru/uploads/posts/2011-05/1304249627_r.-kudrevich-a.-gugel.-partizanam-belorussii-posvyashhaetsya.-1984-g..jpg

Карательная операция Цыганский барон получила такое название ввиду того, что немцы видели в партизанах совокупный образ закоренелых «бандитов» и «цыган».

Немцы рассчитывали нанесением одновременных ударов со стороны реки Навля, железной дороги Алтухово — Суземка и от реки Нерусса разрезать лесной массив на ряд изолированных участков, разобщить партизанские бригады, лишить их общего руководства и, оттеснив к Десне, уничтожить. Предполагая, что часть партизан будет пытаться выйти из окружения, были заранее созданы сильные заслоны на окраинах леса. Для блокирования партизан построили фортификационные сооружения по правому берегу Десны.

16 мая 1943 года операция «Цыганский барон» началась. В ходе кровопролитных боев партизаны понесли тяжёлые потери. Хотя партизаны упорно сопротивлялись, но к 20 мая германским войскам и коллаборационистам удалось глубоко вклиниться в район базирования партизанских формирований. Были окружены и изолированы от остальных соединений бригады народных мстителей им. Щорса (731 чел.), им. Кравцова (свыше 600 чел.), 1-я им. Ворошилова (около 550 чел.). У них иссякли боеприпасы и продовольствие. Штаб Емлютина Д.В. и непосредственно приданные ему части бригады «Смерть немецким оккупантам» (около 1000 чел.) оказались в котле, пропала связь и управление отрядами. 21 мая немцы овладели железной дорогой Хутор Михайловский — Унеча, благодаря чему возобновили на этом участке переброску моторизованных дивизий к фронту. Партизан выдавили из леса. Положение партизан ввиду значительного превосходства немцев стало критическим. В течение 10 дней, с 20 по 29 мая, они отбивали беспрерывные атаки немецких частей, поддерживаемых авиацией, которая, кроме бомб, сбрасывала листовки, призывавшие партизан сдаваться. К 29 мая у партизан почти иссякли боеприпасы и запасы продовольствия. Положение спасало то, что ночью осажденным бригадам сбрасывали с самолётов продукты питания, патроны и взрывчатку.

Бомбардировочная авиация Центрального фронта бомбила боевые порядки и расположения немецких войск, действующих против партизан в районах: Суземка, Кокоревка, Острые Луки, Алтухово, Глинное, Красная Слобода. Но, несмотря на эту поддержку, обстановка по-прежнему оставалась тяжёлой…

К 31 мая, после 12 дней кровопролитных боев, немцы захватили партизанский аэродром у деревни Смелиж и оттеснили основные силы народных мстителей к Десне, в результате площадь обороняемого «советского района» сузилась до 6 кв.км. Штаб партизанского движения при Центральном фронте принял срочные меры по оказанию помощи партизанам. Наряду с доставкой боеприпасов, медикаментов и продовольствия, в брянские леса была направлена группа офицеров во главе с подполковником Горшковым А.П., которая возглавила руководство бригадами.

В этот критический момент командование бригад решило пробиваться на восток.

Горшков А.П. http://1tulatv.ru/sites/default/files/gorshkov.jpg

В кратчайшие сроки был разработан оперативный план. В ночь на 2 июля 1943 года у хутора Пионерского остатки партизанских соединений пошли на прорыв. В ходе ожесточенных боев и ценою огромных потерь им удалось вырваться из окружения. В течение последующих дней партизаны пытались, насколько позволяли условия, восстановить свою боеспособность, продолжая при этом вести тяжелые бои против карателей. После 6 июля интенсивность боев стала снижаться, и к 10-му числу боевые действия почти прекратились.

В спецсообщении 1 отдела 4-го Управления НКГБ СССР на имя комиссара госбезопасности 2-го ранга Б. З. Кобулова подробно говорилось о положении партизан во время и после операции Цыганский барон:

«… Все партизанские бригады сильно потрепаны, два комбрига и много командиров отрядов убиты, много партизан взято в плен противником. Часть партизан одной из бригад ушла в полицию. Положение крайне плохое, вооруженных людей в бригадах и отрядах уменьшилось, имеет место голод. Противник блокирует партизан. Для борьбы с партизанами выведена в лес полицейская бригада начальника Локотского округа Каминского» (Цит. по: «Огненная дуга»… — С. 273.).

Партизаны были почти разгромлены. В отчёте 2-й немецкой танковой армии о проведении операции Цыганский барон говорилось, что партизаны понесли значительные потери. Из 6000 находившихся в этом районе мстителей 1584 были убиты, 1568 взяты в плен, 869 дезертировало; было эвакуировано 15812 человек, не являвшихся партизанами; было уничтожено 207 лагерей, 2930 землянок и огневых точек, захвачено 21 тяжёлое орудие, 3 танка, 60 000 патронов, 5000 ручных гранат, десятки пулемётов, сотни единиц стрелкового оружия. Генерал Иоахим Лемельзен говорил об «абсолютном успехе».

Потери немцев по их донесениям составили не более 200 человек. Впрочем, советские источники утверждают, что партизаны за 18 суток непрерывных боев уничтожили 2372 солдата и офицера противника, несколько танков, бронемашин, артиллерийских орудий и большое количество другой техники (См.: Боярский В. И. Партизанство… — С. 217.).

Оккупанты не смогли достичь поставленных целей. Результаты операции Цыганский барон оказались преходящими, не идущими ни в какое сравнение с затраченными силами и средствами. Партизанам удалось, хотя и со значительными потерями, выйти из окружения. По некоторым данным народные мстители убили, ранили и пленили в общей сложности 3852 чел., 888 солдат из восточных батальонов и вспомогательной полиции перешло на сторону лесных солдат.

В немецком отчёте высказывалось опасение, что, поскольку командование «бандитов» и «костяк банд» до конца не уничтожены, можно ожидать постепенного наращивания партизанами мощи, если против них не будут проведены новые операции. Однако, как показали дальнейшие события, ни о каких крупных акциях не могло быть и речи, так как немецкое наступление под Курском требовало, чтобы все боеспособные части и соединения приняли в нём участие, хотя кое-какие действия немцами предприняты были.

Другие операции

Одновременно с операцией «Цыганский барон» с 21 по 30 мая 1943 года немецкие войска провели акцию «Свободная защита». Командование 2-й танковой армии намеревалось уничтожить партизан концентрическим ударом в армейской полосе между Болховым и шоссе Брянск — Жуковка, в лесном массиве северо-западнее Брянска и на открытой местности под Ветней. Для этого были сосредоточены 6-я пехотная дивизия (в полном составе), основные силы 5-й танковой дивизии, 47-й полк 707-й пехотной дивизии и несколько восточных батальонов. 21 мая после скрытого развертывания немцы перешли в наступление. Действия наземных войск поддерживались авиацией, которая только в первые два дня сделала более 100 самолёто-вылетов.

Оценив силы противника, партизаны решили не вступать с ним в позиционную борьбу. Они рассредоточились на отдельные отряды. Но к исходу третьего дня операции партизанские соединения были окружены. Партизанская разведка настойчиво искала слабые места в боевых порядках немцев с целью определения направления прорыва. Таковым явился участок, занимаемый восточными батальонами. В ночь с 25 на 26 мая партизаны, сосредоточившись на главном направлении, с тяжелыми потерями вырвались из окружения, и ушли на север (РГАСПИ. Ф. 69. Оп. 1. Д. 8. Л. 273–274.).

http://pantyukhin.ru/wp-content/uploads/Partizanyi.jpg

Но немецкое командование, решив, что вырвалась лишь незначительная часть партизан, отдало приказ о продолжении операции. 28 мая немецкая группировка сосредоточилась в партизанском крае. В этом районе было обнаружено 30 отдельных лагерей, около 300 жилых землянок, 100 боевых блиндажей, 200 открытых позиций и траншей. В операции «Свободная защита» немцы уничтожили 1400 партизан, а на местах боев подобрали — 17 пулемётов, 200 винтовок и 20 автоматов (Klink E. Das Qesetz Handelns. Die Operation «Zitadelle». 1943. — Stuttgart, 1966. — S. 135.).

В целях поддержания акции «Свободная защита» 2-я танковая армия провела операцию «Вольный стрелок» (Freischutz). Операция проходила в районе севернее Брянска, Ивоти, Жуковки и Дятьково. По сведениям немецкой разведки, здесь находилось около 3000 партизан. Эту группировку блокировали армейские части и полиция. Поддержку с воздуха оказывали два звена бомбардировщиков и истребителей. О результатах операции «Вольный стрелок» писала коллаборационистская газета «Новая жизнь», и данные, приведённые в ней, почти соответствовали тому, что отмечалось в итоговом донесении немецкого командования:

«Подробности ликвидации большевистских банд севернее Брянска. Уже 27 мая банды были, по существу, ликвидированы. Ещё 2 дня продолжалось прочесывание местности и выкуривание бандитов из последних убежищ. Большевики потеряли около 1500 человек убитыми и 120 пленными. Кроме того, было арестовано 2400 гражданских лиц, подозреваемых в саботажных действиях. Среди захваченной добычи находятся 270 пулеметов и ручного огнестрельного оружия, 60000 патронов, 5000 ручных гранат, 100 мин ручного калибра, большое количество разного подрывного имущества, телефонные и радиотелеграфные аппараты, подводы, парашюты и саперные инструменты. При уничтожении 74 стоянок было разрушено 360 жилых убежищ и 157 укрепленных точек» (Новая жизнь (Клинцы). № 68, суббота 5 июня 1943 г. В докладе немецкого командования потери партизан характеризовались следующими цифрами: 1459 убитых, 420 пленных, 6 дезертировавших. Из зоны боевых действий было эвакуировано 2392 человека (см.: Армстронг Д. Партизанская война… — С. 137).).

Наконец, с 19 мая по 19 июня проводилась операция «Помощь соседу» (Nachbarhilfe), Немецкие части прочесывали Мамаевские леса — район Клетня — Алехчня, Для уничтожения партизан были переброшены 16 батальонов из состава 98-й, 707-й пехотных и 221-й охранной дивизий. Предусматривалось после создания сплошного фронта окружения протяженностью до 90 км перейти к ликвидации партизан путем нанесения концентрических ударов силами 7 боевых групп. Наступление началось 20 мая. Партизанские отряды удалось расчленить, а на отдельных участках даже окружить. Маневрируя, партизаны прорвались в неблокированные районы, однако этот прорыв стоил им многих жизней. Партизаны потеряли 571 человека убитыми, 369 были взяты в плен и 24 дезертировали. Из района боевых действий было эвакуировано 16900 «подозрительных лиц».

Заключение

Результаты проведения специальных операций в Брянских лесах показывают, что немцы помешали партизанам разрушить линии коммуникации и остановить движение своих людских и материальных ресурсов к фронту. При этом партизаны были существенно ослаблены. В боях с воинскими и полицейскими частями народные мстители потеряли 8892 человека убитыми и ранеными, 2981 были взяты в плен, 1077 дезертировали. В общей сложности было разгромлено от 6 до 8 бригад. Однако, несмотря на успешные действия, вермахт так и не уничтожил все партизанские соединения.

8 июля 1943 года штаб оперативного руководства вермахта подвел предварительные итоги результатов усилий по «умиротворению» оккупированных советских областей. В них говорилось, что, поскольку командованию не приходится рассчитывать на дальнейшее значительное наращивание сил, выделяемых для борьбы с партизанами, необходимо отчетливо понимать, что умиротворение восточных районов в результате последующих мероприятий достигнуто быть не может. Поэтому в будущем придется удовлетворяться только мероприятиями, жизненно необходимыми для обеспечения боевых действий. Фактически это было признанием провала немецкой оккупационной политики.

В июле 1943 года немцы вынуждены были проводить новые операции. С учётом того, что необходимых сил для их проведения не было, так как многие части участвовали в наступлении на Курский выступ, эти операции были менее эффективными. Осенью 1943 года оккупанты и вовсе отказались от активных действий. Положение на фронте становилось все более угрожающим, и вскоре немецкие войска оставили Орловскую область.

http://delaemvmeste.by/wp-content/gallery/evgeniy-zaytsev/konstantin-zaslonov.jpg

Начиная с первых дней оккупации и заканчивая осенью 1943 года, когда немецкая 2-я танковая армия покинула пределы региона, брянские партизаны вели беспощадную борьбу против вермахта. Но эта деятельность не была такой успешной, как принято считать. Диверсионная война, хотя и причинила оккупантам немалое беспокойство, но в целом не помешала им проводить свою политику. В сельской местности и в городах была создана агентурная сеть, снабжавшая партизан ценной информацией. Однако немецкие разведывательные и карательные органы нанесли подпольным организациям немало чувствительных ударов, что позволило отчасти расстроить подпольную работу, а в некоторых местах и вовсе её ликвидировать.

Поскольку большинство партизан не являлись военнослужащими, уровень их боевой выучки был невысоким. В особенности это относится к партийным работникам. Военной подготовкой обладали офицеры и солдаты РККА (попавшие в отряды после того, как их части были разбиты летом-осенью 1941 года), военнослужащие и сотрудники НКВД. Эти люди и составляли костяк партизанского движения. При этом, несмотря на ведущую роль чекистов в развёртывании войны в тылу врага, в некоторых партизанских отрядах не всегда прислушивались к мнению подчинённых Л.П. Берии, особенно в тех случаях, когда на первый план выступали личные интересы и пристрастия того или иного командира. Увы, моральный облик отдельных партизан был небезупречным; они совершили ряд поступков, которых крайне трудно считать нравственными.

Серьёзными противниками брянских партизан оказались вооруженные формирования коллаборационистов. Хотя последние нередко отличались идеологической неустойчивостью, они сыграли заметную роль в поддержке и укреплении оккупационных властей. Для уничтожения всех партизанских бригад, находившихся в Брянских лесах, у коллаборционистов не было достаточного количества хорошо подготовленных подразделений. Лишь на заключительном этапе оккупации (лето—осень 1943 года) была проведена серия антипартизанских операций, в которых в борьбе с народными мстителями участвовали подразделения действующей немецкой армии, имевшие высокий уровень боеготовности.

http://lastportal.org/images/2014/05/Partizany-Lastportal-org.jpg

С февраля 1942 по июнь 1944 года было проведено 68 операций, аналогичных «Цыганскому барону». В ходе партизанской войны лишились жизни около 500 тысяч жителей Советского Союза и около 50 тысяч немцев. По оценкам историка Бернхарда Чиари, в ходе партизанской войны приблизительно 390 тысяч человек были отправлены в Германию на принудительные работы, а вместе с ними — обширные запасы продовольствия и большое количество домашнего скота.

Однако командование 7-й пехотной дивизии не питало иллюзий касательно своих успехов. В конце одного из донесений была лаконичная фраза:

«Боевой дух врага несокрушим».

Материалы:

http://www.rulit.me/books/hozyain-bryanskih-lesov-read-228122-33.html

Борьба немцев с партизанами во время ВОВ

http://www.otvoyna.ru/partiz1.htm

На службе России и Абвера

http://www.sovsekretno.ru/articles/id/4129/

Ужас партизанской войны на Востоке (немецкая статья)

http://inosmi.ru/russia/20130604/209670962.html

Джон Армстронг «Партизанская война. Стратегия и тактика. 1941—1943»

https://books.google.ru/books?id=6EVCSBkhT54C


Чтобы быть в курсе последних новостей и содействовать продвижению этой информации:
Подписывайтесь на наш канал на Youtube: https://www.youtube.com/c/inance
Вступайте в группу Вконтакте:http://vk.com/inance_ru,
Жмите «Нравится!» в группе Facebook:http://www.facebook.com/inance.ru
И делайте регулярные перепосты.
Предлагайте темы статей, которые Вы хотели бы увидеть на нашем сайте.
Станьте со-авторами — присылайте свои материалы для размещения на нашу почту inance@mail.ru.
Можете поддержать Информационно-аналитический Центр (ИАЦ) финансово:

Благодарим Вас за сотрудничество!

Комментарии:

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ