Михайловское

В истории отечественной культуры Михайловское, Тригорское, Петровское, Святые Горы известны как памятные пушкинские места, связанные с жизнью и творчеством Александра Сергеевича Пушкина.

В 1924 в связи со 100-летней годовщиной со дня приезда поэта в михайловскую ссылку Святые Горы были переименованы в Пушкинские. С этого времени ежегодно 21—22 августа это событие отмечается в Пушкинском заповеднике проведением научной конференции, а день рождения поэта — проведением (с 1967 года) Дня поэзии.

С 30-х годов XIX века за Михайловским закрепилось определение поэтической родины Пушкина. Годы ссылки (1824-1826) стали важным этапом в творческой биографии поэта, они способствовали становлению Пушкина как русского национального поэта.

Об этом наша статья.

В отечественном поэтическом наследии пушкинская нота — самая чистая и звонкая. В ней — душа народа, в ней «русский дух», в ней «животворящая святыня» памяти. Множество людей именно через Пушкина ощутили, прочувствовали свои «корни», осознали свой долг перед землей, их взрастившей. Пушкинский гений стал фундаментом понятия «русская поэзия», и сегодня русское поэтическое слово волнует всё человечество, интерес и почтение к нему огромны, книги русских классиков изданы на всех языках мира. И во многих странах мира есть памятники Пушкину, нашему великому земляку.

Особый период в творчестве А.С.Пушкина приходится на годы ссылки в псковской глубинке и на период правления Императора Николая Первого, который сыграл значительную роль в судьбе поэта.

Историческое значение николаевской эпохи

http://cdn3.slideserve.com/5839979/i-1825-1855-n.jpg

Время правления Императора Николая Первого (25.12.1825 — 02.03.1855) — время напряжённой идейной борьбы между сторонниками развития русских традиций и сторонниками дальнейшего духовного подражания Европе.

М. Гершензон (1869 — 1925) подчёркивает в предисловии к составленному им сборнику «Эпоха Николая I»:

Тридцать лет, протёкшие после восстания декабристов до смерти Николая I, труднее поддаются характеристике, чем вся эпоха, следовавшая за Петром I.

При Николае I окончательно оформляются два идейных лагеря, которые ведут с тех пор ожесточённую идейную борьбу между собой до настоящего времени: русский и западнический.

К несчастью для России, побеждает второе направление — западническое, на идейной основе которого возникает своеобразное духовное образование, не известное в других странах, — так называемая «русская интеллигенция» — уродливый придаток к русскому народу и его непримиримый духовный враг. Орден русской интеллигенции, являющийся в духовном отношении порождением масонства, становится преемником декабристов и с удивительным фанатизмом в течение всего ХIХ века ведёт борьбу за то, что не удалось осуществить декабристам, — за разрушение монархии, а подспудно и самобытности России, не осознавая этого.

История борьбы «русской интеллигенции» — это история того, как духовные дети вольтерьянства и масонства продолжают дело своих духовных отцов. И добиваются того, что не удалось осуществить вольтерьянцам и масонам, — окончательного разрушения российского государства.

Царствование Николая I — такая же роковая эпоха в истории России, как и эпоха Петра I, в ней окончательно созревает та сила, которая завершает дело Петра I, обеспечивает европеизацию России. Невозможно знать высшую математику, не зная арифметики. И совершенно невозможно иметь правильное понимание причин того, как масонство в 1917 году смогло уничтожить российскую монархию, если не иметь правильного представления о ходе идейной борьбы в царствование Николая I. Ибо трагическая судьба исторической России была решена идейно именно в эпоху Николая I.

Но при этом эра Николая Первого стала временем расцвета русской культуры, в частности, таланта А.С. Пушкина, М.Ю. Лермонтова, Н.В. Гоголя и др.

Без понимания той исторической эпохи, в которую жил и творил А.С.Пушкин, невозможно и понимание его литературного наследия.

Ссылка в Михайловское

http://900igr.net/datas/literatura/Ssylka-Pushkina-v-Mikhajlovskoe/0003-003-Selo-Mikhajlovskoe.jpg

С имением своей матери сельцом Михайловским в Псковской губернии Александр Сергеевич Пушкин был связан на протяжении всей своей зрелой жизни — с 1817 по 1836 годы.

Под вашу сень, Михайловские рощи,
Являлся я — когда вы в первый раз
Увидели меня, тогда я был —
Весёлым юношей, беспечно, жадно
Я приступал лишь только к жизни; -—годы
Промчалися — и вы во мне прияли
Усталого пришельца… ( «Вновь я посетил…»).

В 1820 году юный поэт был сослан на Юг за то, что, по утверждению императора Александра I, «наводнил всю Россию возмутительными стихами». Южная ссылка разлучила Пушкина с Михайловским на пять лет. И вот 9 августа 1824 года он снова вернулся в родное гнездо. Именно пребывание в Михайловском, где он во многом пересмотрел свои взгляды, в том числе в отношении масонства, где он написал литературные шедевры, сформировало его как исконно русского поэта.

В черновиках «Путешествия Онегина» он писал:

…я от милых Южных дам,
От жирных устриц черноморских,
От оперы, от темных лож,
И, слава Богу, от вельмож
Уехал в тень лесов Тригорских,
В далекий северный уезд,
И был печален мой приезд (VI, 505).

Приезд Пушкина домой был действительно печален. Он устал от скитаний и бедности. Однако Дом обернулся ссылкой, и, как бы для того, чтобы подчеркнуть противоестественность такого сочетания, родной отец поэта имел бестактноcть принять на себя обязанности надзора над ссыльным сыном. Это привело к исключительно острым столкновениям между отцом и сыном и, в конечном итоге, к отъезду из Михайловского отца, матери, брата и сестры поэта. Пушкин остался в Михайловском один, в общества няни Арины Родионовны (что сформировало особые условия для творчества).

http://files.school-collection.edu.ru/dlrstore/e6c9ce11-6aae-4794-90b6-b832ffb1da0f/[LI6RK_5-03]_[IL_03]-k.jpg
Ссылка в Михайловское была тяжёлым испытанием: разлука с любимой женщиной, одиночество, материальные затруднения, отсутствие духовного общения, друзей, развлечений могли превратить жизнь в непрерывную нравственную пытку.

Вяземский писал: чтобы вынести её, надо быть «богатырем духовным», и серьёзно опасался, что Пушкин сойдёт с ума или сопьётся. Однако Пушкин был не таков: он не подчинился окружающему, а преобразил его.

И мы можем с уверенностью сказать, что пребывание в Михайловском в целом оказалось не только плодотворным для Пушкина-поэта, но и спасительным для него как человека.

https://artchive.ru/res/media/img/orig/work/fa6/236754.jpg

Жизнь в Михайловском стала воплощённым контрастом со всем, что до сих пор было Пушкину привычно. Вместо толпы знакомцев и рассеяния одиночество и сосредоточенность. Быт бедный, но не кочевой, а прочный, сложившийся, подчиненный издавна заведённому распорядку. События мерятся совсем иными, домашними, комнатными масштабами: получение письма, поездка в Тригорское становятся происшествиями и окрашивают настроения дней, а иногда и недель. Главное событие, основная сфера деятельности в этот период — творчество. Деятельность переносится внутрь души. В этой концентрации поэта сошлись воедино внешние и вынужденные обстоятельства биографии с внутренними и органическими потребностями творчества, и всё это окрасилось в особые, специфические тона, благодаря неожиданной смене впечатлений от окружающей природы (Пушкин покинул Одессу в самый разгар южного лета, а первое ощущение от природы Севера, после четырёхлетнего перерыва, было связано с осенью).

Народный быт и народная поэзия, атмосфера милых и тихих культурных гнёзд провинциального дворянского мира, столь далеких от чиновной чопорности «милордов Уоронцовых» (так он называл Воронцова), охватили его по приезде и создали совершенно особый тон его михайловской ссылки.

Н.Гё (1875 год). Пушкин в Михайловском http://130.r.photoshare.ru/01309/00c7befd1c6e149defddae5702ca073de39c8bce.jpg

В годы ссылки в Михайловском Пушкин становится признанным первым русским поэтом. Обязательные эпитеты — Пушкин-лицейский, Пушкин-племянник, Пушкин-младший (для того, чтобы отличить от дяди — поэта Василия Львовича Пушкина) при упоминаниях его имени в переписке современников исчезают. Он делается просто Пушкин, и уже при имени В.Л. Пушкина прибавляется поясняющее «дядя». Выход в свет в марте 1824 года «Бахчисарайского фонтана» с предисловием Вяземского, в феврале 1825 года — первой главы «Евгения Онегина» и в конце того же года — «Стихотворений Александра Пушкина», журнальная полемика вокруг этих изданий, распространение (главным образом, через брата Льва, против воли самого поэта) его ещё не напечатанных произведений ставят его на место, значительно возвышающееся над другими русскими поэтами.

Дельвиг в письме от 28 сентября 1824 года, именуя друга «великий Пушкин», пишет:

Никто из писателей русских не поворачивал так каменными сердцами нашими, как ты» (XIII, 110),

а Жуковский в ноябре того же года выразился еще определеннее:

Ты рождён быть великим поэтом. По данному мне полномочию предлагаю тебе первое место на русском Парнассе (XIII, 120).

 

http://images.myshared.ru/4/315245/slide_4.jpg

В Михайловском Пушкин много писал и много читал, много и чутко прислушивался к народной речи и народной поэзии. В письмах он не переставал подчеркивать, что ленится, много ездит верхом, о работе писал скупо, но непрерывно прося все новых и новых книг. На самом деле он жил в атмосфере почти непрерывного творческого напряжения, писал и учился.

За это время им было написано следующее: закончены «Цыганы», написан «Борис Годунов», завершена третья и написаны четвёртая-шестая главы «Евгения Онегина», «Граф Нулин», несколько десятков стихотворений, среди них такие значительные, как «К морю» (закончено в Михайловском), «Подражания Корану», «Жених», «19 октября», «Андрей Шенье» и многие другие. Пушкин работал над несколькими принципиальными литературно-критическими статьями, посвященными вопросам народности литературного языка. Большим трудом, отнявшим много усилий, стала работа поэта над своими записками. Труд этот он уничтожил после 14 декабря 1825 года. Если к этому добавить работу над подготовкой сборника стихотворений 1826 года и над не дошедшим до нас рукописным сборником эпиграмм, станет очевидно, сколь напряжённой была литературная жизнь Пушкина в этот период и как интенсивен должен был быть его каждодневный труд.

К этому следует прибавить массу прочтённых в это время книг: к глубокому и разностороннему образованию Лицея Пушкин добавились знания, приобретённые в Михайловском и в 1830-е годы он поражал современников глубокими и исключительно обширными познаниями в мировой литературе, истории, политической жизни, публицистике. Наконец, надо учесть серьёзный, на уровне науки тех лет, интерес к фольклору, который поэт удовлетворял как знакомством с печатной литературой, так и записью устных источников. Брату он писал:

…вечером слушаю сказки — и вознаграждаю тем недостатки проклятого своего воспитания. Что за прелесть эти сказки! каждая есть поэма!» (XIII, 121).

Арина Родионовна была, видимо, талантливой сказительницей с выразительной манерой исполнения и разнообразным репертуаром.

http://upyourpic.org/images/201312/ut8zsvtvo6.jpg

Главный смысл умственных усилий Пушкина в это время сосредоточен на том, чтобы понять ту силу, без которой всякий политический протест заранее обречён, -— понять народ. Положение его как мыслителя меняется: на юге он был в толпе друзей, и главная задача состояла в том, чтобы не отстать, теперь он сознаёт, что вырвался вперед, идёт один и именно на него возложена тяжёлый труд Познания.

В этой ситуации Мысль становится главным оружием. На юге соотношение поэта и политика рисовалось так: политик-конспиратор знает пути и цели, а поэт — его помощник — распространяет эти идеи среди читателей, воодушевляет и воспламеняет бойцов перед битвой. Его задача почётна, но главное дело (масонское) делают Орлов или Пестель, Н. Тургенев или Н. Муравьёв. Пушкина видели — агитатором.

Но картина представшая Пушкину вдали от шума толпы рисуется в другом свете: пути ещё предстоит узнать, способы -— взвесить; главное дело в том, чтобы понять, что же такое народ, и быть понятым им. В этих условиях мысль становится важнейшим действием, и именно поэт-мыслитель, вооружённый строгой правдой своего искусства, превращается в передового борца.

Рылеев призывает Пушкина написать поэму в декабристском духе:

…ты около Пскова: там задушены последние вспышки русской свободы; настоящий край вдохновения — и неужели Пушкин оставит эту землю без поэмы (XIII, 133).

Пушкин не написал поэмы о Псковской республике, он написал «Бориса Годунова», не исповедь романтика, пользующегося историей как средством, а драму-исследование. История, как и фольклор, оказывается для Пушкина путём к познанию народной психологии, а историческое прошлое, изученное без романтической предвзятости, — средством познания настоящего. Неслучайно, именно в Михайловском он всё меняет: своё отношение к взглядам декабристов, к масонству и к царю.

Пушкин и масоны

Собрание масонов во времена Александра I. Картина А.В.Моравова. http://econet.ru/uploads/pictures/65600/original_masons-1.jpg

Очень критический Николай Гоголь, ещё при жизни Пушкина о нём написал:

Пушкин есть явление чрезвычайное и, может быть, единственное явление русского духа: это русский человек в конечном его развитии…

Услышать от Николая Гоголя такую похвалу было огромной редкостью. Пушкин же написал хвалу Петру Первому в своей «Полтаве», но когда император разрешил ему работать в архиве, то А.С. Пушкин удивительно быстро и точно разобрался в истории России и в своей заметке «Об истории народа Русского Полевого» он объяснил:

С Фёдора и Петра начинается революция в России, которая продолжается до сего дня.

Сосланный в ссылку из Польши в Петербург знаменитый польский поэт А. Мицкевич стал другом Пушкина и свидетельствовал:

Когда он говорил о вопросах иностранной и отечественной политики, можно было думать, что слышите заматерелого в государственных делах человека.

И ценность в том, что Пушкин зашёл в масонство, разобрался, всё понял, и, несмотря на то, что многие его друзья состояли в масонских организациях, осудил масонов и от них удалился.

Если в лице Императора Николая I русская верховная власть перестаёт быть источником европеизации России и стремится выкорчевать губительные последствия Петровской революции, то в лице Пушкина русская культура преодолевает губительные духовные последствия Петровской революции и восстанавливает связь с древними традициями самобытной русской культуры. Пушкин — самый русский человек своего времени.

Он раньше всех, первый изжил трагические духовные последствия Петровской революции и восстановил гармонический духовный облик русского человека. К моменту подавления масонского заговора декабристов Пушкин отвергает весь цикл политических идей, взлелеянных масонством, и порывает с самим масонством.

Пушкин осуждает революционную попытку связанных с масонством декабристов, и вообще осуждает революцию как способ улучшения жизни.

http://cdn.fishki.net/upload/post/201601/10/1807027/10_10.jpg

Пушкин радостно приветствует возникшее в 1830 году у Николая I намерение «организовать контрреволюцию — революции Петра I» (См.: письмо Пушкина П. Вяземскому в марте 1830 г.). Из рядов масонства Пушкин переходит в лагерь сторонников контрреволюции, то есть оказывается в одном лагере с Николаем I.

Василий Иванов (1885 — 1944) в исследовании «От Петра Первого до наших дней» (1934) пишет:

Самый кардинальный вопрос о той роли, которую сыграло в жизни и смерти поэта масонство,-— даже не был поставлен. А ведь между тем с раннего возраста и вплоть до самой смерти Пушкин, в той или иной форме, всё время сталкивался с масонами и идеями, исходившими от масонских или околомасонских кругов». — «Отец поэта, Сергей Львович Пушкин, типичный вольтерьянец ХVIII века, в 1814 году вступает в Варшаве в масонскую ложу «Северного Щита», в 1817 году мы видим его в шотландской ложе «Александра», затем он перешёл из неё в ложу «Сфинкса», в 1818 году исполнял должность второго стуарта в ложе «Северных друзей». Не менее деятельным масоном был и дядя поэта — Василий Львович Пушкин. В масонство он вступает в 1810 году. С этого времени его имя встречается в списках ложи «Соединенные друзья». Затем он именуется членом Петербургской ложи «Елисаветы к Добродетели», а в 1819-1820 гг. состоял секретарем и первым стуартом в ложе «Ищущих Манны…».

Пушкин из Кишинёва переехал на Кавказ, потом на Чёрное море в Одессу, а затем попался на крамольной переписке, и в 1824 году власти ему приказали жить в его селе Михайловском в Псковской губернии, где жизнь в одиночестве и в думах очень пошла ему на пользу. Видно было, что в год восстания декабристов Пушкин думал об истоках этого революционного движения — о лицейских учителях:

…Куницыну дар сердца и вина!
Он создал нас, он воспитал наш пламень,
Поставлен им краеугольный камень.

 

http://www.metod-kopilka.ru/images/doc/53/48523/img9.jpg

Старые друзья — «братья по разуму», и в далёкое Михайловское к нему приезжали. Но с Пушкиным происходили «странные» перемены, его взгляды менялись. Когда его посетил зимой 1825 года масон-декабрист Пущин, то отметил, что А. Пушкин сильно изменился, улетучилась его легковесность и легкомыслие, и он стал «серьёзнее, проще и рассудительнее».

Пушкин внимательно отнёсся к русскому языку, его ценности, и по достоинству оценил заслуги выдающегося славянофила А.С. Шишкова:

Сей старец дорог нам: он блещет средь народа…

Что-то произошло в сознании взрослеющего и самостоятельно думающего Александра Пушкина, он увлёкся историей России, с большим интересом прочитал все тома «Истории…» Карамзина и так отзывался о своём чтении:

Следовать за мыслями великого человека есть наука самая занимательная,

Пушкин отметил неприятную, глупую критику этого научного труда Карамзина его единомышленниками — декабристами.

Молодые якобинцы негодовали; несколько отдельных размышлений в пользу самодержавия, красноречиво опровергнутые верным рассказом событий, — казались им верхом варварства и унижения,

— писал разочарованный декабристами Пушкин, который своим мировоззрением всё дальше от них отдалялся:

Не дорого ценю я громкие слова,
От коих не одна кружится голова…
И мало горя мне, свободно ли печать
(«Из Пиндемонти»).

Вероятно, А. Пушкин пришёл к выводу, который позже озвучил Н. Бердяев в «Царстве духа…»:

Либералы обыкновенно понимают свободу как право, а не обязанность, и свобода для них означает лёгкость и отсутствие стеснений, тогда как свобода (и это соответствует русскому пониманию свободы) — не право, а долг (ответственность)…

Пушкин философски переосмысливал действительность, кардинально менял свои взгляды и уже писал:

Вздохнув, оставил я другие заблужденья,
Врагов моих предал проклятию забвенья,
И сети разорвал, где бился я в плену,
Для сердца новую вкушая тишину… («Чаадаеву»).

Далеко от столицы и других городов, в деревенской тишине пытливый ум Александра Пушкина, наедине с самим собой и с Миром не мог не задуматься над глобальными всеобщими законами Мироздания и, выйдя ночью к звёздам, всматриваясь им в глаза, вполне мог прийти к правильным выводам.

Пушкин открестился от декабристов и их критиковал. В письме своему доверенному Жуковскому 7 марта 1826 года объяснял:

Бунт и революция мне никогда не нравились, но я был в связи почти со всеми, и в переписке со многими заговорщиками. Все возмутительные рукописи ходили под моим именем, как все похабные ходят под именем Баркова.

Соответственно изменилось отношение Пушкина и к императору, который достойно повёл себя во время мятежа:

Нет, я не льстец, когда царю
Хвалу свободную слагаю:
Я смело чувства выражаю,
Языком сердца говорю.
Его я просто полюбил… («Друзьям», 1828 ).

И совершенно закономерно, а в глазах его бывших товарищей — «позорно» прозревший А. Пушкин в 1826 году написал раскаянное письмо императору Николаю Первому, в котором согласился с его Манифестом от 13 июля 1826 года, что причина бунта мятежников в «недостатке твёрдых познаний», в «пагубной роскоши полупознаний, сей порыв мечтательной крайности, коих начало есть порча нравов, а конец — погибель». Более того, и «возмутительнее» — Александр Пушкин стал публично демонстрировать свою новую мировоззренческую позицию, что выразилось в его неожиданной критике А.Н. Радищева (1749 — 1802), ставшего масоном-мартинистом ещё в университете в Лейпциге, за его «Путешествие в Москву». Пушкин:

Поступок его всегда казался нам преступлением ничем не извиняемым, а «Путешествие в Москву» весьма посредственной книгою…

Император Николай Первый внимательно отнёсся к письму А. С. Пушкина. В Михайловское внезапно прибыл курьер и пригласил Пушкина к царю в Москву. Пушкин поехал, и 8 сентября 1826 ода. в Чудовом монастыре состоялся между ними долгий и откровенный разговор, изменивший многое.

… Что же до тебя, Пушкин, то ты свободен. Я забываю прошлое, давно уже забыл. Не вижу пред собой государственного преступника, вижу лишь человека с сердцем и талантом, вижу певца народной славы, на котором лежит высокое призвание — воспламенять души вечными добродетелями ради великих подвигов. Теперь… можешь идти! Где бы ты ни поселился,— ибо выбор зависит от тебя, — помни, что я сказал и как с тобой поступил, служи родине мыслью, словом и пером. Пиши для современников и для потомства, пиши со всем полнотой вдохновения и совершенной свободой, ибо цензором твоим — буду я.

После этого разговора Николай I стал его опекуном до его гибели, разрешил ему жить, где хочет и оказывал ему большую помощь, в том числе и финансовую.

Государь вёл себя по отношению к нему (Пушкину) и ко всей его семье как Ангел,

— писала Екатерина Андреевна Карамзина.

Позволив Пушкину пользоваться государственным архивом и заняться любимой историей, Николай I способствовал дальнейшему росту знаний Пушкина, отсюда и такой прогресс в понимании Петра «Великого» с «Полтавы» написанной в 1828 году до «Медного всадника» в 1833 году.

Вольтерьянцы и масоны не простили Пушкину, что он повернулся спиной к масонским идеям революционных преобразований России, что он с симпатией высказывался о духовном облике подавителя восстания декабристов — Николае I. Поняв, что в лице Пушкина они приобретают опасного врага, масоны прибегли к своему излюбленному приему политической борьбы — к клевете. В ход пускаются сплетни о том, что Пушкин купил расположение Николая I ценой пресмыкательства, подхалимства и шпионажа.

Между высшим светом, который поэт называл «притоном мелких интриганов, ненавистников и негодяев», и Пушкиным шла постоянная и ожесточенная борьба, но борьба неравномерная: Пушкин боролся в одиночку, ему морально сочувствовали и поддерживали близкие, искренне к нему расположенные друзья,-— против поэта орудовал комплот — масонская мафия, которая имела власть и влияние, которая плотной стеной окружила самодержца и создавала между ним и поэтом непроницаемую стену» (В. Иванов. Пушкин и масонство).

Многолетние преследования Пушкина в 1837 году кончаются его убийством.

Послесловие

Михайловское являлось для Пушкина безмерно дорогой частицей родного отечества, великим сыном которого он стал. Здесь он увидел народную жизнь, сельский быт, захватывающую красоту русской природы.

Вспоминая в 1835 году свою жизнь в Михайловском, Пушкин писал:

Но здесь меня таинственным щитом
Святое провиденье осенило,
Поэзия, как ангел-утешитель,
Спасла меня, и я воскрес душой… («Вновь я посетил…»).

В псковской глуши, слушая няню и певцов, приглядываясь к жизни мужиков, читая летописи, воссоздавая один из труднейших, переломных моментов русской истории, Пушкин снова ощутил живую силу русской державы и нашел для неё выражение в «Годунове». С тех пор и до конца жизни он в мыслях не отделял себя от империи.

После Михайловского он не написал ни одной богохульственной строчки, которые раньше, на потеху минутных друзей юности, легко слетали с его пера.

Годы ссылки родили великого русского поэта — А.С.Пушкина.

Поэтому неслучайно «не зарастёт народная тропа» в эти удивительные места, где «.. русский дух, где Русью пахнет..», которые сформировали его как поэта Русской Цивилизации.

https://farm6.staticflickr.com/5640/21500122298_f87e45b3f6_c.jpg

Посетите эти заповедные пушкинские места, где окреп талант великого поэта.

Живу, пишу не для похвал
Но я бы, кажется, желал
Печальный жребий мой прославить,
Чтоб обо мне, как верный друг,
Напомнил хоть единый звук …

 

http://101hotels.info/uploads/image/facility/3747/151030.jpg

Всё напоминает ныне в Михайловском о Пушкине: природа, воспетая его стихами, и сами стихи, звучащие в экскурсиях.

Места, которым знакомо Пушкинское вдохновенье, с 1922 года являются заповедником «Михайловское», овеяны народной любовью и вызывают интерес не только у русских любителей поэзии, но и во всем мире.

Материалы:

С.С.Гейченко «Пушкиногорье»
http://www.e-reading.by/bookreader.php/1033180/Geychenko_-_Pushkinogore.html

Музей-заповедник А.С.Пушкина
http://pushkin.novgorod.ru/push_in_mikh.htm — музей

Пушкин и масоны
http://wakeupnow.info/index.php/chief-menu-ideology/891-pushkin-i-masony

Пушкин и масонство
http://www.pokaianie.ru/article/masons/read/6219

Пушкин в Михайловском
http://www.den-za-dnem.ru/page.php?article=240

В Михайловском. 1824 — 1826
http://www.booksite.ru/localtxt/pus/kin/bio/gra/phy/lotman/6.htm


Чтобы быть в курсе последних новостей и содействовать продвижению этой информации:
Подписывайтесь на наш канал на Youtube: https://www.youtube.com/c/inance
Вступайте в группу Вконтакте:http://vk.com/inance_ru,
Жмите «Нравится!» в группе Facebook:http://www.facebook.com/inance.ru
И делайте регулярные перепосты.
Предлагайте темы статей, которые Вы хотели бы увидеть на нашем сайте.
Станьте со-авторами — присылайте свои материалы для размещения на нашу почту inance@mail.ru.
Можете поддерживать Информационно-аналитический Центр (ИАЦ) финансово постоянно http://inance.ru/podderzka/ или однократным вкладом:

Благодарим Вас за сотрудничество!

Комментарии:

2 КОММЕНТАРИИ

  1. * * *

    О бедность! затвердил я наконец
    Урок твой горький! Чем я заслужил
    Твое гоненье, властелин враждебный,
    Довольства враг, суровый сна мутитель?..
    Что делал я, когда я был богат,
    О том упоминать я не намерен:
    В молчании добро должно твориться,
    Но нечего об этом толковать.
    Здесь пищу я найду для дум моих,
    Я чувствую, что не совсем погибнул
    Я с участью моей.
    1835

  2. От ненависти и памятозлобия рождается злословие…Знай, что и это признак памятозлобного и завистливого человека, если он легко с удовольствием порицает учение, дела и добродетели ближнего, будучи одержим духом ненависти….Видел я таких людей, которые тайно и скрытно соделывали тяжкие согрешения, а между тем, считая себя лучшими других, безжалостно нападали на тех, которые увлекались в легкие, но явные проступки.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ