О сущности обзоров постов на сайте «Столицы на Онего»

795

Мнение на обзор авторских постов карельского сегмента Интернета: «В принципе выжить можно и на хлебе с водою»

Лучшее от карельских блогеров — про еду, презервативы и опять про еду.

На прошлой неделе карельская блогосфера, как, впрочем, и весь российский интернет, шумела по поводу уничтожения санкционных продуктов и запрета на использование импортного медоборудования. Взволновала авторов история с Водяновой и ее сестрой, а также наши, собственно карельские темы — суд по отмене выборов мэра и уголовное преследование Девлета Алиханова.

Как всегда, мы собрали все самое интересное из написанного.

Эмилия Слабунова, депутат Заксобрания Карелии от партии «Яблоко»:

Откровенно, вопиюще цинично, издевательски, провокационно-показательно, явно с целью устрашения всех и каждого, попирая не только право, но и логику, и здравый смысл (мораль вообще рядом не стояла) осуществляется «наезд» (другого слова подбирать не хочется) на уважаемого депутата, бизнесмена. Это провокация по отношению не только к Д. Алиханову, но и ко всем нам!

Андрей Рогалевич, депутат Заксобрания Карелии, блогер:

Как интересно получается, представитель Законодательного Собрания Республики Карелия посоветовала коллегам Степановым вспомнить о правилах депутатской этики, согласно которым депутат вообще не должен «подвергать сомнению компетентность или легитимность Законодательного собрания».

То есть во главу угла была поставлена не Конституция и закон, дающие право гражданам обращаться в суд за защитой своих законных интересов, а «свод правил», которые с натяжкой можно признать нормативно-правовым актом. Это получается, что нарушение регламента — правовая норма, оспаривание нарушения — попрание норм депутатской этики. Ну, бред же! И. А. Ильин в гробу не то, что перевернулся, его просто там скукожило.

Валерий Поташов, экономический журналист, редактор, блогер:

Прекращение рейсов ирландского лоукостера Ryanair из финского города Лаппеенранта, административного центра провинции Южная Карелия, может привести к закрытию местного аэропорта. Но в отличие от российской Республики Карелия никто не собирается вкладывать огромные бюджетные средства в его поддержание, если особой необходимости в этом аэропорте нет. В Лаппеенранта уже подумывают над тем, чтобы на этой территории строить жильё или торговый центр. Зачем карельские чиновники упорно пытаются продлить жизнь аэропорту «Петрозаводск» в Бесовце, фактически уничтожив другой аэропорт «Пески», где базировалась малая авиация, действительно, необходимая республике? До сих пор из Бесовца летали полупустые рейсы в Москву, с которой у Карелии есть хорошее железнодорожное сообщение, и за эти полупустые рейсы карельские налогоплательщики еще платили компенсацию частной авиакомпании.

Мария Кузнецова, журналист, редактор, блогер:

Удивительно, как возбудил некоторых чайничек чая за 300 рублей. Одни говорят — у Водяновых няня неадекватная, чайник чая за 300 рублей ей дорого. Другие — Водянова долларовый миллионер, можно подумать, 300 рублей на чай им жалко.

300 рублей за чай — это действительно дорого, во всяком случае, для провинции и уличного кафе, не в ресторан же высокой кухни они пришли. А когда работник считает деньги своего работодателя (не в том смысле, что в карман к нему заглядывает, а старается не переплачивать там, где это не нужно, независимо от того, может наниматель позволить себе такие траты или нет) — это как раз показатель его адекватности, разве нет?

И тем более непонятно, чего так прицепились к чайнику, если учесть, что он в истории с Оксаной Водяновой ключевую роль не играет. Их же выставили из кафе не из-за того, что няня отказалась что-то заказывать (шоколадку какую-то она всё-таки купила), а из-за того, что Оксана зашла за барную стойку, а когда ее оттуда выгнали, села на пол, как рассказывала Наталья Водянова в интервью Лошаку.

А еще некоторые не сразу, но обнаружили, что Оксана — не ребенок, а 28-летняя женщина. Не девочка с няней, а «тетка с санитаркой» (от Корпускулы, честно говоря, не ожидала). И тут выяснилось — то, что позволили бы девочке с ДЦП и аутизмом, взрослому прощать не хотят. Хотя в свое время наверняка рыдали над «Человеком дождя», где тоже взрослый, и тоже аутист.

К слову, не знаю, как бы я сама восприняла эту историю, если б моя подружка несколько лет назад не сказала, что у ее сына аутизм. С тех пор я стала интересоваться проблемой, читать про аутизм, следить за тем, что делает фонд Дуни Смирновой и ее товарищей. Поэтому, дорогие родители детей с особенностями, рассказывайте друзьям о своих детях, знакомьте их друг с другом, объясняйте, с чем приходится сталкиваться.

Мы же порой не столько жестокие, сколько дикие — от незнания пугаемся, а от страха впадаем в неадекват.

Максим Тихонов, журналист, блогер:

Уничтожение еды продолжается по всей Руси. Эти действия настолько очевидно лишены смысла, что первое, что приходит на ум: исполняющие их люди и государственные организации безумны.

Ну, в самом деле, если государство российское хочет бороться с преступной деятельностью иностранных государств, компаний и мелких частников, которые нагло продолжают ввозить в Россию еду из Евросоюза, то разве это путь? Разве можно установить правопорядок, наказывая не преступника, а орудие преступления? Разве таким способом можно, вообще, достичь какой-то разумной цели?

Вот давайте представим себе ситуацию. Совершено убийство. Преступник зарезал ножом честного гражданина. Но преступника мы поймать и покарать не можем. Или не хотим. Но у нас есть орудие убийства — нож. Ага! Этот нож у нас поплатится! И вот следствие расследует роль ножа в убийстве и предъявляет ножу обвинение. Прокурор утверждает обвинение. Суд рассматривает дело и выносит ножу приговор: смертная казнь через уничтожение. Служба исполнения наказаний приводит приговор в исполнение: нож отправляется в печь на переплавку. Все это снимают и показывают федеральные телеканалы…

Вам не кажется, что все это слишком глупо даже для России? Но именно это мы видим сегодня каждый день: очередная партия еды принимает мученическую смерть, расплачиваясь за грехи неизвестных контрабандистов. Причем сами преступники-контрабандисты каким-то таинственным образом всякий раз оказываются за кадром этого аутодафе. Известность получил только один, который развернулся на белорусской границе и увез свои контрабандные помидоры подальше от Святой Инквизиции…

Увольте, во всем этом есть какая-то загадка. Невольно отбрасываешь первую версию: нет, эти люди и организации вовсе не безумны! Они явно действуют осмысленно. Просто смысл ускользает — он неочевиден. Мы пытаемся понять логику. Ищем какие-то исторические аналогии. Вспоминаем затопление в океане барж с едой в Америке, описанное классиками политэкономии как проявление кризиса капиталистического перепроизводства. Или вспоминаем историю августейших семей Европы, когда наказывать розгами отпрыска царственного рода было нельзя: вместо него наказание принимал специальный мальчик для битья. Но все это тут не работает. Логика бессильна, её нет!

Вернемся, однако, к еде. И рассмотрим ее систематическое уничтожение как часть глобальной ритуалики, взращенную на российских черноземах.

И что мы тут видим. Видим — богатейшую славянскую и общемировую традицию. Но, поскольку мы находимся на славянской почве, то всем рекомендую статью «Ритуальное уничтожение» из современной пятитомной энциклопедии традиционной культуры «Славянские древности». Вчитайтесь в эти строки — и вы увидите перед глазами картинку Первого канала:

«УНИЧТОЖЕНИЕ ритуальное — комплекс магических действий, призванных ликвидировать или устранить опасность; избавиться от вредоносных предметов, осмысляемых как носители зла, порчи, болезни, смерти (…)».

Объектами уничтожения могли быть:

1) Вещи, бывшие в соприкосновении с покойником; одежда больного или предметы, на которые была символически перенесена болезнь; объекты и субстанции, с помощью которых насылалась порча, или которые считались «нечистыми»: бытовые отходы, щенки, стружки, «наговоренное» яйцо и другие подброшенные вредоносные предметы;

2) Домашние насекомые, животные, а также заменяющие их символы;

3) Употребленные в обряде бытовые предметы или специально изготовленные ритуальные символы — по истечении срока их использования;

4) Вышедшие из употребления старые вещи, производственное сырье, срок обработки которого истек;

5) Телесные «отходы» человека (состриженные волосы, срезанные ногти, послед, пуповина).

Если вдуматься, имея в виду фантазии Роспотребнадзора и проч., то к нашей ситуации подходит почти всё, за исключением, пожалуй, телесных отходов человека. Схема проста: некие тёмные (не поминаем Нечистого) силы извне подбрасывают нам некие вредоносные предметы. Просто не принять эти вредоносные предметы — недостаточно. Их надо ритуально уничтожить, как «заговорённое яйцо», чтобы рассеялась их вредоносная сила. Только так!

Способы уничтожения еды в современной России во многом совпадают с действиями, применяемыми в ритуалах изгнания, проводов, вождения ряженого, символических похоронах. Это сожжение, потопление или сплавление по реке, закапывание в землю, разрывание на части, разламывание/рассечение предмета, разбрасывание частей за пределами жилого пространства, а также забрасывание камнями, топтание, сбрасывание вниз с горы, моста, колокольни.

А в заключение позвольте мне внести свой посильный (хотя и небольшой) личный вклад в дело исполнения Указа Президента об уничтожении еды. Это древний, очень эффективный обряд уничтожения, почерпнутый мною в специальной литературе. Дарю.

Для того чтобы ритуал на уничтожение еды был выполнен, необходимо:

Ритуальный нож (чёрная рукоять), свеча с похорон. Необходимо достать свечу, которая находилась на могиле.

В полночь нужно призвать дух-наставник — Лоа/Эшу. Ножом на свече начертывается название еды, на которую делается ритуал уничтожения.

Зажигается свеча с кладбища, и при каждом произношении названия еды производится надрез на свече. Призывается Лоа/Эшу/ дух-наставник, на свече ножом пишется название еды. После нанесения названия более 15 раз, свече дают догореть.

Всё это делается в совокупности с мысленным настроем и представлением уничтожаемой еды.

Я лично проверил на куске сыра — сыр к утру почернел и истлел.

Александр Фукс, журналист, блогер:

В принципе выжить можно и на хлебе с водою. Так что все эти продуктовые санкции, по большому счёту, пустяки и лёгкое неудобство. Но запрет на качественные томографы, кювезы, рентген и аппараты для вентиляции легких — это уже вообще не шутки. Год назад правительство обозначило перечень импортных препаратов, использование которых следует запретить в государственных медучреждениях России. В этом году оно предложило расширить список еще на 101 наименование. Ультразвуковые сканеры, протезы, тест-полоски для диабетиков, стоматологическое оборудование и даже презервативы (их запретили то ли в целях увеличения рождаемости, то ли, наоборот, для укрепления морали).

В постановлении правительства сказано, что всё это делается «в целях защиты основ конституционного строя, обеспечения обороны страны и безопасности государства, защиты российского внутреннего рынка, развития национальной экономики, поддержки отечественных товаропроизводителей». То есть диабетиков лишат нормальной возможности проверять количество сахара в крови «в целях защиты основ конституционного строя». А отечественные иглы для чистки корней зубов станут ломаться у нас в зубах «в целях обеспечения обороны страны». То есть если зубы россиян будут лечиться безболезненно и надежно, оборона отечества может дать трещину.

В принципе при желании это даже можно объяснить. Война, боль, кровь, ранения, анестезия закончилась, а мы уже как бы и готовы. Враг изнежен, избалован, расслаблен, мы же, взрощенные родными бормашинами, ничего не боимся. Их врачи, привыкшие к супернавороченной диагностике, лишившись качественного УЗИ и томографа, не знают, что резать раненому бойцу. Они деморализованы и в истерике рвут свои белые халаты. А тем временем наши привыкшие лечить на глазок хирурги легко и непринужденно ставят раненых в строй. Западное медоборудование расслабляет. Российское, армянское, белорусское и казахское (то, которое разрешено у нас к применению), наоборот, расслабиться не дает. И, как итог, Родина в безопасности.

Придумщики этого постановления, правда, уверяют, что запрет на ввоз иностранного оборудования должен стимулировать отечественного производителя. Поднимите руки, кто верит, что он, таким образом, стимулируется? Оно, конечно, не проверишь — не узнаешь. Так что решили проверить. Может, лет через 10—20, глядишь, и сделаем свой клевый дефибриллятор. Может, сделаем, может, не сделаем. Ну, а в течение этих 10—20 лет мы с вами типа побудем в качестве подопытных мышей.

Пишу, пытаюсь из последних сил улыбаться, но, блин, не сильно получается. Потому как всё время подмывает написать слово «вредительство». И ведь сами эти прекрасные люди будут ездить лечиться в Германию. У них же зарплаты позволяют. Да ещё можно наверняка попробовать сгонять в Мюнхен на УЗИ за казённый счёт. Так что вся эта фигня с запретом коснется только нас…

Источник:

http://www.stolica.onego.ru/articles/279013.html

Наш комментарий

Шумим, братец, шумим

А.С. Грибоедов «Горе от ума»

Интернет-газета «Столица на Онего» в своей постоянной рубрике «Личное мнение» регулярно раз в неделю публикует подборки сообщений, которые по заявлению редакции предназначены для ознакомления читателей с «самыми интересными лучшими (!) заметками карельских блогеров». Вот на примере последнего обзора карельской блогосферы, сообщения из которой редакция «Столицы на Онего» посчитала нужным разместить на своём сайте, потому как именно реакция на самые главные — опять-таки по мнению издания — события «взволновали авторов» и они вместе со «всем российским интернетом шумели». А о чём «шумели», откровенно сказано в подзаголовке обзора: «Лучшее от карельских блогеров — про еду, презервативы и опять про еду».

Вроде бы всё понятно и ясно: « У кого что болит, тот о том и говорит ». Но всё же рассмотрим несколько более предметно сообщения этого обзора. Почётное первое место занимает пост депутата Законодательногого Собрания Карелии от партии «Яблоко» Эмилии Слабуновой в защиту «белого и пушистого» Д. Алиханова. Ну, это и понятно, что первое место, как-никак а «Столица на Онего» именно Д. Алиханову и принадлежит. Понятна и реакция Э. Слабуновой, полностью совпадающая с высказываниями на этой неделе Василия Попова: «Только простым людям можно рассказать, что он (Девлет Алиханов — наше пояснение при цитировании) преступник… Но он абсолютно полезный для общества человек» ( http://7×7-journal.ru/item/65979 ) . Чем-то эта «защита» напоминает ситуацию с привлечением к уголовной ответственности бывшего спикера Петросовета Олега Фокина, по поводу которого та же Э. Слабунова и тот же В. Попов высказывались аналогично и даже ещё более категорично: «Лидер карельских «яблочников» Василий Попов не верит в виновность Фокина. По словам политика, задержание депутата связано с тем, что председатель Петросовета отказывался воевать против мэра Петрозаводска» ( http://gubdaily.ru/blog/news/galina-shirshina-uverena-chto-fokina-zaderzhali-chtoby-zapugat-deputatov/ ). Об «объективности» «яблочников» свидетельствует и тот факт, что, кроме краткой информационной заметки на сайте «Губернiя Daily» о результатах рассмотрения уголовного дела О. Фокина — а куда было деваться, если суд состоялся, тем более после оглашения приговора О. Фокин заявил, что с приговором согласен и обжаловать его не собирается — других материалов от них читатели не увидели. А поэтому полагаем, что и в случае с Д. Алихановым не стоит спешить, чтобы в очередной раз не «сесть в лужу».

Под номером два отметился также депутат ЗакСа Андрей Рогалевич, который в своём сообщении задействовал изрядно замусоленную тему обращения депутатов ЗакСа Ларисы и Александра Степановых в суд по поводу поправок в региональный закон о порядке формирования представительных органов муниципальных районов и избрания глав муниципальных образований. Автор использовал этот предлог для очередного «разъяснения» читателям азбучной истины: о главенстве положений закона над требованиями нормативно-правовых актов, но почему-то «забыл» заметить, что у его коллег Степановых имеются, не только права, но и обязанности, в том числе и по соблюдению правил депутатской этики, которые они добровольно (!) приняли как члены республиканского парламента. К тому же человеку, занимающемуся законодательной деятельностью, не к лицу после вынесения Верховным Судом Карелии решения об отказе в удовлетворении заявления депутатов ЗакСа Ларисы и Александра Степановых, утверждать, что нарушение регламента имело место. Но больше всего в посте А. Рогалевича умиляет упоминание имени Ивана Александровича Ильина, который, будучи юристом по образованию, действительно разрабатывал проблемы права («Общее учение о праве и государстве» (1915 год), «О сущности правосознания» (1919 год), но всё-таки более известен, как философ либерально-консервативного направления. Надо полагать, что это в несколько фривольном тоне обращение к столь знаменитой личности должно показать читателям уровень образованности автора, не забывающего лишний раз «похвалить себя, не дожидаясь, когда кто-нибудь другой похвалит» (см. http://inance.ru/2015/05/rogalevich/ ).

Заявленный под номером третьим, как экономический (!) журналист, Валерий Поташов в своих рассуждениях безапелляционно утверждает, основываясь на «серьёзных экономических выкладках», таких как наличие хорошего железнодорожного сообщения с Москвой и заявлениях администрации города Лаппеенранта, о нецелесообразности существования аэропорта «Петрозаводск». Мы помним, что рубрика называется «Личное мнение», и Валерий Поташов имеет полное право выражать свою точку зрения, но если этот материал появляется в издании, предназначенном для массового читателя, а не только на персональном сайте, то это обстоятельство требует от «экономического журналиста» как-то обосновать свои выводы с точки зрения экономической науки, что сделано не было, поэтому степень полезности такой информации вызывает большие сомнения.

А вот информация следующего блогера Марии Кузнецовой является полной противоположностью записи В. Поташова и без сомнений заслуживает того, чтобы с ней ознакомился большой круг читателей. Кратко, но доказательно и чётко, автор, используя частный пример с Оксаной Водяновой, выразила своё отношение к такой непростой проблеме, как отношение здоровых людей к людям с ограниченными возможностями и даже в ненавязчивой манере дала всем нам несколько весьма полезных рекомендаций. Польза от такого поста несомненна, чего не скажешь о других опубликованных в данном обзоре.

Так, следующее сообщение журналиста Максима Тихонова, кстати, самое большое по объёму в этой подборке, посвящено одной из главных тем, заявленных в подзаголовке — еде, а точнее решению федеральных властей об уничтожении контрабандных санкционных продуктов. Тема действительно сложная и неоднозначная. Недаром согласно данным опроса «Левада-центра» 48% опрошенных жителей России заявили о том, что они не одобряют уничтожение санкционных продуктов. Но тема эта по самой своей сути априори не должна использоваться для ёрничества, а представленный М. Тихоновым материал иначе как глумлением не назовёшь. Здесь и обвинения властей в безумстве и глупости, а самое главное — эпатаж по обсуждаемому вопросу с использованием ни более ни менее как содержания «статьи «Ритуальное уничтожение» из современной пятитомной энциклопедии традиционной культуры «Славянские древности». Зачем это нужно автору ещё можно предположить, а вот зачем этот текст скопировала редакция «Столицы на Онего» — вопрос. Неужто только с целью показать, что в карельской блогосфере существуют авторы со столь «оригинальным мышлением»? Или может быть для того, чтобы ещё раз подчеркнуть свою оппозиционность «властям придержащим»?

Похоже, что ответ на второй вопрос должен быть положительным. В пользу этой версии говорит и последний пост настоящего обзора, взятый редакцией из блога постоянного «члена клуба самых интересных и лучших карельских блогеров» при интернет-газете «Столица на Онего» Александра Фукса. И опять серьёзнейшая тема — проект постановления Министерства промышленности и торговли о расширении списка медсредств, которые предлагается запретить приобретать в рамках государственных закупок, если те импортного, а не российского производства. При этом в пояснительной записке к проекту говорится, что в перечень входят только те средства, которые производятся не менее чем на двух отечественных заводах, причём производимые на них изделия должны соответствовать международным стандартам. Само собой разумеется, ничего объективного об этой проблеме из поста А. Фукса не узнаешь, более того опять-таки в эпатажном изложении тема преподносится так, что решение по этому проекту уже принято, и далее расписываются ужасы, которые ждут нас в связи с «вредительской деятельностью чиновников».

Исходя из результатов анализа не только рассматриваемого обзора авторских постов, но и предыдущих публикаций этого формата, можно сделать однозначный вывод, что большинство записей блогов, используемых редакцией «Столица на Онего», отличаются крайним субъективизмом, что, в общем-то, и понятно, так как представляют собою личные записи, тенденциозностью и часто не соответствуют действительности. Поэтому считаем необходимым предупредить наших читателей, коль редакция издания этого не делает, хотя и должна бы делать, о том, что к материалам указанных обзоров необходимо относиться крайне осторожно и критически.


Чтобы быть в курсе последних новостей и содействовать продвижению этой информации:
Подписывайтесь на наш канал на Youtube: https://www.youtube.com/c/inance
Вступайте в группу Вконтакте:http://vk.com/inance_ru,
Жмите «Нравится!» в группе Facebook:http://www.facebook.com/inance.ru
И делайте регулярные перепосты.
Предлагайте темы статей, которые Вы хотели бы увидеть на нашем сайте.
Станьте со-авторами — присылайте свои материалы для размещения на нашу почту inance@mail.ru.
Можете поддержать Информационно-аналитический Центр (ИАЦ) финансово:

Благодарим Вас за сотрудничество!

Комментарии:

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ