Мнение на интервью Василия Попова: «Василий Попов: Я могу выиграть любые выборы, поэтому я опасен для системы»

На днях вышла вторая часть обширного интервью Василия Попова, где он уже без стеснений говорит о выстроенной им «системе», «отвественности за команду» и о том, что «от него пошло многое» у того же Алиханова. В общем интервью сильно смахивает на откровения какого-нибудь сицилийского «дона», пытающегося перед своим «закрытием» показать своей мафии, что «всё ещё под контролем» или отодвинутого от «кормушки» троцкиста 1930-ых годов, видящего своё возвращение в политическую жизнь только через поддержку внешней агрессии в надежде, что новые власти назначат его Рейхскомиссаром республики. В общем, параллелей можно провести много. Текст интервью приведён с сокращениями, выделения по тексту наши.

Текст статьи с интервью:

Попов убежал? Да вернётся Попов. Ему некуда бежать, у него здесь семья. Он просто не хочет этой канители — ходить по вшивым нашим камерам, где грязь и срач,

— Владимир Заваркин, депутат городского совета г. Суоярви, обвиняемый «за публичные призывы к нарушению целостности России», о Василии Попове.
Эти слова карельского депутата, сказанные за несколько дней до моего случайного визита в Финляндию, где «скрывается от следствия» бизнесмен и политик Василий Попов, все еще звучали у меня в голове, пока я ждал своего собеседника в одном из многочисленных торговых центров солнечного в тот день города Йоэнсуу — административной, экономической, научно-образовательной и культурной столицы региона Северная Карелия, а может, и всей Восточной Финляндии. Действительно, неплохая замена «вшивым камерам».

Василий Попов, согласившийся на встречу в свой выходной и даже «подкинувший» меня до ближайшего гипермаркета в поисках «запрещенки», первым начал разговор сразу после рукопожатия:

Глеб, не стесняйтесь совершенно. Мне часто приходится с журналистами и политологами общаться, я этот труд понимаю и уважаю.

«Хорошо, стеснять не буду», — подумал я, но разговор начал издалека…

От автора: Я принял решение — и просил об этом редакцию — публиковать расшифровку интервью практически без купюр. Но некоторые части беседы всё-таки подверглись «цензуре», в основном, юристами. Кроме того, из текста я убрал имена и фамилии некоторых людей из чисто этических соображений, поскольку прозвучавшие в разговоре факты могли, на мой взгляд, их, что называется, скомпрометировать…

Немного о жизни в Финляндии

[…]

— Финский осваиваете?

Нет, не хочу. Вот в Испанию съездил на несколько дней, там сразу выучил много слов, поздороваться могу пятью разными способами. А вот финский осваивать не лежит душа. И гражданства финского получать не хочу… Правда, я и вид на жительство не собирался получать, а вот за месяц получил.

[…]

— Вы считаете себя инакомыслящим, диссидентом, «пятой колонной»?

Я вообще не задумываюсь на эту тему. Я же не политический беженец. Я исхожу из ситуации. А ситуация такова: чем более уверенно себя чувствует режим и чем более он является крепким, тем больше демократии он позволяет, потому что он ощущает свою силу. Демократия заканчивается тогда, когда у режима заканчиваются ресурсы. Это работает и в России в целом, и в Карелии в частности.

К нам пришел губернатор, который, в отличие от того же самого Катанандова, является очень слабым. Катанандов [Сергей Катанандов — экс-губернатор Карелии, в настоящее время — сенатор от Карелии] как человек, может быть, и не лучше Худилайнена, но он сильнее был: он опирался на политические ресурсы, на своих сторонников. У нас с ним шло противостояние, были политические битвы. У Худилайнена этого нет, он слаб. Его единственный ресурс в этом противостоянии — это правоохранительные органы, которые тоже все руководятся приезжими. И я просто подумал, что пока существует такой дурдом, я побуду здесь, потому что нам не нужно, чтобы наша система была обезглавлена.

И могу сказать, что это было не мое личное решение. Ко мне подошли мои люди и сказали: «Ты нам в СИЗО не нужен. Ты лучше нам по Интернету что-то скажи, чем мы будем через адвоката узнавать, как действовать в такой-то ситуации». Поэтому нам пришлось договариваться о том, чтобы Настя [Анастасия Кравчук — супруга бизнесмена, проходящая по уголовному делу о мошенничестве с муниципальной собственностью] возвращалась в Россию, потому что риск её посадки существует, но от этого система не будет обезглавлена, потому что она не руководила системой. А мне нельзя, потому что если меня арестуют, что будут делать наши?

Вообще, я не ощущаю себя диссидентом, но надо ещё разобраться, что под этим понимать. Конечно, мое преследование является политическим, потому что я для системы опасен. А Худилайнен — часть этой системы, как и все остальные губернаторы. У них у всех есть право на свои «заскоки».

По поводу «пятой колонны»… Я же историк, я знаю не только, что это такое, но и откуда взялось это выражение. Я очень люблю мыслить логически, и меня часто посещают мысли о том, что происходящее в России является абсурдом. «Пятая колонна» — это люди, которые сидят в тылу и разрушают [государство]. А что я разрушал в России? Не могу понять. Я создал несколько предприятий, где работает тысяча человек. Ни одно из них не появилось в результате приватизации. Какие-то из них занимаются торговлей, какие-то — производством. Есть завод [Олонецкий молочный комбинат], который постоянно развивается и является крупнейшим налогоплательщиком района и на котором во многом держится сельское хозяйство района. Я выступаю идеологически против коррупции, поддерживаю ценности, которые оздоровляют общество. И при этом я являюсь человеком, опасным для этого общества. Или не для общества, а для некоторых людей.

Так что, с одной стороны, и я, и Ширшина проповедуем какие-то совершенно здравые вещи, и мы в результате становимся опасными.

Наш комментарий

Вообще, всё интервью прямо пестрит многочисленными либеральными штампами и общими фразами, столь любимыми «яблочниками», за которыми, зачастую, скрывается множество умолчаний и противоречий. Вот Василий Попов говорит о том, что, если «режим» (так он именует видимо официальные власти страны) силён, то он даёт больше «демократии». Возникает вопрос: «А что именно Попов под этим понимает?» И далее по контексту становится понятным, что «демократия» — это когда «системе» Попова не мешают делать так, «чтобы всё у них было хорошо». Эти принципы характерны для мафий — всё для «семьи».

А люди хорошо помнят «лихие 90-ые», когда многие в ущерб другим и всей стране упражнялись в делании «всего хорошего» для своих «семей», над чем возвышалась главная «Семья». Для либералов — это было самое чудесное время, когда можно было, пользуясь безграмотностью людей, говоря общие слова и разнородные клише либерального лексикона, по-лёгкому «отжимать» себе новые «экономической силы», формировать «свою систему». «Шила в мешке не утаишь» и Попов рассуждает о деятельности сформированной им мафии, вернее в его лексиконе — «команды», достаточно откровенно, подобно старому «дону». И после этого ещё более удивительно читать о том, что его ценности оздоравливают общество. Слышать заявление о «идеологическом» противостоянии с коррупцией (это ещё надо было завернуть такое: «идеологически против коррупции») от человека в телефонных разговорах легко рассуждающего о тратах на выборы мэра сумм, сильно превышающих зарегламентированные налоговыми органами — довольно смешно.

Об осуществлении реальной демократии мы писали в статье «О том, что же такое демократия и является ли Карелия самым демократичным регионом России?» (http://inance.ru/2015/05/democratichnost/). А о своеобразном понимании демократических ценностей либералами мы недавно писали в своей статье (http://inance.ru/2015/08/demcennosti/). Следует понять, что недостаточно говорить о том, что ты поддерживаешь «ценности оздоравливающие общество», чтобы действительно твои ценности и проистекающие из них действия это общество действительно оздоравливали. Ведь это только слова, а действия могут говорить об ином. Например, тот же «Ленторг» активно живёт за счёт алкашки, а нами уже не раз упоминалось о том, что каждый рубль прибыли «бизнеса» с алкоголя приносит 8—9 рублей убытков экономике (http://inance.ru/2014/06/alcohol/), то есть приносит конкретные разрушения в жизнь семей, коллективов и общества в целом. А говорить о том, что ты ничего не разрушаешь — можно до одурения — «язык-то без костей».

http://inance.ru/wp-content/uploads/2014/06/public-alco-740×400.jpg

[…]

А когда меня здесь финны спрашивают о том, почему я здесь нахожусь, я порой не знаю, что ответить. Ответ о том, что мои экономические интересы столкнулись с интересами питерцев, это скорее второстепенный, хотя и очень важный фактор. Худилайнен и питерцы не могут зайти в Петрозаводск, не могут сесть на муниципальный заказ. Они по этому поводу нервничают.

— Потому что на этом заказе сидите вы?

Нет. Потому что на этом заказе сидит Ширшина как мэр. И она определяет правила получения этого заказа. И по этим правилам питерским ребятам не пройти.

[…]

Но это все второстепенно. Один раз я ответил на вопрос о том, почему я здесь так: я могу выиграть любые выборы, а в нашей системе человек, который не от партии власти может выиграть любые выборы, становится реально опасным. И его нужно где-то на дальних подступах убрать. И мне понятно, что и Девлета Алиханова, и меня убирали под досрочные выборы губернатора в этом сентябре. Но я же открыто говорил, что пока меня не посадят, Худилайнену не светит никакая победа. Алиханова смогли посадить, меня — нет. На выборы губернатор не идет. А Алиханова теперь не выпустить. Они просто не знают, как его выпустить. Когда человека сажают за что-то, он понимает свою вину и у него нет обиды. А Алиханов прекрасно понимает, что он не совершал того преступления, которое ему инкриминируют. И все понимают: судья, прокурор, Следственный комитет, правоохранительные органы, любой человек, который хоть немного компетентен в этом вопросе. Это знает и Худилайнен. Только простым людям можно рассказать, что он преступник…

[…]

Наш комментарий

Либералы, которые ратуют на словах о правовом обществе, почему-то очень любят делать выводы о результатах судебных разбирательств до суда. Любят рассуждать о заведомой невиновности подследственных и «фабрикации дел», конечно, если эти дела идут в разрез с их «экономическими интересами». Ещё более умиляет такая серьёзная осведомлённость о происходящем в головах других людей — конечно иллюзорная реальность, которая конструируется таким образом в воспалённом сознании либералов доказывает их точку зрения на события, но на то она и иллюзорная, чтобы приносить реальное разочарование таким горе-управленцам.

Про Крым и «Яблоко»

— Понятно, что о последствиях [заявления о том, кто Крым не должен был быть принят в состав России] лично для себя вы не задумываетесь. Но какие могут быть электоральные последствия для партии «Яблоко»? Сколько процентов избирателей разделяют вашу точку зрения?

Во-первых, ничего не является статичным. Мнение населения России и Крыма в момент присоединения, при дорогой нефти и отсутствии санкций, и сегодняшнее мнение — они уже разные. А через год еще больше изменится.

Я же тогда на пресс-конференции что сказал: что не будет Гоголевского моста в Петрозаводске, потому что мы присоединили Крым. У нас много чего не будет, потому что мы присоединили Крым. Вероятнее всего, «Яблоко» на федеральном уровне [из-за своей позиции по Крыму] ничего не потеряет. Ведь уровень поддержки был на уровне 3%. А присоединение Крыма не поддерживает больше чем 3%. И вполне возможно, что, в отличие от других партий, которые такую же позицию по Крыму занимают, «Яблоко» будет допущено до выборов. И относительно того, что было, «Яблоко» на этом даже заработать голоса может.

— А в Карелии?

В отличие от федерального «Яблока», мы в Карелии всегда боремся за победу. Здесь включаются совсем другие факторы: это фактор доверия конкретным политическим лидерам и эффективность работы актива. Но есть и дополнительные сложности: нас всеми силами пытаются не допустить до выборов. Но почему? Ведь говорят, что своими заявлениями по Крыму «Яблоко» себя похоронило. Тогда зачем отменять выборы мэра перед тем, как досрочно убрать Ширшину в отставку? Потому что Ширшину выберут снова. И я уверен, что электоральные позиции «Яблока» ничуть не пострадали, я даже подозреваю, что они за последний год несколько усилились.

Источник: http://karelnovosti.ru/society/u-nas-vse-zavisit-ot-lyudej-a-ne-ot-chinovnikov/

Наш комментарий

Ещё одно доказательство непомерных абмиций, возникающих из-за неадекватного, иллюзорного восприятия реальности. «Яблоко» — это политический труп. Убери денежный мешок — не будет никакого «Яблока», все разбегутся. И Попов собственно и не скрывает, что в Карелии, в отличие от федерального уровня, можно ещё пользоваться управленческой безграмотностью населения и посредством политтехнологий и актива добавиться результатов, как то произошло на выборах мэра города Петрозаводска.

Василий Попов: Нормальный сити-менеджер? Какая наивность…

— Вас можно назвать ветераном карельской политики. Что называется, грудь в орденах, лицо — в шрамах от политических баталий. Есть ли более опытные люди, которые до сих живут в Карелии и как-то участвуют в политике?

Из мастодонтов? Дайте подумать… Ну, Давлет [Алиханов] точно появился позже. Меня когда-то познакомили с этим бизнесменом, с которым никто не хотел общаться и здороваться, и очень многое у него пошло от меня. Ирину Петеляеву [лидер карельских эсеров] тоже я вытаскивал в политику из 46-й школы. Эмилия Слабунова тоже появилась позже. Может, Александр Меркушев? Но он сейчас не из тех, кто реально влияет на что-то. В какой-то мере влияет Валентина Пивненко [депутат Госдумы] и Сергей Катанандов [сенатор].

Наш комментарий

Очень интересные высказывания о «первичности» Поповской системы. Неужели такими пассажами Попов для себя внутренне обосновывает возможное в будущем перераспределение в свою пользу освободившейся собственности, вернее «экономических сил», в случае длительной посадки Алиханова? Будем надеется, что нет. Ещё более интересно узнать: как на такие заявления отреагировал Алиханов, что подумал, что сказал?

[…]

— Ну, тогда расскажите мне как мастодонт, откуда взялась эта наша традиция политических баталий между Петрозаводском и республикой, очередной виток которой мы сейчас видим в противостоянии, для простоты сказать, Ширшиной и Худилайнена?

Да это общероссийская традиция. Это объективно. Даже если представить ситуацию, что мэр всецело озабочен городскими проблемами, а губернатор — республиканскими (хотя часто бывает просто борьба по причине личных амбиций), у города всегда есть интересные ресурсы. Город все равно донор, как бы его не обгрызало бюджетное законодательство. А все остальное, за редкими исключениями, — дотационные территории. В результате город требует к себе повышенного внимания в силу своей экономической состоятельности, а республика хочет жить за счёт города.

[…]

Вопрос главный в том, до какого уровня дошли эти противоречия у нас, ведь просто дурдом творится.

— И чем это, по-вашему, объясняется?

Объясняется это слабостью Худилайнена и силой Ширшиной. Худилайнен оказался слабым губернатором, который не может вести вразумительный диалог, у него нет доводов, нет позиции, и он использует такие способы борьбы как интрига, запугивание, правоохранительные органы. И если бы, к примеру, на месте Ширшиной остался Николай Левин [предыдущий мэр Петрозаводска], то это бы сработало.

— А с Ширшиной почему не срабатывает?

А Ширшина по характеру другой человек. Она не держится за вертикаль. Для неё ценностью являются люди, которые вокруг неё и которых она взяла на работу. Ценностью является сам город Петрозаводск. Она не испорчена, её ничем не запугать. И конфликт достиг такого уровня, потому что она оказалась сильнее, чем среднестатистический мэр, а Худилайнен — слабее, чем среднестатистический губернатор.

[…]

Наш комментарий

Явная выдача желаемого за действительность: «конфликт достиг такого уровня, потому что она (Галина Ширшина — наше пояснение при цитировании) оказалась сильнее, чем среднестатистический мэр», и это при условии, когда в рейтинге мэров (август 2015), в соответствии с данными сайта Центра информационных коммуникаций «Рейтинг», при составлении которого, в отличие от «персонального» мнения Василия Попова, принимается во внимание учёт мнений региональных и федеральных экспертов. Галина Игоревна Ширшина в нём заняла последнее место (http://russia-rating.ru/info/6917.html).

«С самого начала целью было уничтожение оппозиции»

— А ведь действительно все неплохо начиналось. Много было разговоров о поисках инвесторов, много было поездок в Финляндию…

На самом деле, было много демагогии с самого начала. Сейчас ведь тоже есть поездки в Финляндию и разговоры про инвесторов. Только в это уже никто не верит. А в реальности очередные питерцы захватывают очередной леспромхоз и начинают перенаправлять потоки лесного сырья в сторону Ленобласти. А наши ЦБК при этом разоряются, и их никак не удается спасти.

Наш комментарий

Прямая ложь: «а наши ЦБК при этом разоряются, и их никак не удается спасти» и это при условии, когда даже «антигосударственные» издания признают, что именно благодаря работе «команды Худилайнена» удалось сохранить экономический потенциал градообразующих предприятий республики.

В общем, с самого начала целью было уничтожение оппозиции, сначала просто через запугивание. Но когда разговоры в стиле «ну вы ребята допрыгаетесь» ничего не дали, начались уголовные дела. Правда, возбуждение уголовных дел ничего не дало, и даже посадки ничего не дали. И сейчас Худилайнен просто увяз в этом процессе и не знает, что дальше делать.

«Подарки оппонентам делать не готов»

— Хорошо, давайте как раз тогда от этой бесконечной борьбы перейдем к Петрозаводску непосредственно, поскольку есть вероятность, что финальная политическая битва, похоже, как раз там и разворачивается. Как вы думаете, если бы Эмилию Слабунову не сняли тогда с выборов и она бы победила, стала бы мэром, было бы все по-другому в отношениях между городом и республикой?

В целом все было бы так же, но, возможно, накал страстей был бы чуть поменьше. Достоинства и недостатки человека всегда ходят рядом. Слабунова очень хороший человек. Очень хороший и порядочный человек. И она надеется на то, что люди все хорошие. У нее, вероятно, была бы масса иллюзий. У Худилайнена было бы желание пропихнуть кучу своих «блатников» на городское хозяйство, и он бы ей рассказывал сказки про инвестиции, и она бы рассуждала так, что человеку надо верить, и так далее. Но вполне возможно, что вот это первоначальное наивное отношение к губернатору потом бы могло привести к еще большему взрыву, чем сейчас существует с Ширшиной.

[…]

— Кстати, есть сведения, что вы хотели поставить на уборку города какую-то дружественную вам компанию.

Да, правильно говорят, что Попов хотел, чтобы победили москвичи. А что было бы, если бы победили москвичи? На дорогу вышла бы закупленная с нуля техника, приспособленная под карельские условия, и город бы убирался, и никаких забот бы не было. А почему москвичи отказались? Потому что если Шарапов [директор ГУП «Мост»] думал, что выиграет на демпинге, а потом будет получать деньги за «просто так», и убирать при этом не надо будет, то москвичи так не думали. Они не думали, что не будут убирать город, поэтому по цене они опуститься не могли, и потому не победили в тендере.

— А что за «москвичи»?

К сожалению, есть вопросы, на которые я сейчас не могу отвечать. Понимаете, бизнес — это самая уязвимая часть для нанесения ударов, поэтому я даже не могу сказать, какие из предприятий, существующих в Петрозаводске, имеют отношение ко мне, а какие — не имеют.

[…]

(Ухмыляется)

Наш комментарий

Cовершенно «бескорыстные», и заметим весьма откровенные, заявления об истинных помыслах В. Попова: «Да, правильно говорят, что Попов хотел, чтобы победили москвичи» и лишь потому, что он «заботился» при этом только о нуждах жителей города Петрозаводска, так как лоббируемая им фирма всего-то на всего планировала «выйти на закупленной с нуля технике, приспособленной под карельские условия, чтобы город убирался, и никаких забот бы не было». Поверим? При условии, что в этом же интервью он говорит: «К сожалению, есть вопросы, на которые я сейчас не могу отвечать. Понимаете, бизнес — это самая уязвимая часть для нанесения ударов…мой отъезд из России был необходим для того, чтобы та политическая и экономическая система, которую мы построили, не осталась без моего руководства».

«Я не советую убирать Ширшину»

— Давайте теперь поговорим о будущем города Петрозаводска. Первый вопрос: снимут Ширшину или не снимут? Если да, то когда, если нет, то почему?

Сейчас много говорят про второй «неуд», который якобы будет поставлен в сентябре, и после которого последует отставка. Но в Уставе города сказано, что эти «неуды» должны стоять по результатам ежегодных отчетов, чтобы была возможность снять мэра.

— Ну, в Уставе много чего может быть написано, а на деле…

Нет. Если они решатся ее снимать, что еще не факт, потому что Москве вся эта возня уже вот где (проводит рукой под подбородком), то будет попытка убрать мэра с формулировкой «за бездействие». Статья эта очень скользкая, но учитывая наши «независимые суды»…

— Когда ожидать отставки, по-вашему?

С моей точки зрения, шанс снять ее в сентябре минимальный. Но опять же, что значит «минимальный»? Депутаты могут принять даже незаконное решение о ее снятии. В таком случае она не сможет выполнять обязанности мэра, даже если будет судиться. На время судов руководить городом будет исполняющий обязанности. А потом Ширшина либо отсудится, либо не отсудится. Но в это время исполнять обязанности мэра будет Евгения Сухорукова [заместитель главы Петрозаводска]. Думаю, они понимают, что Сухорукова — вариант ничем не лучше Ширшиной. И ни у кого даже иллюзий нет насчет того, что Сухорукова может чего-то испугаться и вести себя мягче, чем Ширшина. Скорее всего, она будет вести себя еще резче. Потому что Ширшина гораздо больше склонна к компромиссам, чем Сухорукова. Так что я не советую убирать Ширшину.

[…]

«Ширшина не хочет быть политиком, и не надо»

— А вот когда я брал интервью у Галины Ширшиной, она на мой вопрос про «козыри в рукаве» команды Попова ответила, что единственный козырь, который остался — это Ширшина-политик, который появится в том случае, если уберут Ширшину-хозяйственника.

Она пустила вас по ложному следу вообще. (Снова улыбается) Не хочет она быть никаким политиком, хоть и приходится им быть. Она не хочет, и не надо ей. В этом смысле она заняла совершенно правильную позицию: я не хочу быть никаким политиком.

— Но ведь вы разделяете расхожую фразу: «Если ты не хочешь заниматься политикой, политика займется тобой»?

А что такое политика вообще? Можно все, что угодно, назвать политикой. Наши взаимоотношения с супругой тоже политика.

[…]

«42 процента были не за Ширшину»

— А вам не кажется, что это будет не совсем честно по отношению к людям, которые за неё голосовали?

Её выбрали мэром. Срок закончился — всё. Люди жили и до появления Ширшиной два года назад, у них были свои кумиры, вот пусть к своим кумирам возвращаются.

— А куда девать 42%, которые голосовали за Ширшину?

А кто знал Ширшину до тех выборов?

— Ну, предположим, практически никто.

Значит, эти 42% были не за Ширшину. Пусть кто-то другой будет политиком.

— Интересная логика. Такое впечатление, что вы просто не хотите её пускать в наше политическое болото.

Я не хочу? Да если бы Ширшина не была командным игроком, если бы у нее не было чувства ответственности перед командой, перед жителями Петрозаводска, в первую очередь перед теми, кого она лично знала, она бы давно ушла. Её держат только её человеческие качества. Но разговор не идёт о том, что Ширшина хочет [быть политиком], а ей кто-то не дает. Она как личность состоится везде, и Слабунова состоится везде, и я в Финляндии не пропаду. Мы, яблочники, самодостаточные люди. Не была Ширшина мэром города, у нас всё было в порядке, и не будет Ширшина мэром города, у нас всё будет в порядке. А вот многие люди, которые с нами воевали, они оказались не в порядке.

Наш комментарий

Откровенная беспринципность высказываний по отношению к истинному волеизлиянию жителей Петрозаводска. А как иначе можно расценить эти слова: «Люди жили и до появления Ширшиной два года назад, у них были свои кумиры, вот пусть к своим кумирам возвращаются. А куда девать 42%, которые голосовали за Ширшину? — А кто знал Ширшину до тех выборов? — Ну, предположим, практически никто. — Значит, эти 42% были не за Ширшину. Пусть кто-то другой будет политиком.»

И следует дополнить автора статьи: 42% голосовало за Ширшину из пришедших на выборы избирателей, а если оценить по отношению ко всем избирателям Петрозаводска, то — не более 11%. А об этом надо писать, чтобы не создавать иллюзию всенародной поддержки мэра (тезис, активно раскручивавшийся либералами «яблочниками»), поскольку такая иллюзия будет вести и к иллюзорным ожиданиям. В этом смысле Попов достаточно цинично и прагматично смотрит на ситуацию — электорат всегда можно «окучить» в нужную сторону. Так?

«Ломать голову над тем, что там будет с выборами, я не вижу смысла»

[…]

— Хорошо, тогда еще вопрос о параллельной истории — про отмену выборов мэра. Вы верите, что выборы отменят? Что никакие усилия, которые сейчас предпринимаются, не остановят процесс отмены выборов?

Надо по-другому смотреть на ситуацию. Ну, отменят выборы. Но назначать сити-менеджера будут через год-два, три. Что к тому времени будет с нашей страной? Не прошло и полтора года после присоединения Крыма, а в стране уже многое изменилось. Каждый пакет санкций в отношении России жестче предыдущего. Я не знаю, переживем ли мы четвёртый пакет, и я не знаю, что будет с пятым. А стоимость нефти ниже 80 долларов — это была катастрофа для правящей элиты. А сейчас она ниже 50 долларов. Саудовская Аравия по договорённости с Соединенными Штатами будет и дальше играть на понижение цены. Американцы договорились с Ираном, это тоже было понятно. К чему это все приведёт? Либо мы постепенно придем к варианту Северной Кореи, и тогда какие там выборы мэра Петрозаводска… Либо у нас не будет нынешней верхушки и будет совершенно другая страна. Так что ломать голову над тем, что там будет с выборами, я вообще не вижу смысла.

[…]

Наш комментарий

А вот этот пассаж, напомним, регионального политика стоит прочитать ещё раз, поскольку тут вскрываются многие взаимосвязи «нашей» оппозиции в целом, а также тот сценарий, который будут пытаться раскрутить в России в самое ближайшее время.

Ранее в интервью Попов говорил о самодостаточности всех членов своей «команды», что уже противоречит одно другому: команда — это созависимость как минимум, а, если вспомнить пассажи об «обезглавливании нашей системы», то тут прослеживается явная зависимость членов команды, от руководителя Попова. Однако и сам Попов, «Яблоко» и вся оппозиция не являются независимой силой (простите за очевидность), поскольку ожидают «поддержки» своим действиях извне, показывая тем самым — с кем они действуют в одной упряжке. И действия эти очень далеки от интересов России, хотя либералы, видимо и в своей голове тоже, а не только на словах, свято верят в благотворность для России санкций, явно инспирированного Западом понижения цен на энергоносители и революции, которая обычно откатывает страну лет на 25 назад в экономическом плане. А если они сами не верят в это, то тогда они — осознанные враги России и их действия подпадают под некоторые статьи УК.

— А себя вы еще как-то в карельской политике видите, в смысле личного участия?

Если бы все здесь было спокойно, я бы давно уехал из России. Я сейчас вообще с улыбкой вспоминаю те времена, когда я хотел заниматься политикой, чтобы со мной разговаривали, чтобы про меня писали. Мне этого не хватало. И когда мне стало всего этого не надо, тут-то и началось… Но у меня есть команда, перед которой есть ответственность, и я должен сделать так, чтобы у них всё было хорошо. Конечно, я озабочен каждым уголовным делом. Конечно, я озабочен тем, чтобы наши депутаты не съели Ширшину. Это моя ответственность.

Наш комментарий

Ещё раз заострим внимание читателей на чисто мафиозных взаимоотношениях, столь явно показываемых Поповым в своём интервью. Чего уже скрываться-то? Всё прямым текстом. Главное — это ответственность за «команду», за своих, а не профессионализм или эффективность деятельности на благо народа. Точно такое же отношение сквозит и в речах мэра Петрозаводска и прочих членов «команды».

«Анекдот с этим Интерполом»

— Ясно. Что было потом, мы знаем. Не могу не задать вам этот вопрос, он будет последним содержательным: Что там с Интерполом?

Анекдот с этим Интерполом. Когда меня там вывесили, я был в Испании с детьми. Мы начали звонить в Финляндию, выяснять, что к чему. Мне говорят: попробуйте добраться до Финляндии. Хорошо. Испанцам — пофиг, французам — тоже пофиг. Приезжаю в Финляндию, говорю: «Что мне делать, скажите?», а мне отвечают: «У тебя есть вид на жительство? Ну и живи». Я говорю, что хочу встретиться с кем-то из полиции, хочу разобраться. А они говорят, что не хотят встречаться. На том все пока закончилось. Но я реально хочу разобраться, чтобы была поставлена точка. Я хочу, чтобы финны сделали запрос в Россию и попросили предоставить доказательства вины. Я им пытаюсь объяснять, в чем меня обвиняют, а они просто не понимают, что происходит, и предлагают пока не выезжать из страны. А я говорю, что будут выезжать. Ну, задержат меня в Испании, посадят в местную тюрьму. Тогда хоть что-то начнет происходить, а для меня будет приключение…

— Довольно экстремальное приключение, однако.

Но я и в этом сильно сомневаюсь. Есть у меня одна мысль по этому поводу. Я читал в интернете статью о том, что некоторые иностранные организации выступают за выход России из Интерпола, потому что Россия им злоупотребляет, занимаясь через Интерпол политическими преследованиями. Но выход из Интерпола — это долгая процедура, а европейцы очень практичны. Вполне возможно, что они приняли решение игнорировать все, что идет от России по каналам Интерпола, особенно если написано не убийство, к примеру, а мошенничество и другие экономические преступления. Потому что нет нам доверия.

— Ну, давайте на этой «оптимистической» ноте и закончим содержательную часть беседы, но у меня еще есть желание провести небольшой эксперимент, правда, больше над собой, чем над вами…

Не вопрос, готов на любые эксперименты.

Правила жизни Василия Попова

— Знаете, что такое анкета Марселя Пруста? Некоторые вопросы из нее Владимир Познер задает своим гостям в одноименной передаче. Я тоже решил несколько вопросов из этой анкеты вам задать. Это будет блиц-интервью.

Я же сказал, что не смотрю телевизор. Вообще. Даже Познера. Так что давайте свои вопросы.

Вопрос 1. Качество, которое вы больше всего цените в мужчине?

Надежность.

Вопрос 2. Качество, которое вы больше всего цените в женщине?

Красота.

Вопрос 3. Если не собой, то кем бы вам хотелось быть?

Если собой нельзя, то мне бы хотелось быть Цукербергом.

Вопрос 4. Где вам хотелось бы жить?

В Испании.

Вопрос 5. Ваш любимый литературный персонаж?

Есть несколько, все с недостатками. Пусть будет Мартин Иден. Под конец он не по тому пути пошел, но вообще он мне очень нравился.

Вопрос 6. Любимый герой в реальной жизни?

Есть в Медвежьегорском районе хирург, его зовут Александр Климчук. Это легендарная фигура и мой друг.

Вопрос 7. К чему вы испытываете отвращение?

Демагогию не люблю.

Вопрос 8. Какая ваша главная черта?

Вполне возможно, что забота.

Вопрос 9. Что является вашим главным недостатком?

Болтун, хвастун или лентяй — что-то из этого надо выбрать. (Оставим все три, нам не жалко)

Вопрос 10. Что вы больше всего ненавидите?

К предательству я очень плохо отношусь.

Вопрос 11. Ваш девиз?

Всё, что ни происходит, всё к лучшему.

Источникhttp://7×7-journal.ru/item/66400

Наш комментарий

Несмотря на то, что даже в подконтрольной Василию Попову прессе его обширнейшее, состоящее аж из двух частей, интервью сетевому журналу «7×7» было обделено вниманием, а у карельской общественности интереса явно не вызвало, мы всё-таки решили высказать по отношению к этому материалу свои соображения. Наше решение обосновывается двумя факторами.

Первый, хотя и не основной, но заслуживающий внимания — это желание напомнить нашим читателям, кто же, конкретно, так заинтересован в «раскручивании» практически отработанной, с точки зрения какого-либо влияния на карельское общество, так называемых «политических» оппонентов.

Данное интервью — инициатива той самой интернет платформы (портала, сетевого журнала) «7×7», которая рекламирует себя как «пространство, свободное от государства. Это независимый проект. Мы ставим себе амбициозную задачу — привлечь к сотрудничеству все живые силы гражданского общества» (о понимании либералами и Западом пониятия «гражданского общества» смотри http://inance.ru/2015/08/demcennosti/), но при этом открыто признаёт, что её координатором является правозащитная организация «Мемориал», официально признанная Министерством юстиции РФ «иностранным агентом», и не отрицает того факта, что посольством ФРГ ей передано безвозмездно «на развитие 50 тысяч евро (около 2 миллионов рублей)».

Цель развития — охватить провинциальные регионы Северо-Запада, Центра, Поволжья и Урала, создавая везде горизонтальные сообщества активных блоггеров.

Вот Карелию они уже и охватывают (см. размещённые на портале заметки и интервью http://7×7-journal.ru/search/?srt=rel&q=карелия&scope=all).

Вторая причина появления нашего мнения — это то обстоятельство, что хотя В. Попов какой-либо новой информации в своём интервью и не сообщил, но наконец-то расставил акценты по основным темам, о которых так завуалированного ранее «бормотали» карельские «яблочники». Теперь всё, что говорилось в прессе о взаимосвязях Попова и Ко, он сам же подтвердил практически.

В статье конечно много чисто «пиаровских» заявлений интервьюируемого, такие как «я могу выиграть любые выборы, поэтому я опасен для системы», «мое преследование является политическим, потому что я для системы опасен» или «в общем, ни там, ни там нет политических гигантов, я один такой», однако обратим внимание на главное — заявления В. Попова, чётко характеризующих его отношение к нам, нашей республике:

я бы давно уехал из России…я в Финляндии не пропаду… Где вам хотелось бы жить? — В Испании.

Полагаем, что более откровенно и не скажешь…

Всё остальное, что нами комментировалось «по ходу пьесы» — это в общем-то «мелочёвка», которая, возможно, далеко не основная для каждого из нас, но всё-таки определённо характеризующая «светлого и пушистого» лидера регионального отделения партии «Яблоко». Главное — это намерения на будущее и то, с чем ининтервьюируемый связывает свою жизнь. Вид на жительство в Финляндии получен (конечно не потому, что Попов сбежал, а так — «случайно»).

Хотя мы уже отмечали, что основное предназначение этой публикации — «поповский пиар», но, принимая во внимание его «сверхоткровенность», нельзя ещё раз не обратить внимание на то обстоятельство, что «от скромности Василий Попов однозначно не умрёт». Уж на что к нему расположено издание «7×7», но даже оно, с известной долей иронии, повторяет вслед за ним:

…В общем, ни там, ни там нет политических гигантов, я один такой…

Без комментариев.

Но всё-таки главный итог, который следует из этой «болтологии», заключается в том, что, несмотря на все популистские усилия «В. Попова и Kо», истина становится всё более очевидной, что даже такие ценимые, прежде всего, именно либералами, политологи, такие как Константин Калачёв вынуждены признать:

существовавшая в Карелии система влияния части местных бизнес-элит, которые долгие годы определяли политическое пространство в регионе, сломана (см статью «Карт-бланш от Кремля» в журнале «БОСС»).

И это, действительно, есть так.

Послесловие

О своих намерениях на будущее всё же стоит задуматься. Лейба Давидович Троцкий тоже пытался «рулить» организацией государственных переворотов в России из-за границы, а чем кончил? И хотя его убийство приписывают органам госбезопасности СССР, однако фирменный «привет» в виде альпенштока указывает на швейцарский «след» в этом деле. Это означает, что Троцкий не справился с миссией, которая на него возлагалась. И тут Попову есть над чем поразмыслить на досуге — либо покаяться и вернуться на Родину, либо быть списанным, как отработанный материал.

http://levoradikal.ru/wp-content/uploads/2013/12/Ubijstvo-Trotskogo.jpg


Чтобы быть в курсе последних новостей и содействовать продвижению этой информации:
Подписывайтесь на наш канал на Youtube: https://www.youtube.com/c/inance
Вступайте в группу Вконтакте:http://vk.com/inance_ru,
Жмите «Нравится!» в группе Facebook:http://www.facebook.com/inance.ru
И делайте регулярные перепосты.
Предлагайте темы статей, которые Вы хотели бы увидеть на нашем сайте.
Станьте со-авторами — присылайте свои материалы для размещения на нашу почту inance@mail.ru.
Можете поддерживать Информационно-аналитический Центр (ИАЦ) финансово постоянно http://inance.ru/podderzka/ или однократным вкладом:

Благодарим Вас за сотрудничество!

Комментарии:

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ