8 июня Республика Карелия празднует 95-летие. Далеко не все знают с чего всё началось — попробуем осветить малоизвестные страницы истории становления нашей Республики…

Начало социалистического строительства

После установления советской власти по всей Олонецкой губернии развернулось массовое социалистическое строительство. Поистине впервые в истории России оно было всенародным. У многих людей не было сомнения в возможности построить и достичь идеалов справедливости, поэтому люди немедленно приступали к их осуществлению.

Крупнее: http://vivat-fomenko.narod.ru/maps/olonetskaya_guberniya.jpg

В то время уездные и волостные советы избирались вполне демократично, часто меняли свой состав и строили свою деятельность на основе свободного обмена мнениями, поэтому они пользовались огромным авторитетом у рабочих и крестьян. Они стали реальной властью на местах.

Исполнительные комитеты всех уровней власти — губернские, уездные, волостные — рекомендовали выдвигать в советы честных, справедливых и разбирающихся в делах граждан, хорошо знакомых с хозяйством и бытом села.

Однако далеко не всех устраивала перестройка общества на новый лад, многих не устраивала утрата прежних ценностей, тем более что органы управления совершали множество ошибок. Лозунг «Вся власть советам» понимался ими в смысле независимости местной власти от центральной. Многие считали что могут по своему желанию исполнять или не исполнять распоряжения центра.

По мере осуществления власти рабо­чие и крестьяне в полной мере ощутили отсутствие у них опыта управления, нехватку образования и культуры. Нередко для решения того или иного вопроса применялись принуждение, даже репрессии, непосильное налогообложение. Насилие и произвол в отношении предпринимателей, судовладельцев, купцов и состоятельных крестьян вызывали законное недовольство и сопротивление.

Противостояние различные политических сил, вовлечëнных в переустроение усиливалось с каждым днём. В уездах развернулась борьба различных социалистических партий, происходили многочисленные проволочки в решении различных вопросов на различных комиссиях и фракциях, похожие на современные трения между партиями. Особенно острые конфликты возникали по продовольственному, лесному и земельному вопро­сам, по которым большевики и левые эсеры занимали разные позиции.

Скрытый саботаж нередко выливался в выступления против советской власти. В связи с этим появилась чрезвычайная комиссия при губсовете, а потом и ЧК в уездах. Эти органы наряду с борьбой с действительными врагами новой власти стали преследовать людей за инакомыслие, нередко прибегая к произ­волу и беззаконию.

В целях защиты советской власти создавались вооружëнные отряды Красной гвар­дии и Красной армии. В марте 1918 г. в Петрозаводске насчитывалось 230 красногвардейцев. Вооружëнные отряды добровольцев были сформированы в уездных центрах, на круп­ных железнодорожных станциях и в ряде волостей. Особенно активно они создава­лись в Поморье, над которым нависла угроза нападения со стороны Финляндии и иностранных интервентов, высадившихся в Мурманске. Трудящиеся шли в Красную армию, видя в ней защитника от внешнего врага и гаран­тию сохранения советской власти.

Карельская трудовая коммуна

В январе 1918 г. III Всероссийский съезд Советов принял «Деклара­цию прав трудящегося и эксплуатируемого народа» и одобрил федеративный прин­цип государственного устройства страны. Россия объявлялась Российской Федера­тивной Социалистической Республикой.

После революции 1917 г. во взаимоотношениях народов бывшей Российской им­перии складывалось два основных типа федеративных связей: договорная федерация независимых советских республик и федерация, построенная на автономии и вхожде­нии в РСФСР. На территории Российской Федерации стали появляться разные фор­мы автономии. В октябре 1918 г. возникла Трудовая коммуна немцев Поволжья, весной 1919 г. — Башкирская автономная республика. В 1920-1921 гг. постановле­ниями ВЦИК были созданы Чувашская, Вотская (Удмуртская), Марийская, Кабардинская, Калмыцкая, Коми автономные области; Татарская, Дагестанская, Горская, Крымская автономные республики.

С освобождением территории Карелии от иностранных интервентов и бело­гвардейцев встал вопрос и о национальном самоопределении карелов, о путях на­ционального строительства в крае. Олонецкие карелы не мыслили своей жизни вне России, тогда как ухтинские карелы подчас высказывались пожелания о присоеди­нении к Финляндии либо о создании своего независимого государственного об­разования. Соседняя Финляндия безусловно делала ставку на ухтинских карелов.

Олонецкий уездный исполнительный комитет 28 апреля 1920 г. принял специаль­ное постановление, в котором выдвинул идею созыва съезда представителей трудя­щихся карелов для выявления их подлинного, волеизъявления по вопросу националь­ного самоопределения. По просьбе Олонецкого уездисполкома губерн­ский исполком 27 мая постановил созвать Всекарельский съезд трудящихся карелов 1 июля 1920 г. в Петрозаводске.

Одновременно Олонецким уездисполкомом было принято обращение в Нарко­мат иностранных дел РСФСР, в котором на основании протестов, поступающих с мест, выражалось

решительное осуждение дерзости людей, имеющих смелость гово­рить от имени всей Карелии, в то время как сорокатысячное население карел Олонец­кого уезда не принимало никакого участия в упомянутом съезде и стоит на противо­положной точке зрения.

Олонецкий уездисполком подтвердил постановления всех уездных съездов советов и крестьянских сходов, подлинники которых (38 докумен­тов) ещë в ноябре 1918 г. были посланы им в Наркомат иностранных дел, а также вновь заявил от имени населения края, что оно никогда не примирится с «решением, откуда бы оно ни исходило, о передаче Карелии к Финляндии» и будет «реагировать имеющимися силами и средствами».

Советское правительство на мирных переговорах с Финляндией в Раяйоки отка­залось признать временное Карельское (Ухтинское) правительство, склоняясь к решению о создании автономии Карелии в составе России с возможным участием финляндских большевиков-эмигрантов, покинувших свою страну в результате поражения революции 1918 г.

http://rk.karelia.ru/wp-content/uploads/2014/09/Гюллинг.jpg

Ещë осенью 1919 г. один из видных деятелей компартии Финляндии Э.А. Гюллинг, находившийся тогда в Швеции, направил в Москву подготовленное им «Пред­ложение о Карельской коммуне». Суть «Предложения» сводилась к тому, чтобы по­средством образования Карельской коммуны на пространстве от р. Свири до Северного Ледовитого океана решить три проблемы: удовлетворить национальные интересы карельского населения, лишить Финляндию оснований претендовать на Восточную Карелию и создать плацдарм для подготовки революции в Финляндии и Скандинавских странах. В соответствии с этими «Предложениями» Карельская ком­муна должна была стать своего рода социалистической альтернативой буржуазному финляндскому государству.

В середине мая 1920 г. в Кремле состоялась беседа В.И. Ленина с Э.А. Гюллингом и другим финским коммунистом эмигрантом, быв­шим членом Финляндского революционного правительства Ю.К. Сирола «по делам о создании Карельской автономной республики». Гюллинг предложил предоставить экономическую и вообще относительно широкую автономию Карелии и заручился поддержкой В.И. Ленина.

Вопрос о национально-государственном устройстве Карелии весной 1920 г. не­однократно рассматривался руководством РСФСР. В конце марта — начале апреля глава Советского правительства В.И. Ленин беседовал об этом с делегатами IX съез­да РКП(б) от Олонецкой губернской партийной организации.

18 мая Политбюро ЦК РКП(б), обсудив вопрос о Карелии, решило «признать в принципе желательным организацию Карельской Коммуны», поручив провести это в жизнь специальной комиссии. Ей поручалось подготовить проект постановления В ЦИК об образо­вании Карельской Трудовой Коммуны. 1 июня 1920 г. Политбюро с участием В.И. Ленина обсудило представленный комиссией проект декрета об образовании КТК и предложило внести его на утверждение ВЦИК.

8 июня 1920 г. Всероссийский Центральный Исполнительный Комитет принял постановление об образовании в составе РСФСР Карельской Трудовой Коммуны, что и явилось началом национальной государственности края. В тот же день газета «Известия» опубликовала данный декрет ВЦИК за подписью его председателя М.И. Калинина и секретаря А.С. Енукидзе, где провозглашалось:

В целях борьбы за социальное освобождение трудящихся Карелии Всероссийский Центральный Исполнительный Комитет постановляет:

  1. Образовать в населенных карелами местностях Олонецкой и Архангельской губерний в порядке ст. 11 Конституции РСФСР областное объединение — Карель­скую Трудовую Коммуну.
  2. Поручить Карельскому Комитету приступить немедленно к подготовке съезда Советов Карельской Трудовой Коммуны, который определит организацию органов власти в Карельской Трудовой Коммуне.

На основании декрета ВЦИК создавался Карельский революционный комитет как временный высший орган государственной власти Карельской Трудовой Комму­ны, которому предоставлялись права губернского исполнительного комитета и пору­чалось проведение подготовительной работы по созыву областного съезда и избра­нию постоянных органов власти КТК. В состав комитета вошли Э.А. Гюллинг (председатель), Я.Л. Мяки и В.М.Куджиев.

В начале июня Э. Гюллинг с группой экспертов из числа финских коммунистов выехал в Карелию. В Петрозаводске к ним присоединился В. М. Куджиев, и уже в полном составе ревком добрался до Кеми, предполагаемой столицы КТК.

http://start.sampo.ru/news_images/20141102/6c3ef22b5aef57a095e01604f51db28f.jpg

Как вспоминал В.М. Куджиев:

руководящие работники Олонецкого губисполкома советовали Карельскому ревкому избрать административным центром Кемь. Свои соображения они мотивировали тем, что Петрозаводск — исконно русский го­род и нецелесообразно включать его в новую нерусскую область, что к Кеми прилега­ет большое количество карельских волостей, откуда будет ближе управлять ими.

Однако члены ревкома в конечном счëте пришли к выводу, что более подходящим для размещения правительственных учреждений является город Петрозаводск, удач­но расположенный и промышленно развитый. Таким образом Петрозаводск, оста­ваясь центром еще не упраздненной Олонецкой губернии, стал одновременно цент­ром КТК.

Между тем в Карелии продолжалась подготовка к созыву съезда представителей трудящихся карелов. 2 июня 1920 г. во все уезды с карельским населением была направлена телеграмма с просьбой принять участи в съезде для того, чтобы выяснить их мнение «в связи с притязаниями Финляндии на территорию карелов», а также для противодействия «сепаратным дей­ствиям» карельских беженцев в Финляндии, говорящих от имени карелов. Всем уезд­ным исполкомам предлагалось провести выборы делегатов на съезд по норме пред­ставительства: 1 делегат от 500 человек, К открывающемуся 1 июля в Петрозаводске съезду делегаты должны были доставить протоколы собраний, указывающих на от­ношение населения к Финляндии, к России и к вопросу о независимости Карелии. Карельский ревком, приступив к работе в середине июня 1920 г., поддержал решение Олонецкого уездного исполкома о созыве съезда трудящихся карелов «как подгото­вительного» к предстоящему в дальнейшем Всекарельскому съезду Советов.

Съезд проходил в Петрозаводске 1—3 июля 1920 г. в здании кинотеатра «Три­умф».

http://2lu.ru/foto_kul6.jpg

На него съехались 142 делегата от 24 карельских волостей Олонецкой и Архан­гельской губерний, в их числе были и делегаты от только что занятых частями Крас­ной армии волостей Кемского уезда, за исключением пограничных Олангской, Тихтозерской и Вокнаволокской, на территории которых только что закончились во­енные действия. Не смогли присутствовать на съезде и представители от оккупиро­ванных финнами Поросозерской и Ребольской волостей. Делегаты съезда, представ­лявшие 105 тыс. карелов, заслушали доклады организационного бюро по созыву съезда, Карельского ревкома об образовании КТК, ее структуре и задачах, наказы с мест и доклады представителей волостей об отношении трудящихся карелов к буржу­азной Финляндии, Советской России и КТК, доклады о международном положении и по карельскому вопросу.

В постановлениях и наказах крестьянских собраний и сходов, привезенных пред­ставителями из сел и деревень Олонецкого, Петрозаводского и Повенецкого уездов, содержалось требование сохранить Карелию в составе Советской России.

Наказ делегатов от Ведлозерской волости Олонецкого уезда провозглашал

не­раздельное братское объединение и тесную связь трудового населения Карелии с Со­ветской Россией, составляющих «одно целое».

Граждане Куйтежского сельского обще­ства приветствовали образование КТК и заверяли собравшихся на съезд в том, что:

трудовое карельское население войдет как самостоятельная единица в общую семью Российской Советской Федеративной Социалистической Республики

За создание ком­муны высказались участники общего собрания жителей г. Олонца и красноармейцев местной караульной роты.
В постановлении съезда советов Тулмозерской волости, принятом 27 июня 1920 г., шла речь о том, что еë жители не желают присоединяться к Финляндии и вместе с тем было записано:

Не хотим также и автономии, а хотим быть неотъемлемой частью Советской России и работать рука об руку с ней…

Участники съезда, представлявшие северных карелов, подтвердили, что Беломор­ская Карелия останется в составе России, но при условии предоставления ей автоно­мии. Неоднократно звучали заявления, что население Кемского уезда устало и хочет, чтобы его оставили в покое.

http://захаров.net/static/upload/books/images/1246/1246_(01).jpg

Большинство делегатов Всекарельского съезда не имели опыта практической го­сударственной работы. Недавние подданные Российской империи, ставшие гражда­нами Советской России, впервые получили возможность решать судьбы своего наро­да. Некоторые из участников съезда разделяли мнение делегировавших их односельчан о том, что в создании собственной автономии нет необходимости или что с этим надо повременить.

И всë же в ходе подготовки к съезду волостные и другие народные собрания каре­лов выявили мнение населения по главным вопросам о формах автономии края, кото­рые оргбюро просило обсудить:

  1. Желает ли карельское население остаться в составе РСФСР?
  2. Хочет ли оно создания независимого Карельского государства и отделения Карелии от РСФСР?
  3. Желает ли оно, чтобы карельские волости вошли в состав Финляндии?

В результате проведëнного опроса населения за сохранение Карелии в составе РСФСР высказалось 88,3% всех опрошенных, за создание самостоятельного государства 10,8%, за присоединение к Финляндии 0,9%.

Таким образом, преобладающее большинство жителей Карелии высказалось за сохранение еë в составе России. Одно­му из делегатов съезда от каждой волости в обязательном порядке предоставлялось слово для изложения решения волостного собрания по вопросу самоопределения Карелии.

Всекарельский съезд представителей трудящихся карелов, решавший основной вопрос об «отношении населения края к Финляндии, России и к независимости», при­ветствовавший образование КТК в составе РСФСР, стал крупным политическим со­бытием в истории Карелии.

Однако в силу своего общественного характера съезд представителей трудящихся карелов не мог выступить в роли органа власти и не компетентен был решать практи­ческие вопросы национально-государственного строительства в Карелии. Вот поче­му он явился съездом учредительного характера, «подготовительного» к предстояще­му «намеченному съезду Советов Карельской Трудовой Коммуны». Съезд принял также наказ Карельскому ревкому о первоочередных задачах по развитию экономи­ки и культуры края. В качестве таких задач он поручил Карревкому принять срочные меры по борьбе с голодом, приступить к восстановлению сельского хозяйства, рыб­ных промыслов и лесной промышленности, к строительству дорог и развитию народ­ного образования.

С июля 1920 по февраль 1921 г. Карельская Трудовая Коммуна переживала сложный этап организационного становления, отмеченный разногласиями между ревко­мом КТК и губернскими властями, которые считали Карельскую автономию времен­ным образованием, своего рода дипломатическим шагом Советской России в ходе Тартуских мирных переговоров с Финляндией.

Одной из первоочередных задач организационного оформления Карельской Трудовой Коммуны стало определение еë административных границ. При реше­нии вопроса о территориальном устройстве КТК встретились не только объек­тивные трудности (необходимость взвешенного учëта национальных, экономических, географических и других факторов), но и сложности субъективного ха­рактера.

16 июля 1920 г. был сформирован комитет из представителей Карревкома и Оло­нецкого губисполкома для выяснения вопроса о границах. В этот комитет от ревкома вошли Э.А. Гюллинг и В.М. Куджиев, а от губисполкома — его председатель П.Ф. Анохин, первоначально выступавший против создания КТК, и секретарь исполкома И.Н. Кузнецов. При подготовке проекта размежевания Олонецкой губернии и создаваемой на еë территории автономной области обнаружились принципиальные разногласия. Большинство членов Олонецкого губисполкома настаивали на включе­нии в состав коммуны только части губернии, населëнной карелами, и предлагали провести восточную границу КТК в строгом соответствии с этнической, игнорируя другие важные моменты для развития автономной области. Конкретно предложение губисполкома сводилось к тому, чтобы граница между губернией и коммуной прохо­дила западнее Мурманской железной дороги, а г. Кемь был объявлен административ­ным центром КТК.
Такое решение, которое отрезало бы Карелию от железной дороги, побережий Онежского озера и Белого моря, было трудно осуществимым даже в силу историче­ски сложившегося в ряде мест чересполосного расселения карелов и русских. В состав карельской автономной области отошли бы наименее экономически развитые и не имеющие дорог западные районы, область лишилась бы жизненно важных для еë даль­нейшего развития районов, промышленных и культурных центров.

Карревком предлагал провести границу по линии Белое море — р. Свирь — Онежское озеро, считая необходимым при установлении административных границ наряду с национальными моментами учитывать исторически устоявшиеся хозяй­ственные и культурные связи между карельскими и русскими районами. По мнению ревкома, в состав Карельской коммуны должны были войти и некоторые русские районы с тем, чтобы создаваемая национальная область была экономически и по­литически жизнеспособной. Э. Гюллинг и его сторонники добивались объявле­ния столицей КТК Петрозаводска и убеждали руководство Российской Федерации в том, что, лишь став экономически самостоятельной и развитой территорией, Ка­релия сможет выполнить и свою политическую роль — превратиться в форпост со­циализма на Севере Европы.

Поскольку смешанный комитет не достиг согласия в вопросе о границах, Каррев­ком обратился во ВЦИК с просьбой помочь в его решении, представив в Президиум ВЦИК свой проект границ Карельской Трудовой Коммуны. Карельский ревком считал не­обходимым также включение в состав Коммуны полностью Кемского и Александ­ровского (современная Мурманская область) уездов Архангельской губернии. Моти­вировалось это предложение экономико-географической общностью и проживанием на Кольском полуострове карелов, финнов и родственных им саамов. Однако по ха­рактеру экономики, занятиям и быту населения Александровский уезд значительно отличался от остальных местностей Карелии. Русские, прежде всего поморы, зани­мавшиеся морскими рыбными и звериными промыслами, составляли почти три чет­верти его жителей. Карелов было лишь немногим более 1 процента населения уезда, финнов — 7,75 процента, саамы, древнейшие обитатели края, вели кочевой образ жиз­ни, занимались оленеводством и охотой, составляя 9 процентов населения уезда. Ос­новные районы расселения карелов имели слабые экономико-географические связи с территорией Кольского полуострова.

На заседании советского правительства под председательством В.И. Ленина 3 августа 1920 г. присутствовали сторонники обеих точек зрения на территориальное устройство Карельской Трудовой Коммуны. После кратких выступлений каждо­го из представителей Карелии им сообщили, что принята точка зрения Карревкома. По постановлению ВЦИК и СНК от 4 августа 1920 г. об определении границ КТК в состав нового национально-государственного образования вошли: большая часть Олонецкого уезда, западные волости Петрозаводского (с г. Петрозаводском) и Повенецкого уездов Олонецкой губернии и основная часть Кемского уезда Архан­гельской губернии, то есть местности, населенные преимущественно карелами.

В административном отношении коммуна первоначально состояла из трëх уез­дов: Кемского, Олонецкого и Петрозаводского, общая еë площадь составила 115 186 квадратных километров, а население 147,3 тыс. человек, из них около 60% карелов и 37% русских. Наряду с карельскими волостями в коммуну вошли экономически тесно связанные с ними местности с русским населением. Такое определение территории автономии с учëтом национальных, экономико-географических и социальных усло­вий создало возможности для успешного хозяйственного развития Карелии в 1920-е гг. Административным центром автономной области стал Петрозаводск. Тер­ритория коммуны включала в себя естественные водные пути, лесозаводы и некото­рые другие промышленные предприятия, также значительную часть Мурманской же­лезной дороги. Временным высшим органом власти КТК продолжал оставаться Карельский ревком.

Поскольку в структуре политической системы страны партия большевиков оста­валась единственной, то вскоре она стала подменять собой государственные органы. 17 августа состоялось экстренное заседание пленума Олонецкого губкома РКП(б), созванное для рассмотрения организационных вопросов в целях практического про­ведения в жизнь декрета СНК РСФСР от 8 июня 1920 г. Участники пленума пришли к заключению о целесообразности присоединения к соседним губерниям оставшейся не включëнной в состав коммуны части Олонецкой губернии. Одновременно было решено, пока существует губерния, не разъединять партийные организации Олонец­кой губернии и коммуны, а сохранить имеющиеся структуры, возложив на Олонец­кий губком руководство деятельностью партийных организаций и на территории коммуны. В состав губкома были введены Э.А. Гюллинг и Я.Т. Мяки, а в состав пре­зидиума губкома — В.М. Куджиев. В тот же день Олонецкий губисполком и Карревком приняли совместное постановление, согласно которому все местные органы советской власти на территории, отошедшей к КТК, продолжали работу на прежних основаниях, а для разрешения общих вопросов по управлению коммуной и Олонец­кой губернией создавался объединенный президиум Карельского ревкома и Олонец­кого губисполкома.

Однако и после принятия постановления ВЦИК и СНК в решении вопроса о тер­риториальном устройстве коммуны продолжали встречаться сложности. Причиной тому были оставшиеся вне КТК местности Олонецкой губернии, географически и экономически тяготевшие к коммуне и еë административному центру — Петрозаводску. Прежде всего это относилось к оставшимся за пределами коммуны соседними мест­ностями Петрозаводского и Повенецкого уездов.

Административная комиссия президиума губисполкома, 17—19 августа обстоя­тельно обсудив варианты территориального устройства различных частей губернии, предложила включить в состав коммуны оставшиеся за еë пределами все волости Повенецкого и Петрозаводского уездов, а также западную часть Пудожского уезда, а остальные районы губернии присоединить к соседним Архангельской, Вологодской и Петроградской губерниям. Губисполком поддержал это предложение, дополнитель­но высказавшись за передачу коммуне почти всей оставшейся части Олонецкой гу­бернии — Лодейнопольского уезда и большей части Пудожского и Вытегорского уез­дов. Однако если для Повенецкого и Пудожского уездов такое решение имело достаточные основания (из-за бездорожья они были отрезаны от территорий сосед­них губерний и не смогли бы развиваться вне Карелии), то в отношении Лодейно­польского, тяготевшего в своем развитии к Петроградской губернии, и Вытегорско­го, издавна связанного с Вологодчиной, являлось, скорее всего, недостаточно обоснованным.
карта

30 августа межведомственная комиссия при Наркомате внутренних дел РСФСР при участии представителей Наркомата земледелия, Главлескома и Олонецкого губ­исполкома рассмотрела проекты административного устройства оставшейся части Олонецкой губернии. Комиссия не согласилась с мнением Олонецкого губисполкома об упразднении губернии и присоединении всех еë уездов к КТК. 10 сентября 1920 г. сложившаяся ситуация рассматривалась на заседании Совнаркома, а 11 сентября ВЦИК и СНК РСФСР приняли совместное постановление, подписанное В.И. Лени­ным и М.И. Калининым. В нëм указывалось на необходимость сохранить губернию и общие для неë и коммуны органы управления экономикой — совнархоз, земельный и продовольственный отделы.

Несмотря на то, что границы КТК были как будто бы определены и упорядочены основополагающие нормы существования еë автономии, Карельский ревком осенью 1920 года испытывал многочисленные затруднения, вызванные неразграниченностью сфер влияния в хозяйственных и организационных вопросах между вновь созда­вавшимися органами Карельской коммуны и действовавшими структурами Олонец­кой губернии. До сентября 1922 г., то есть до упразднения Олонецкой губернии, Пет­розаводск оставался административным центром обоих образований. Ряд хозяйствен­ных учреждений находился в двойном подчинении, не говоря о том, что прежние кадры доминировали в аппарате ревкома. Ещë в конце августа 1920 г. в соответствии с по­становлением Карревкома и Олонецкого губисполкома об управлении территорией КТК в состав объединенного президиума губисполкома и ревкома вошли П.Ф. Ано­хин, В.Т. Гурьев, Э.А. Гюллинг, O.K. Кантер, В.М. Куджиев. Председателем президи­ума был избран П.Ф. Анохин.

Постановлением Оргбюро ЦК РКП(б) в сентябре 1920 г. был образован объеди­нëнный Карело-Олонецкий комитет РКП(б) на правах губкома партии. В сентябре 1921 года объединенный Кареле-Олонецкий комитет партии разделился на два времен­ных комитета: Карельский областной и Олонецкий губернский.

Размещение в Петрозаводске органов управления как коммуны, так и губернии вызывало трения между ними, которые оказывали заметное влияние на ход событий в Карелии, поскольку два однородных, равных по статуту органа преследовали раз­ные задачи. Работники аппарата управления в Петрозаводске делились на две груп­пы, получившие условное название «русских» и «карелов». Но и «карелы» не были едины в вопросах национальной политики. Они, в свою очередь, делились на «рус­ских карелов» и «финнов». К началу 1921 года оформились две противостоящие друг другу группировки — сторонников Гюллинга и сторонников Куджиева (так назы­ваемая «русско-карельская оппозиция»).
Процесс становления карельской автономии характеризовался разными подхо­дами к целям еë создания и перспективам развития. Куджиев соглашался с внешнепо­литической целесообразностью и экономической возможностью существования КТК как административно-территориального образования. Однако он и его сторонники, в отличие от поддержавших Гюллинга, рассматривали созданную КТК как времен­ное образование. Гюллинг положительно оценивал создание Карельской Трудо­вой Коммуны, имея в виду решение национального вопроса с точки зрения как внут­риполитических, так и внешнеполитических задач. Исходя из перспектив строительства КТК, намеченных им в докладе Всекарельскому съезду представителей трудящихся карелов, коммуна призвана была осуществить «социальное освобождение трудящих­ся масс Карелии», претворить в жизнь «право самоопределения карельского народа, в противовес завоевательным стремлениям финнов стать охраной западной границы РСФСР», способствовать подъёму «экономического благосостояния Карелии», еë хо­зяйственной жизни и производительных сил и, наконец, содействовать революцион­ной пропаганде в Финляндии и Скандинавии:

Трудовой народ Карелии, образуя трудовую коммуну, должен бросить клич в соседние страны Запада: Финляндию, Шве­цию и Норвегию о присоединении и их трудового народа к нашим стремлениям осво­бодиться от ига капиталистов

Осенью 1920 г. ситуация в Карелии во многом зависела от исхода длившихся уже около полугода мирных переговоров между Советской Россией и Финляндией. В ходе переговоров в Тарту финская делегация поначалу предлагала провести гра­ницу между двумя государствами по линии Ладога — Свирь — Онежское озеро — Белое море, а также предоставить карельскому населению возможность определить свою судьбу путëм референдума. Советская сторона настаивала на границе, суще­ствовавшей в 1914 г. накануне Первой мировой войны. Что же касается неодно­кратно поднимавшегося финляндской делегацией вопроса о праве жителей Восточ­ной Карелии на самоопределение, то советские участники переговоров заявляли, что такое право населению этой территории уже предоставлено фактом образова­ния Карельской Трудовой Коммуны, и отказались внести пункт о самоопределении в мирный договор, считая это внутренним делом России. Вокруг карельского воп­роса, ставшего козырной картой в игре и Финляндии, и карельских сепаратистов, сложилась напряжëнная обстановка. ВЦИК стремился выбить у них из рук этот ко­зырь и в то же время не обострять чрезмерно отношения с Финляндией в преддве­рии подписания мирного договора. Финны вскоре удовлетворились минимальной программой, согласно которой Восточная Карелия оставалась автономной терри­торией в составе России, но население Поросозера и Ребол должно было получить возможность решить вопрос о присоединении к Финляндии путëм народного голо­сования. Однако советская сторона с этим не согласилась и готова была отка­заться от Печенги (Петсамо) на Мурманском, побережье в обмен на Поросозеро и Реболы, а также пойти на некоторые другие варианты территориальных уступок. Финляндский президент К.М. Столберг, во многом определявший позицию фин­ской делегации на переговорах, счëл возможным вернуть России Ребольскую и Поросозерскую волости, получив взамен выход к Ледовитому океану в районе Печенга. Переговоры в Тарту были доведены до конца именно с учëтом этой программы, и Финляндия отказалась от каких бы то ни было территориальных притязаний на Восточную Карелию.

14 октября 1920 г. РСФСР и Финляндская республика заключили Тартуский мир­ный договор, который, помимо прочего, определял новую границу между соседними государствами. В достигнутом соглашении говорилось, что карельскому населению Архангельской и Олонецкой губерний были предоставлены: право образования ав­тономной во внутренних делах области, входящей в состав Российского государства; дела, касающиеся этой области, подлежат решению органа народного представитель­ства, который будет избран местным населением, карельский язык признаëтся язы­ком административного законодательства и народного просвещения. Соглашением предусматривалось право Восточной Карелии устраивать свою экономическую жизнь в соответствии с местными потребностями; вводилась милиционная система для нужд местной обороны.

http://kraeved.dyub.org/wp-content/uploads/2008/09/zemskaya-shkola.jpg

При подписании мирного договора в протокол были включены заявления совет­ской делегации о беженцах, о Ребольской и Поросозерской волостях и др. О беженцах было сказано, в частности, что бежавшим с Родины карелам из Олонецкой и Архан­гельской губерний даруется полная политическая амнистия и предоставляется право возвратиться на Родину. В заявлении относительно Ребольской и Поросозерской во­лостей говорилось, что:

если на финляндской стороне у границ этой области не будут сосредоточиваться войска и если этот район не будет находиться под угрозой воен­ной опасности, Россия не будет содержать в пределах этих волостей в течение следую­щих двух лет войск или иных вооруженных отрядов, за исключением небольшой стра­жи, необходимой для несения пограничной и таможенной службы.

Мирный договор учитывал, что Карелия уже получила автономию. Статья 10 гласила:

Ребольская и Поросозерская волости в течение 45 дней со дня вступления в силу мирного договора очищаются Финляндией от еë войск, возвращаются в со­став Российского государства и присоединяются к Восточно-Карельской автоном­ной области, образованной карельским населением Архангельской и Олонецкой губерний и имеющим право национального самоопределения.

Таким образом, фин­ны должны были покинуть Реболы и Поросозеро до 14 февраля 1921 г. Статья 11 предусматривала полную амнистию жителям обеих волостей, поддержание поряд­ка в них в течение двух лет милицией, учреждëнной местным населением; гаранти­ровалось право собственности на всë принадлежащее населению движимое имуще­ство, свободное пользование и распоряжение принадлежащими жителям или возделываемыми ими угодьями или прочим находящимся в их пользовании недви­жимым имуществом. Примечательно признание за желающими права в течение года свободно выселяться из России с вывозом движимого имущества и сохранени­ем прав на оставленную недвижимость, что, очевидно, означало косвенное призна­ние тяготения части населения к Финляндии.

Выработкой детальной программы развития Карелии предстояло заняться I Всекарельскому съезду Советов рабочих, крестьянских и красноармейских депутатов. Его подготовку ревком начал в конце 1920 г.

Съезд открылся 11 февраля 1921 г., на него прибыли делегаты от всех волостей коммуны, за исключением Ребольской и Поросозерской, ещë не освобожденных от финских войск. На съезде присутствовало 144 делегата, из них 100 человек с правом решающего голоса (45 коммунистов и 55 беспартийных) и 44 человека с правом сове­щательного голоса (40 коммунистов, 1 социал-демократ, 3 беспартийных). Съезд за­слушал и обсудил доклады о текущем моменте, о работе VIII Всероссийского съезда Советов, об организации и задачах КТК, сообщения с мест, отчëт Карревкома и его отделов.

I Всекарельский съезд Советов рабочих, крестьянских и красноармейских депута­тов стал первым конституционным высшим органом государственной власти Ка­рельской Трудовой Коммуны.

Карревком, созданный постановлением ВЦИК от 8 июня 1920 г. как временный высший орган коммуны, выполнив свою задачу, сло­жил полномочия и прекратил свою деятельность. Съезд избрал первый состав Кароблисполкома из 25 человек во главе с Э.А. Гюллингом. Дополнительное место зарезервировали для представителей Ребольской, Поросозерской, Ругозерской воло­стей. Как избираемый съездом и подотчëтный ему орган, облисполком должен был проводить в жизнь решения съезда и предписания центральных органов РСФСР, руководствуясь действующим законодательством.

I Всекарельский съезд Советов подвëл итоги проделанной Карревкомом работы по организации КТК, созданию органов советской власти, обсудил состояние и пер­спективы развития экономической и культурной жизни края, определил меры по вос­становлению и развитию сельского хозяйства, рассмотрел вопросы здравоохранения, организации и деятельности исполнительно-распорядительных органов: юстиции, управления, связи, продовольственного комитета, военного комиссариата.

Большое внимание съезд уделил проблемам народного образования, он принял решение о введении на территории Карелии русского и финского языков как двух равноправных и официальных. Съезд обязал учреждения народного образования и местные советы охватить ликвидацией безграмотности и «тесно связанной с ней по­литической безграмотности» всех жителей от 8 до 50 лет, проживавших в волостях, «население которых говорит по-фински» (имелся в виду северный диалект карель­ского языка).
Решения съезда по языковому вопросу в значительной степени определила пози­ция В.М. Куджиева. Формально съезд признал равноправие русского и финского ли­тературных языков, однако финский язык определялся как язык «национального мень­шинства среди карелов коммуны, преимущественно в западной части Кемского уезда». Русский язык признавался для большинства карелов «родным культурным языком».

Таким образом, I Всекарельским съездом Советов в основном завершился орга­низационный этап создания Карельской Трудовой Коммуны

Заключение

Глобализация — процесс объективный, однако путь, по которому она идёт, можно выбирать. Когда-то между Россией и Финляндией не будет границ, не будет и поводов для местных националистов и сепаратистов болтать об отделении. Но всё зависит от нас самих — какой путь мы изберем?

История Карельской трудовой коммуны поучительна, потому что люди попытались построить действительно справедливое общество. Да, в те времена было много особенностей, ошибок, а порой и преступлений. Однако если мы не будем разбираться в истории — она накажет нас за незнание невыученных уроков.

Всем людям Карелии, России, мира — открыта возможность чтобы стать Человеками. Но чтобы это сделать — нужно дать ответ на вопрос о том, чем Человек отличается от человекообразного существа? Если мы дадим адекватный Жизни ответ на этот вопрос, исходя из этого определимся и с целями общества, тогда произойдёт гармонизация следствий, т.е. в национальных, конфессиональных и прочих взаимоотношениях воцарится лад.

Цивилизация интегрируется в Природную среду, а в обществе исчезнет не только системно организованный паразитизм (эксплуатация «человека человеком»), но исчезнет и «флуктуационный» — несистемный, эпизодический паразитизм людей на труде и жизни других и паразитизм индивидов на Природной среде.

И тогда именно в этом процессе гармонизации причин: СССР возродится. Возродится в чистоте воплощённых идеалов Справедливости. И станет величайшей страной в мире потому, что Справедливость притягательна, а Божий Промысел неотвратим…

http://denisavetisyan.com/d/71098-3/DEN_4594.JPG

Источники:

http://welcome-karelia.ru/articles/istoriya-karelii/revolyutsiya-i-grazhdanskaya-vojna-v-karelii/obrazovanie-trudovoj-kommuny-chast-1

http://welcome-karelia.ru/articles/istoriya-karelii/revolyutsiya-i-grazhdanskaya-vojna-v-karelii/obrazovanie-trudovoj-kommuny-chast-2


Чтобы быть в курсе последних новостей и содействовать продвижению этой информации:
Подписывайтесь на наш канал на Youtube: https://www.youtube.com/c/inance
Вступайте в группу Вконтакте:http://vk.com/inance_ru,
Жмите «Нравится!» в группе Facebook:http://www.facebook.com/inance.ru
И делайте регулярные перепосты.
Предлагайте темы статей, которые Вы хотели бы увидеть на нашем сайте.
Станьте со-авторами — присылайте свои материалы для размещения на нашу почту inance@mail.ru.
Можете поддерживать Информационно-аналитический Центр (ИАЦ) финансово постоянно http://inance.ru/podderzka/ или однократным вкладом:

Благодарим Вас за сотрудничество!

Комментарии:

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ